Домой Без рубрики Самовыдвиженец

Самовыдвиженец

Прошедшие в сентябре выборы в муниципальные органы власти принципиально отличались от предыдущих значительным количеством самовыдвиженцев, причём не номинальных (то есть формально независимых, а на самом деле идущих при поддержке «Единой России»), а реальных. Ещё более примечательным стал тот факт, что среди них оказались люди, которых принято называть интернет-активистами и упрекать в том, что активничают они только в виртуальной реальности и горазды только клаву топтать. Добиться успеха, то есть занять депутатское кресло, почти никому их них не удалось.

Пожалуй, единственным, кто в итоге получил депутатский мандат, стал Андрей Сергеев, председатель одного из ивановских ТСЖ и координатор группы «Иваново для людей». Он с большим отрывом (65% против 29% у ближайшего конкурента из «Единой России») выиграл выборы в совет Богородского сельского поселения по одному из многомандатных округов. Зачем ему депутатский мандат в Богородском совете, насколько сложно несистемному человеку, не имеющему отношения к партии власти, завоевать доверие и поддержку людей? Об этом, а также о том, какой может быть роль депутата не слишком богатого сельского поселения, мы и поговорили.

1009959_515619741889341_1889424610_n

Андрей, зачем вы вообще пошли на выборы и почему именно в Богородском? Что, в Иванове не было шансов? 

— Я родился в Богородском, провёл в нём детство, мои родители там жили. Так сложилось, что интересуюсь политикой. В нынешней политической модели почти не осталось шансов для конкуренции и нормальной, здоровой борьбы. В будущем в нашей стране обязательно будут перемены. Произойдут ли они без потрясений, сейчас трудно говорить, но изменения обязательно будут, вот тогда и может пригодиться сегодняшний опыт в маленькой политике. Возможно, через пять лет я буду совсем иначе смотреть на участие в подобных выборах, но на сегодняшний день у меня было четкое понимание, что я хочу попробовать и мне интересен и полезен такой новый опыт. Сегодня есть три варианта отношения к действительности: либо смириться с тем, что происходит, либо сидеть на диване и ругать власть…

…Можно не только на диване, можно ещё где-нибудь в «Твиттере»… 

— Да, можно ругаться в соцсетях. А можно попробовать что-то изменить. Сейчас победа на выборах в областном центре даётся кандидатам очень сложно, даже с привлечением ресурсов партии и значительных средств: это требует очень больших связей, сил, времени, денег, большого количества людей, которые участвуют в кампании. А Богородское – это моя малая родина, село находится в пяти минутах езды на машине от моего дома, недалеко от Богородского мой ребенок ходит в детский сад, здесь у меня немало знакомых. Я решил: почему бы не попробовать? В конце концов, это почти город. И заодно выясню, можно ли действительно что-то изменить в системе.

Что именно? Сделать Богородское поселением для людей? 

— Ну да. Любой город, любое село должно быть для людей. Многие из тех, кого с долей презрения называют интернет-активистами, на самом деле не только в Интернете активничают – они действительно пытаются изменить жизнь вокруг себя к лучшему, пусть и малыми делами.

Я из тех людей, кто стремится улучшить окружающий мир, при этом не получая конкретной материальной выгоды для себя – просто ради положительных эмоций, получения удовольствия от своего хобби. Вот кто мне скажет, для чего я однажды вместе с активистами из своего района стал добиваться ремонта пешеходного перехода у школы № 63 на улице Академической, а также других улучшений? Я просто ездил к дому по Академической на машине и периодически наблюдал, как школьники шлёпают по лужам, переходя дорогу, портят свою обувь и здоровье, приходя домой с мокрыми ногами. Было чёткое понимание, что необходимо немного приподнять небольшой участок асфальта на отрезке дороги всего-то 20-30 метров длиной, и проблема будет решена раз и навсегда: асфальт не будет разрушаться, а на пешеходном переходе у школы не станет луж. Мы добились этого. И каждый раз, когда я еду домой по этой улице, понимаю, что это изменение произошло в том числе по моей воле.

Повторю: если мы хотим что-то изменить, надо начинать с малого. Я, честно говоря, не настолько богат, чтобы заряжать какую-то сумасшедшую избирательную кампанию и пробиваться в Ивановскую городскую думу. А в Богородском были реальные шансы, и я ими воспользовался.

Общение и работа с людьми – это очень интересный и в некотором плане новый для меня опыт. Чем больше ты общаешься с различными слоями населения, тем лучше узнаешь людей, появляется желание быстрей найти подход и наладить диалог с конкретным человеком. Однажды, года три назад, мое недовольство качеством работы управляющей компании из обычного хобби переросло в создание и управление ТСЖ в нашем многоквартирном доме. По итогам работы нашего ТСЖ за три года можно сказать: это было сделано не зря, многие жильцы довольны, сэкономлены большие деньги на благоустройство дома.

