Домой Газета Забытое сословие: наш край в XVII веке Между Санебой и Уводью. Теприцкие

Забытое сословие: наш край в XVII веке Между Санебой и Уводью. Теприцкие

Продолжение.

Предыдущие публикации см. в номерах газеты от 28 июля,
4,  19  августа, 28 сентября и 11 ноября 2021 года
(№№27, 29, 31, 37 и 43)

Мало какое из поселений Ивановского района сохранило исходные  названия  населенных пунктов в течение четырехсотлетней своей истории. А вот практически все  топонимы Балахонковского сельского поселения отмечены уже в начале 17 века: Баглаево Балахонки Брюхово Буньково Григорово Гусево  Заболотье Замайцево Иванково Клинцево Кочнево Микшино Ольховка Пирогово Погибельцево Полхини Поповское Рожново Серково Ситниково Степаново Стрелково Тарасово Тюрюково Фрольцево Храброво Церковново – все эти наименования мы можем встретить в писцовых книгах Суздальского уезда XVII века и других документах этого времени.

 

Земли Теприцких

Несколько столетий село Брюхово (в XVI веке относившегося  к Демину стану Суздальского уезда) являлось  родовым  гнездом суздальских городовых дворян Теприцких. Карт Суздальского уезда XVII века нет, но на сохранившейся карте Владимирского наместничества 1792 года (см. фото) многие деревни Теприцких вокруг нынешнего Серковского (когда­то Коровьева) озера отмечены. Сейчас заболоченное, поросшее осокой и обмелевшее, это озеро было центральной точкой их земель, раскинувшихся меж двух рек – Санебы и Уводи.   Сельца, пустоши и деревни плотно роились вдоль старинной дороги на Ярославль.

«Село Брюхово с церковью  Покрова  Богородицы, деревни Бунькова, Лушникова, Стареева, Ситниково, Серково,  Мязово,Погибельцова, Степанова,  Горшкова (Медовое тож), Иванково, Дорожкова, Шилова, Ивцына, а также сц.Подозерье и сц.Федотово» принадлежали роду Теприцких [РГАДА фонд 1209 оп.61  кн.11331  записи № 124,    № 392, № 394, №399,  №402, №411 Писцовые книги Суздальского у.] (Примечание: здесь и далее кадастровые документы цитируются по фонду 1209 Российского государственного архива древних актов – авт.)

В XVI веке представителей этой фамилии чаще можно встретить как жителей Ярославля.  Василий  Никитин  сын  Теприцкий под началом  воевод  князя Ф. И. Лыкова  и  И.В. Воейкова принимал участие в сражении под Великими Луками в 1580 году, когда в августе­сентябре осажденный город защищали 6 тысяч русских воинов, противостоявших  пятидесятитысячному польскому  войску  под командованием короля Стефана Батория (Ливонская война, 1558­1583). Во время этих событий Василий Никитич был убит.

В «Десятне новиков, поверстанных в 1596 году» среди других 15­летних  ратников упоминаются ярославцы Теприцкий Иван Васильев сын  и Теприцкий Тевриз Иванов сын.

В документе Роспись русского войска 1604 г. // Боярские списки… отмечен Олексей Васильев сын Теприцкий 500 чети (Ярославль). Что интересно, рядом с ним указан в том же списке Василий Елизарьев сын Протопопов 300 чети  ­ сын Елизария Протопопова, владевшего сельцом Авдотьино (ныне  район города Иванова). Оба они здесь  – жильцы. Напомним, «Жильцы́ — один из разрядов служилого чина в Русском царстве, были пешие и конные (крылатые всадники). Жильцы ­ связывающее звено между чинами  московскими и городовыми. Жильцов в первой половине XVII века было около 2 000 человек» [Википедия]. Для провинциальных дворян попасть в жильцы означало ступить на самую высокую ступень служебной лестницы. (Об особенностях службы детей боярских, городовых  дворянах и жильцах ранее подробно говорилось в очерках «Забытое сословие» Ч.1 и Ч.3   №№29 и 31 этого года­ примеч.авт.)

Когда 1 июля 1613 года в Москве первый  правитель из династии Романовых принимал трон, среди выборных людей, поставивших свою подпись  «под соборным деянием по поводу избрания на царство Михаила Федоровича», был и  и Теприцкий Алексей: «Из Яраславля выборные Алексей Теприцкой, Семен Данилов и всех выборных людей Ярославцов руку приложил».

