Домой Газета Кохомчанка вырастила в Ивановской области лермонтовский дуб

Кохомчанка вырастила в Ивановской области лермонтовский дуб

Дерево, выросшее из желудя лермонтовского дуба, растет в Заволжском районе

«…Чтоб всю ночь, весь день, мой слух лелея, про любовь мне сладкий голос пел, надо мной чтоб, вечно зеленея, темный дуб склонялся и шумел», — писал Лермонтов в стихотворении «Выхожу один я на дорогу». Вечного, кроме литературной классики, вокруг нас нет, наверное, ничего. И уж тем более не может быть вечным дерево… Или может? Жительница Кохмы дала вторую жизнь легендарному лермонтовскому дубу.

Кохомчанка Татьяна Тарасюк вырастила из желудя, который давным-давно, еще в семидесятых, привезла из лермонтовского музея-заповедника. Прошло 43 года. Желудь не просто прижился — он превратился в высокое сильное дерево с красивой литературной историей. Недавно эту историю благодаря письму женщины узнали и в государственном музее-заповеднике «Тарханы».

Желуди на память о поездке
Сейчас Татьяна Тарасюк работает фармацевтом в областной клинической больнице. В Пензу (а родовое гнездо одного из главных российских поэтов находится в Пензенской области) приезжала в 1978 году на курсы повышения квалификации в фармацевтическом училище. Тогда она посетила «Тарханы», и, по словам женщины, эту поездку с удовольствием вспоминает до сих пор.
«Очень понравилась нам Пенза! Были в нескольких музеях, но особенно запомнилась поездка в «Тарханы». Там был дуб, посаженный, как нам рассказали, самим Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Набрала желудей и посадила у родителей недалеко от дома. Хотелось сохранить что-то на память об этом удивительном месте», — рассказала женщина.

Вернувшись домой в Ивановскую область, она посадила желуди недалеко от дома своих родителей, в деревне Крапивка Заволжского района. И дуб взошел. Сейчас ему 43 года, и он, как положено дубу, высокий и раскидистый. «Вырос настоящий красавец!» — рассказывает Татьяна. Сейчас ее родителей уже нет в живых, но дерево хранит воспоминания и о них, и о поездке, и, наверное, чуть-чуть о самом Лермонтове — словно генетическая память…

Бывшее имение бабушки поэта

Тарханы (сейчас село Лермонтово) — бывшее имение бабушки М.Ю. Лермонтова, где прошли детские годы и юность поэта. Там он провел половину своей короткой 26-летней жизни (в 13 лет переехал сначала в Москву, а затем в Санкт-Петербург). Именно в Тарханах покоится его прах, а в фамильной часовне-усыпальнице находится не только могила поэта, но и могила его матери, дедушки и бабушки. Рядом с часовней могила отца поэта — Юрия Петровича Лермонтова.

Сейчас в селе расположен музей-заповедник «Тарханы» — уникальный историко-культурный памятник федерального значения. «Взрастившая поэта усадьба изначально была разделена на две части: парадную (с домом и парком) и хозяйственную, — рассказывают в музее. — Природные детали в оформление поместья были включены естественным образом. Стройность и строгость небольшого ухоженного парка подчеркивали обрамлявшие его пруды, рощи и поля. Сегодня парк предстает перед взором посетителей открытым, светлым. Гости музея с удовольствием гуляют по аллеям, обсаженным, как и в лермонтовское время, соснами, липами и ветлами». Но под «тем самым» дубом погулять нельзя.
«Читала, что того дуба в Тарханах уже нет: не устоял он под натиском стихии, — говорит Татьяна Тарасюк. — Но у меня осталась память о нем и о том месяце, проведенном в Пензе…»

Сломан бурей в девяностых

По преданию, дуб в Тарханах, где Лермонтов провел все свое детство, он посадил еще ребенком. Дерево до сих пор является одним из мемориальных объектов на территории музея-заповедника «Тарханы». Хотя по факту его уже нет, есть только то, что от него осталось и удалось сохранить. «Многие экскурсанты, впервые попав на усадьбу, спрашивают о нем: на месте ли и можно ли его увидеть? 11 июня 1995 года буря вырвала могучее дерево с корнем. Однако его остов сохранен. В настоящее время его ствол экспонируется в горизонтальном положении на прежнем месте. Сейчас он уже укрыт на зиму пленкой».

Чтобы сохранить ствол, его какое-то время обрабатывали антисептиками. Но, как потом выяснилось, зря. Несколько лет назад, в 2014-м, специалисты из лаборатории защиты древесины провели микологическое исследование остова мемориального дуба. Оно подтвердило предположение руководства музея, что обработка антисептиками дала нежелательный эффект — привела к обеднению видового состава деревоокрашивающих и плесневых грибов на поверхности ствола. «Выявлено, что глубокие слои древесины подвергаются активному разрушению базидиальными ксилотрофами — наиболее опасными для древесины грибами, — объясняют в музее. — На основе полученных данных разработаны и с успехом ежегодно применяются защитные мероприятия по остановке процессов разрушения экспоната». Все это значит, что за экспонат в музее борются изо всех сил, но перебороть время и разрушительные биологические процессы сложно. Все-таки этому дереву 200 лет.

Хранением исторического дерева занимаются специалисты по защите древесины

За дуб пришлось повоевать

У того дерева, что благодаря Татьяне Тарасюк стало потомком лермонтовского дуба, тоже была непростая судьба: его хотели выкорчевать. «За дуб этот пришлось повоевать, — вспоминает Татьяна. — Соседка пыталась вытащить его, когда деревцу было всего лет пять. Но я на тот момент оказалась дома, отстояла. Я тогда в своей жизни видела всего один дуб, летом мы ходили мимо него за земляникой через ту исчезнувшую деревню, где он рос. А тут из желудя вырос, да с тарханского дуба! Как мы гордились им! Когда в те времена приезжали к нам гости, папа, а потом уже брат и я обязательно рассказывали историю этого дерева».

Бывать на малой родине в Заволжском районе Татьяне Тарасюк удается редко, но раз в год она старается навещать родные места. А рядом со сломанным бурей дубом в Тарханах вырос молодой дубок. «Как оказалось, это не единственный потомок…» — сказали в музее, узнав историю кохомчанки.
Евгения КОЧЕТКОВА