Хорошо, вы стали депутатом, а дальше что? 

— Дальше буду работать. Статус депутата, кроме всего прочего, позволяет разобраться, действительно ли нет возможности изыскать средства на установку нормального освещения, понять, куда идут бюджетные деньги, в чём заинтересована местная власть, а также получать достоверную информацию. Одно дело, когда изучаешь вопросы как простой человек, эдакий городской сумасшедший, сутяжник, и совсем другое – когда ты депутат, у тебя есть полномочия и ты представляешь интересы людей. Отмахнуться от писем депутата сложнее, отделаться формальной отпиской тоже.

Вы поймёте, куда уходят бюджетные деньги. И дальше что? В совете Богородского поселения вас – тех, кто может не согласиться с решением единороссовского большинства – в лучшем случае двое… 

— Как минимум можно и нужно довести до людей, до избирателей информацию о том, кто за что голосует, о том, что бюджетные деньги пошли на непонятные цели. Я не собираюсь устраивать анархию, призывать людей каждый день приходить в сельскую администрацию и ругать чиновников. Но я считаю, что население имеет право знать, что происходит, и что многие процессы надо поставить под контроль активных людей. Чтобы в администрации понимали: люди, оказывается, могут и спросить с них за их работу.

Я уверен в возможностях обычных местных жителей задавать повестку для администрации сельского поселения, для Совета депутатов, влиять на бюджет поселения, быстрей добиваться заметных улучшений. В большей степени хочется строить свою работу в тесном контакте с активными жителями Богородского поселения, а таких, к моему удивлению, оказалось немало. Им всем будет только на пользу процесс объединения и опыт совместных действий в решении общих проблем. Есть планы по созданию некоторого медийного пространства для включения в работу большего количества местных жителей. Подобные поселения, конечно же, обделены вниманием, и любое упоминание на ТВ, в других СМИ родного села воспринимается с большим интересом. Там нет нормального досуга для детей и тем более для взрослых, любой маленький праздник встречают с большой радостью. Именно для этого мы и будем максимально рассказывать о своей работе. В то же время многим людям необходимо дать простые и понятные инструкции для самостоятельного решения типовых проблем, лишь иногда немного помочь в этом разобраться, а потом они сами будут делиться своим успешным опытом с соседями.

Вы единственный из действительно независимых самовыдвиженцев, кто прошел в представительные органы местного самоуправления в Ивановском районе? Или кто-то ещё проскочил?

— В Ивановском районе на выборы шли и другие реально независимые кандидаты-самовыдвиженцы, например Александр Умников в Коляновском сельском поселении и Алексей Второв в Куликовском поселении. Но там ребятам не удалось отследить корректность проведения надомного голосования при выезде в цыганский табор и их конкуренты из «Единой России» выиграли выборы. Ну, вы понимаете, какие это избиратели?

Получается, что даже относительно «чужой» человек, который не «светился» здесь ранее, который не обладает ни административными, ни финансовыми ресурсами, всё-таки может выиграть выборы у системы? 

— Да, это возможно. Я действительно не обладал ни административным, ни финансовым ресурсом. На всю кампанию я потратил около 5 тысяч рублей – после ряда встреч стало понятно, что нужно делать хотя бы самые простые агитационные материалы, которые позволили бы людям понять, кто я такой и что предлагаю. В какой-то мере мне помогли сами единороссы. Дело в том, что большинство людей не понимают, что может депутат и зачем он им вообще нужен. А в небольших населенных пунктах всё на виду, все всех знают, там, можно сказать, оффлайновый Интернет в виде слухов и разговоров работает лучше, чем настоящий Интернет в городе. Я спрашивал: вы знаете, кто были вашими депутатами предыдущие 5 лет, что они сделали для поселения, за что голосовали? Мне отвечали: мы их не знаем, они нам ничего полезного не сделали. А трое из четырех депутатов от нашего многомандатного округа опять шли на выборы. Я же познакомился с кандидатами от ЛДПР и КПРФ, начал агитировать людей и за этих молодых ребят тоже (на каждый округ было по четыре депутатских мандата), и в результате я прошёл не один, вместе со мной депутатом стал Дмитрий Казаков от КПРФ. Думаю, что если бы партии работали активнее, если бы они хоть в чём-то помогали, результат был бы лучше.

В итоге вы взяли округ ногами и разговорами с людьми? 

— Да. И это мне дало очень много в смысле понимания, чем живут люди в округе, понимания их проблем и чаяний. Так что та программа, с которой я шёл на выборы, была на самом деле отражением пожеланий жителей округа. И я уверен, что часть этих проблем можно решить без серьёзных финансовых затрат, просто ими надо заниматься.

Например, транспортом?