А вот  Василий Алексеевич Теприцкий  указан  уже как помещик Шуйского уезда в часто цитируемом документе: Теприцкий Василий Алексеевич (1585)/86 «Купчая Тарусы Алексеева сына Линева у Григория Антонова сына Никитина на сц.Панфилово Раменье Суворове и д.Хвастово с пуст, в Телешевской вол. Шуйск.у.» Упоминается в Осадном списке 1618 года (осада Москвы польским войском под руководством королевича Владислава). В Разрядных книгах начала века он в1627 году ­ письмЕнный голова [глава  канцелярии­ прим. авт.] при воеводе Тобольска князе Хованском А.А., участвовал в создании  чертежей сибирских городов, острогов и близлежащих рек и урочищ, с обозначением расстояния между ними.  Кстати  говоря, он известен как зять Карася Тарусинова сына Линева (хозяина сельца Курьянова, ныне района города Иванова – прим. авт ), на дочери которого – Домне Линевой – он был женат.  У него был сын Борис и дочери Дарья (муж Новиков М.В.) и N, которая вышла замуж за стряпчего Рожнова Любима Ивановича в 1656 году [оп.224 №2] Отметим, Рожновы — древний русский дворянский род, отрасль рода Пушкиных. Внук Василия Алексеевича – Иван Любимов с. в  1686­1692 гг. служит стольником у царицы Прасковьи Федоровны. Проживет Василий Олексеев сын Теприцкой  длинную жизнь, служа Отечеству,  и только в Боярских списках 1643/44 гг. около его фамилии мы встретим помету «отослан», что означало в то время – стал стар и немощен и может теперь отойти от государевых дел.

Теприцкие  мало пострадали от опричнины Ивана Грозного. Этой фамилии нет в списке тысячников Ивана Грозного, в отличие,  например, от Линевых, Протопоповых или Кайсаровых – владельцев соседних земель.

Суздальские городовые дворяне

Существует исторический документ, который помогает «отследить» ветвь рода Теприцких, владевших землями нынешнего Ивановского района, так называемое «Дело дворянина Григория Аргамакова». Этот документ обнаружили и изучили историки [И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева, Н.А. Тупикова «Дело дворянина Григория Аргамакова как источник  по истории суздальского дворянства» Вестник ВолГУ. Серия 4. 2008. № 1 (13)]  События   происходят в 1609 году  в Суздале, находящемся  под властью поляков и сторонников Лжедмитрия II.

Суздальские дворяне одними из первых в Замосковье целовали крест новому самозванцу и отправили ему повинную грамоту. В ответ тот прислал Похвальную грамоту суздальцам, в которой обещал «великим поместным окладом и денежным жалованием верстать». На самом деле царик, как и в других захваченных им уездах России, стал жаловать вотчинами и поместьями исключительно своих приближенных и не думал решать проблемы с земельным и денежным обеспечением местного дворянства. Вскоре в город явились «воровские» приказчики, которые стали собирать запасы на «царский обиход». Затем за дело взялись иноземные наемники самозванца, которые до нитки обобрали не только податное население, но и местных служилых людей. Ощутив на себе все прелести тушинского режима, суздальские дворяне во главе с воеводой  Ф.К. Плещеевым  заняли своеобразную позицию. Они всячески демонстрировали свою лояльность Лжедмитрию II, но при этом, как могли, защищали своих близких и имущество от грабежей и насилий, чинимых наемниками, их слугами и казаками.

Документ ­ «сыскное следствие» ­ посвящен расследованию дела о заговоре, которое тушинцы провели в апреле 1609 года. Примечательно, что главой заговора оказался дворянин Григорий Аргамаков – в недавнем прошлом один из главных инициаторов присяги суздальцев самозванцу. Тушинцы, как видно из публикуемых материалов, опросили широкий круг лиц: священников, посадских, суздальских, владимирских и лухских дворян, но доказать виновность заговорщиков не смогли. Несмотря на это, прибывший в город во главе карательного отряда тушинский полковник  А. Лисовский приказал казнить Г. Аргамакова и других лиц, заподозренных в заговоре. Архиепископ Суздальский Галактион был вызван для следствия в Тушино. Он умер от пережитых унижений в дороге недалеко от Троице­Сергиева монастыря.

Но потрясает в этом документе другое – так распорядилась судьба, что огромное количество  землевладельцев нашей округи оказалось втянуто в эти события. Подробно перечислены имена и фамилии всех попавших под следствие дворян, формально вынужденных служить тушинскому царьку, но фактически саботирующих эту службу. Среди множества имен перечислены: «Василей да Яков Елизарьевы дети Протопоповы, Дмитрей, да Борис, да Петр, да Илья Кайсаровы, Офонасей, да Иван, да Торуса Казимировы,  Левонтий да Максим Казимировы, Василий да Степан Казимировы, Фетист Порошин, Герасим, да Федор, да Иван Порошины, Григорей, да Осип, да Григорей же, да Захарий Молчановы, Шестак Редриков, Иван да Федор Каблуковы, Исаак, да Иван, да Яков, да Давыд Блудовы, Федосей, да Иван, да Осип Теприцкие» и множество др.

