Домой Газета ЗАБЫТОЕ СОСЛОВИЕ: потомки Краснослепа – Каблуковы

ЗАБЫТОЕ СОСЛОВИЕ: потомки Краснослепа – Каблуковы

ФОТО 4. Жильцы́ — в 16-17 вв. конная гвардия московских царей . Художник Сергей Ефошкин

Многим ивановцам фамилия Каблуковых известна благодаря  героям 1812 года, отважными защитниками Отечества  в период войны с Наполеоном. Это генерал-майор Каблуков Платон Иванович (1779- 1835),  портрет  которого  кисти Джорджа Доу  находится в Военной галерее Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург), и генерал-лейтенант  Каблуков Владимир Иванович (1781-1848), чей портрет кисти того же художника  есть  в Государственном  Историческом  музее.  Однако история этого славного рода началась гораздо раньше. В числе защитников  России – потомки ратника Алексея Краснослепа из середины XV века, тоже покрывшие себя славой на ратном поприще.

Родоначальником рода Каблуковых стал служилый человек, профессиональный военный Алексей Семенович Краснослеп, поступивший на службу к великому князю Владимирскому и Московскому Василию II Васильевичу, внуку Дмитрия Донского, и в 1461 году получивший в награду вотчину в Суздальском уезде.  «Жалованная льготная и несудимая грамота в. кн. Василия Васильевича Алексею Краснослепу на его вотчину пуст. Хоробровское в Деминской вол.Суздальского у.» показывает степень уважения и доверия к этому человеку со стороны великого князя. Алексею Краснослепу при вручении земель разрешено в течение шести лет не платить никакой дани в княжескую казну «ни ям, ни подвод, ни мыт, ни тамга, ни костьки, ни коней моих не кормят, ни сена не косят [… ],ни иные пошлины не надобе.» Алексею разрешено самостоятельно  судить своих людей, а тиуны и и волостители суздальские и деминские в его земли не имеют права наведываться, и если кто из них «чем изобидит, быть от меня, великого князя, в казни». Внук Краснослепа Олферий Леонтьевич носил прозвание Каблук. От него и пошли Каблуковы. Один из трех внуков Олферия Каблука — Афанасий Иванович Каблуков служил в суздальском гарнизоне при царе Иване Грозном. В ту пору, когда  набеги крымских татар и литовцев являлись серьезной угрозой даже для российской глубинки, город Суздаль, где укрепления кремля усиливали местные монастыри, считался важной крепостью на пути из Москвы в ЯрославльАфанасий Каблуков участвовал в Ливонской войне, которую Иван IV вел за выход России к Балтийскому морю. По обычаю той поры семья у него была большая. Не считая детей, умерших в младенчестве, он вырастил четырех сыновей: Иосифа (Осипа), Григория, Иосифа (по прозванию Образец) и Ивана, названного в честь дедушки Ивана Олферьевича. (Примеч. авт. – как показали писцовые книги XVII в., преемственность наименования детей, особенно мальчиков, в семьях одной фамилии была распространенным явлением. Частенько встречается несколько братьев, которые своих сыновей называют одинаково в честь дедов и прадедов. А порой, не мудрствуя лукаво, отец называет нескольких сыновей одним именем. И мы имеем в Переписных книгах Федор меньшой и Федор больший и т.п. Потому так часто кроме крестильного христианского имени в ходу прозвища – Иосиф младший Каблуков – Образец, или, например, Петр Тарусинов сын Линев — Карась — Е.Н.)
Все четверо братьев Каблуковых выросли как на подбор — рослые молодцы, не обделенные силой и храбростью. И когда грянуло лихолетье Смутного времени, все они встали в ратный строй.
Образец Афанасьевич, владевший сельцом Хороброво, деревней Худынино и пуст. Исаково, а также селом Кочнево, дер.Григорово, Замайцево, Бабишки, Рожново, Коноплище, Погорелка , пуст. Фоминская, Стрелково, Морозово, Княжево и др. (писц.книг Суздальского у. РГАДА ф.1209  оп.60 кн.11319 №39 ) в начале  XVII века, приписан  как сын боярский к  суздальским  городовым  дворянам.  Каблуков Гаврила Григорьевич, внук Афанасия по его второму сыну, тоже  суздальский  городовой дворянин, владел деревней Удавкино, пустош. Климцево, Бухалово, Песочная, Гольцово. Как воевали эти дети боярские, владевшие землями нынешнего Ивановского района?