— Проблемы с общественным транспортом, к сожалению, не так-то просто решить из-за той системы, которая создана в области. Да, в начале августа мы инициировали процесс подписания коллективного обращения к губернатору, да, на какое-то время проблема стала менее острой, но велика вероятность, что всё вернётся на прежние рельсы. Но я буду добиваться её решения, потому что это жизненно важный вопрос для жителей.

Есть и другие примеры. Скажем, муниципалитет асфальтировал проезды у многоквартирных домов, но никто не собирался одновременно заасфальтировать подходы к подъездам. Я обратился к главе администрации района Сергею Низову, он быстро отреагировал, в результате сделали и подходы к подъездам у двух домов.

А в Подталицах жители никак не могли добиться сноса аварийно опасных деревьев рядом с ЛЭП. Я посмотрел в Интернете и выяснил, что этим должна заниматься не только администрация, но и энергосетевая компания. Подготовили коллективное обращение, подписали у местных жителей 5-6 частных домов, и в начале августа отнесли в МРСК. Примерно за 5 дней до выборов совместными усилиями сельской администрации и энергетиков старые деревья снесли, остальные кронировали. Жители на этом примере увидели, что перемен можно и нужно добиваться, а я получил определенный опыт, в компьютере осталось готовое письмо для схожей ситуации, в записной книжке – несколько ответственных лиц, к которым необходимо обращаться в подобных случаях. Значит, в следующий раз всё будет проще и быстрее.

Если вернуться к выборам, то основная проблема в том, что людям не за кого голосовать. По другим округам кампании фактически не было. Пришла единороссовская газета, где для каждого округа – четыре фотографии кандидатов. И всё – за них надо голосовать. И везде всё прошло ровно, с почти одинаковыми процентами. Никто не приходил к людям, не говорил с ними, не спрашивал об их проблемах. И не объяснял, что эти проблемы можно и нужно решать.

Кстати, я думаю, что такой метод – личное общение, пусть даже не сам кандидат будет ходить по людям, а агитаторы, – сработает и в городе. Просто надо, чтобы агитаторы работали на совесть, а не за деньги, чтобы они понимали, насколько важна их работа; нужна команда.

А со стороны конкурентов к вам было повышенное внимание? 

— Мне кажется, что и «Единой России», и другим партиям на эти мелкие выборы было просто наплевать. Всеми вопросами занимались местные деятели. Да, определённое давление с их стороны было: они, например, приходили на встречи, которые я проводил с избирателями. Но если честно, мне кажется, они себе этим только навредили. Потому что, например, на одну из встреч пришла действующий депутат Вера Ермакова, начала говорить людям, что я раздаю пустые обещания, потому что в бюджете нет денег. Я её спросил: а каков вообще размер бюджета поселения? Она говорит: большой. Люди начинают смеяться. Я уточняю: сколько миллионов? Она отвечает: ну, 12-13 миллионов. А он на самом деле на 2015 год 34 миллиона. И это человек, который в течение пяти лет голосовал за бюджет и вносил в него изменения… Получается, что депутаты занимают такую позицию: любую проблему решить невозможно, потому что нет денег. И поэтому лучше её даже не пытаться решать. А люди это видели…

Ну, и в ночь перед днём тишины в пятиэтажках все подъезды расписали краской из баллончиков «За Сергеева». Думаю, это сыграло мне в минус – люди возмущались: такого у нас никогда не было. Я подал заявление в полицию, уверен, они отработают этот вопрос хорошо, в противном случае мы серьёзно подпортим им статистику новыми заявлениями от жителей, которым причинён материальный ущерб.

Вы шли на выборы с определенной программой, с конкретными предложениями. Насколько реально всё это осуществить? Не получится ли так, что через пять лет люди скажут: ага, он нам это обещал, но не сделал?

— Я не хотел и не хочу заниматься популизмом. Да, часть проблем, о которых я заявлял в своей программе, невозможно решить в одиночку и невозможно решить быстро. Но я уверен, что определённых подвижек добиться можно. Более того, я говорил людям (и намерен так поступить), что если за год работы депутатом я не смогу добиться конкретных и понятных результатов, какого-то движения в решении проблем, я готов сложить свои полномочия.

Например, мы обнаружили, что немногочисленные фонари, которые есть в Богородском, практически не дают света – это подтвердили контрольные замеры. Эту проблему можно решить, например, участием поселения в федеральной целевой программе. Но этим надо заниматься, добиваться этого, и, думаю, вопрос будет решён.

Другой пример – история с канализационными стоками, которые разливаются по оврагам. Необходимо добиваться финансирования из областного и районного бюджетов, говорить об этой проблеме, чтобы власть обязательно держала её в уме на ближайшее будущее. На это потребуется гораздо больше времени. Но, опять же, надо над этим работать и надо рассказывать людям, что делается, в какие сроки.