О Каблуковых, Блудовых, Редриковых мы уже писали, рассказ о Протопоповых (владельцах Авдотьино),  Казимеровых (Бибирево, Семеновское), Кайсаровых (Конохово и огромное множество земель после Линевых и Ершовских) – впереди. Порошины владели в 17 веке деревнями, сейчас ставшими частью областного города – Минеевым и Иконниковым. Все эти люди не только имели  поместья недалеко друг от друга, но и служили вместе, были лично знакомы и вместе пережили период страшного лихолетья – Смутного времени, длившегося на Руси почти 20 лет.

Братья Теприцкие ­ Федосей, да Иван, да Осип

Итак, в «Деле Аргамакова» звучат имена Федосей, да Иван, да Осип Теприцкие.

В Боярских книгах первой четверти  века  указаны Осип Кузмин Теприцкий  и Иван Федоров Теприцкий, суздальские городовые  дворяне (1627 г.)  Скорее всего, Федосей, Иван и Осип – двоюродные братья (отчества разные, а земли общие). Писцовые книги XVII века помогают проследить родственные связи этой фамилии.  Иван Федоров и Никифор Осипов Теприцкие (сын Осипа Кузмича)   имеют в поместье село Брюхово  в Демином  стане Суздальского у., там же они отстроили  деревянную церковь Покрова  Богородицы.

У Федосея  есть сын Игнат  Федосеевич Теприцкий, владеющий после отца своего сц. Мязово, деревнями Гусево, Заболотье, Кропивна, Горшково, Мендан, Сараево (Желтково тож), Андреево и пустошами [оп.60 кн.11319  №50] Затем часть этих земель перейдет внуку Федосея – Алексею Игнатьевичу Теприцкому после смерти Игната в 1634 году[оп.61 кн.11323 №275], а позже пустошь Паустова (Мартыниха) на реке Уводи с мельницей и пуст. Сараевская (ранее дер.Сараево, Желтково тож) перейдет Руслану Озееву Посульщикову [оп.224   кн.11336 №61], хорошо если как приданое за дочерью, но, возможно, как часть приданого за его вдовой при новом её браке. Напомним, что жизнь городового дворянина ­ ратника, воина ­ частенько обрывалась на поле боя в совсем молодые годы.

Осип Кузмин с. Теприцкий после 1628 года не встречается в писцовых книгах, но его потомки ­ Алексей Осипович,  Александр Осипович и Никифор Осипович  на страницах писцовых книг отмечены.

  1. Алексей Осипович и его жена Татьяна воспитали хороших сыновей: Никита и Андрей, Алексеевы дети служили в жильцах, во второй половине века были участниками Русско­польской войны 1654—1667 (Тринадцатилетний военный конфликт между Россией и Речью Посполитой за возвращение утерянных Россией в Смутное время территорий ­ примеч.авт). В битве при Конотопе 29 июня 1659 года Никита Теприцкий был убит, а его брат Андрей ранен: «посечен саблею по левой руке по перстам». Потери русских составили, согласно реестру, 4769 солдат и 2000 казаков – всё это воины князя Семена Романовича Пожарского, погибшие в неравном бою с преобладающими силами противника ­ казаками изменника гетмана Ивана Выговского и крымскими татарами. Сам князь был пленен и приведён к хану  Мехмеду IV Гераю, вел себя отчаянно храбро, бросив в лицо Выговского обвинение в измене. Князя обезглавили перед ханом.

Земли Алексея Теприцкого в Суздальском уезде –деревни Скалозубка, Медовое (Горшково тож) перешли его родственникам Кириле и Герасиму Ивановым детям  и племяннику Петру Никифоровичу Теприцким [оп.224 кн.11337  №215 ]