А у нас порой сами депутаты не понимают, что и как происходит. 18 сентября было первое заседание совета поселения в новом составе, и я с удивлением обнаружил, что многим из депутатов, похоже, это депутатство не очень-то и нужно.

Как это? 

— Очень просто. Мне позвонили за день до заседания: мол, приходите. Я спросил, что в повестке дня. Назвали несколько вопросов, как потом выяснилось, далеко не все. В письменном виде повестки не предоставили. Ни в одном открытом источнике мне не удалось обнаружить регламент совета – документ, который определяет порядок работы, кто чем занимается, в какие сроки надо предоставлять проекты решения, чтобы этот вопрос включили в повестку дня, в какие сроки депутатов должны ознакомить с проектами… Более того, председатель совета Анна Брундасова мне сказала, что никакого регламента скорее всего просто нет в природе.

Правда, никого кроме меня это не интересовало. У меня сложилось впечатление, что депутаты очень спешат домой, поэтому быстренько проголосовали за нового председателя совета (за ту же Брундасову), за назначение конкурса на замещение должности главы поселения (ранее – главы администрации), крайне удивились, когда я предложил заранее оповещать депутатов о проведении заседаний, рассылать по электронной почте повестку и проекты решений. Я попросил поставить на голосование вопрос о том, можно ли вести работу совета без ознакомления вновь избранных депутатов с регламентом. Оказалось, что из 12 депутатов 10 считают, что можно и не знать регламент – против были только я и Казаков.

То есть работа совета началась с конфликта?

— Нет, я не считаю это конфликтом, и мне совершенно не хочется конфликтовать с кем бы то ни было. Просто я хочу четко выстроить работу. Например, я предложил создать рабочую группу по рассмотрению наказов избирателей – ведь всем депутатам жители говорили о своих проблемах и пожеланиях. Решили вынести этот вопрос на следующее заседание. Поймите, это не Иваново, это сельское поселение. Здесь нет большой политики, все депутаты – местные жители, они сами ездят по тем же дорогам, ходят в те же магазины, водят своих детей в те же школы и детские сады. Они каждый день общаются со своими избирателями, а люди здесь простые: если что не так, могут и в лицо всё высказать. И я хочу просто как-то подстегнуть своих коллег, независимо от того, какая партия их поддерживала, чтобы они тоже подключались к реальной работе, а не голосовали бездумно. Я уверен, что многие из депутатов тоже хотят, чтобы жизнь в поселении изменилась к лучшему. Но я честно предупредил всех о том, что буду информировать население о том, кто и за что голосовал. Если кто-то, скажем, будет голосовать против выделения денег на новые фонари, то жители будут знать: случись что, за вред здоровью из-за отсутствия освещения ответственность несёт в том числе вот этот конкретный депутат…

А если в бюджете нет денег? 

— Если не искать деньги, то их и не будет. Надо узнавать, в каких государственных целевых программах может участвовать поселение и стараться привлечь необходимое финансирование на важные для людей проекты помимо утверждённого бюджета. А если изначально настраиваться на то, что денег нет, – их и не дадут.

Часто проблема кроется в том, что депутаты поселения почти все работают в бюджетных организациях. Трудно себе представить, что они будут пытаться реально отстаивать интересы жителей, не оглядываясь на свое начальство. Такие депутаты очень выгодны власти и партии «Единая Россия»: они не станут требовать больше того, что им дали сверху из района и уже заложено в бюджете поселения. Независимые депутаты, напротив, всерьёз заинтересованы в переменах, без оглядки на свое начальство (кстати, у меня его нет).

Повторю: я не хочу создавать конфликты или привлекать внимание к своей персоне. Просто сейчас люди уже не верят ни во что, для них выборы – бесполезная, формальная процедура. В принципе, власть добилась того, чего хотела: люди не хотят ходить на выборы, а низкая явка дает возможность получить нужный властям результат.

Я хочу убедить людей в обратном: депутат – это очень полезный для населения человек. Я хочу, чтобы в Богородском поселении, скажем, через год жители понимали: вот этот депутат что-то делает, этот тоже делает, а вот этот – бесполезен. И через пять лет люди уже будут более осознанно делать выбор, понимая, что в конце концов очень многое из того, что происходит вокруг, зависит от них самих, от их выбора, от их активности.

Ведь очень часто приходилось слышать перед выборами: да ничего не изменится, всё будет по-прежнему. Вот именно этот шаблон мы и будем ломать, будем обязательно доводить информацию до людей по разным каналам, чтобы они поверили в то, что их голоса на выборах дорого стоят и что именно они могут изменить ситуацию. Надо просто однажды оторваться от привычных дел, поверить и проголосовать, а также участвовать в переменах – своими делами.

Анна Семенова

Источник: Журнал «1000 экз.» №10 (114)