2.Второй сын Осипа Кузьмича, Александр Осипович Теприцкий отмечен в 1672 году как дворянин московский. В конце XVII в. возникла  насущная потребность в осуществлении  специального вида  земельно­учетных работ, которые  назывались  писцовыми межеваниями.  В 1676 г. для руководства очередной переписью судьей Поместного приказа был назначен боярин кн. И.Б. Репнин. В 1682 г. во главе Приказа стал боярин кн. И.Б. Троекуров, а в 1689 г. его сменил боярин граф П.В. Шереметьев. Под их началом Александр Осипович служил в Поместном приказе и  участвовал в этой деятельности, переписывая  земли Суздальского уезда: «В писцовых и межевых книгах г.Шуи и Телешовской волости письма и меры Александра Осиповича Теприцкого да подъячего Ивана Небогатого 193 и 194 (1685) г.», «Девичья монастыря — села Ерлыкова (Телешовской волости), письма и меры писцов: Александра Осиповича Теприцкого…». На солидарном праве с братом Никифором он владеет сц. Тюрюково, Брюхово, дер.Погибельцово, Степаново и др. [оп.61 кн.11323 №№269,270,271] Вместе с женой Дарьей, урожденной Кайсаровой, вырастил  трех дочерей:

Прасковья Александровна Теприцкая (1656­1745), замужем за Беклемишевым Никитой Ивановичем [Беклемишев Н.И. †1714. В 1681 г. ­ стольник царицы Наталии Кирилловны. Стольник 1686­1692. В [ Забелин И.Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII вв.: Домашний быт русских цариц в XVI и XVII вв. М.,1869. С.140]

Аграфена Александровна Теприцкая замужем за Иваном Ивановичем Шафровым дворянином московским (1710 отставной в Москве для посылок), представителем  дворянского рода,  из московских бояр. Шафровы владели селом Сахтыш Суздальского у. Брат его Шафров Петр Иванович служил стольником, а другой брат ­ Тихон Иванович Шафров погиб в битве под Конотопом († 1659).

Федосья Александровна Теприцкая  в первом замужестве за Степаном Васильевичем Казимеровым, второй муж – Хвостов Осип Романович [сын стольника Романа Ивановича Хвостова, бывшего с Шафровыми в родственных отношениях. Хвостовы владели селом Церковное]. Как видим, замужество дочерей подняло их социальный статус гораздо выше «городовых дворян».

  1. Третьего из сыновей Осипа Кузьмича – Никифора Осиповича Теприцкого ­ мы уже представляли как владельца села Брюхово. В 1628 году за ним числятся село Брюхово, дер.Серково, Подольная, Погибельцова,Степанцева, Ситникова и еще 13 деревень и пустошей [оп.60 кн.11319 №37] У него  дочь Лукерья (упоминается в 1700 г.) и два сына – Петр и Матвей.

Матвей Никифорович Теприцкий, стряпчий в Москве (должность госслужащего, придворный чин на ранг ниже стольника, служил в царском Приказе – прим. авт.), «отставной» с 1703 г.; был дважды женат: первая жена – Блудова Прасковья Григорьевна, вторая – Казимерова Марфа Андреевна. Сыновья его – Иван Матвеевич и Роман Матвеевич только упоминаются в писцовых книгах (1709 г.), а вот о дочерях известно, что старшая, Анисья, была замужем за Андреем Дмитриевичем Пятиным ­ село Тюрюково, сц.Брюхово дер.Погибельцова, Серкова, Сытникова и др. Теприцких в начале18 века оказывается именно у этого семейства [оп.946 кн. 11338 №5,17; там же кн.11375 №23], а младшая­Федосья­ в 1748 г. – вдова Василия Болдырева (возможно,это Болдырев Василий Акимович, жилец, в пеших кадетах в Большом полку с 1703 г., упоминается в 1711, 1713 гг.)

 Петр Никифорович Теприцкий, дворянин московский († до 1698 г.), супруга – Гурьева Авдотья Даниловна; был отцом единственной  дочери  Авдотьи, названной так в честь любимой жены. (Фамилия Гурьевых часто встречается в писцовых книгах Суздальского у. 1626 г. Данило Иванович Гурьев – внук Пимена Гурьева, головы стрелецкой сотни, в 1607 г. принимавшего участие в боевых действиях против Лжедмитрия под Шуей, в  1611 году  он отмечен как муромский воевода. Сын Пимена,  Гурьев Иван  Пименович, в 1614 двн.  московский, помещик, голова в Калуге; в  1629­1632 г.­ воевода в Шуе.  Также отмечены  братья ­ Степан Пименович  и Иван Пименович — московские дворяне (1627, 1658). Алфавит отказных книг выстраивает нам цепочку от Ивана Гурьева: Данило Иванов сын,  Василий, Федор, Михаил, Авдотья Даниловы дети Гурьевы 1709 г.­ примеч авт.)

Елена Филиппова

(продолжение следует)

Знаменский скит около Бунькова
Церковь села Брюхово