Смутное время. Братья Каблуковы, Афанасьевы дети 

В июне 1606 года уже убит Лжедмитрий I (Гришка Отрепьев), на престол возведен царь Василий Шуйский. Летом этого же  года началось восстание Ивана Болотникова, о сути которого историки спорят до сих пор. В советской историографии его именовали «крестьянской войной». Но сейчас известно, что в 30-тысячном войске Болотникова треть составляли наемные ландскнехты, по преимуществу немцы, причем с артиллерией. А еще несколько тысяч бойцов дали дворянские отряды под предводительством князей Телятевского, Шаховского и дворянина Прокопия Ляпунова. Кроме того, среди болотниковцев было немало терских, волжских и запорожских (в ту пору иноземных, с территории Польши) казаков. В общем, это была не крестьянская война, а гражданская с явным признаком интервенции. Не взбунтовавшиеся же крестьяне наняли 10-тысячный  контингент  немецких мушкетеров! Против этого нашествия царь Василий Шуйский отрядил войска.
В августе 1606 года во время боя под городком Кромы (в нынешней Орловской области) погиб самый младший из братьев Каблуковых  — Иван Афанасьевич Каблуков, находившийся в составе отряда воеводы стольника князя Юрия Трубецкого. В родословце значится: «убит на государевой службе под Кромами». А в октябре того же года под Калугой, где потерпели поражение основные силы Шуйского, пал второй из братьев Каблуковых  — Григорий Афанасьевич  Каблуков, помещик Матнинского стана Суздальского уезда.
А кровавое колесо Смуты  набирало обороты. Вскоре новый самозванец, прозванный Тушинским вором, и его войско, основу  которого составляли польские «жолнежи», подступили к Москве. Им удалось занять столицу и многие русские города, включая Владимир и Суздаль.
Лишь усилия сначала первого ополчения князя Трубецкого, а потом и второго под руководством Минина и князя Пожарского смогли выгнать интервентов из первопрестольной. Однако поляки ушли с огромной добычей, уводя множество пленных, среди которых был патриарх Филарет — отец нового царя  Михаила Федоровича Романова.  Среди пленных оказался и третий из братьев Каблуковых — Образец Афанасьевич Каблуков. Когда именно и где он попал в плен — неизвестно. Длительное время его содержали «в остроге», то есть в тюрьме. Вернулся на родину он лишь в 1619 году после заключения Деулинского перемирия между Россией и Польшей.
К тому времени уже не было в живых и самого старшего из братьев. Иосиф Афанасьевич Каблуков в 1617 году отправился в поход под Смоленск в должности суздальского сотенного головы — командира сотни ратников из суздальской крепости. Захваченный во время Смуты Смоленск русское войско безуспешно осаждало с 1613 года. Туда на помощь в январе 1617-го была послана новая рать из 3500 человек под командой боярина князя Семена Сулешова и племянника царя Василия Шуйского стольника князя Семена Прозоровского. В этом отряде находились и суздальцы со своим командиром, в том числе его племянник Гавриил Иванович Каблуков, единственный сын младшего брата Ивана, убитого под Кромами. Положение русских под Смоленском было катастрофическим: царские ратники на смоленской службе «стали безконны и беззапасны, и многие помирают голодною смертью, и ныне служат и кровь свою проливают безпрестанно […] в острожках в осаде з голоду ели кобылятину и собаки и стали бедны же без «службы» и без всех животов»  (Грамота на Тотьму, зима 1616 г.)
В одной из стычек под Смоленском Иосиф-старший Каблуков погиб. Проведший более 20 лет на ратной службе, жениться он так и не собрался и потомством не обзавелся.
А вот имя матери и сестер Гаврилы Ивановича  Каблукова мы встречаем всё в тех же писцовых книгах: Плакиде, Ивановой жене  Каблуковой, Гавриловой матери,  и дочерям её Федоре и Акулине  принадлежат пустоши Крюково, Юриковское тож, Ракова,Подъельное и Молозивлево в Суздальском  уезде.

Сотник Фёдор Каблуков

Исторические документы подсказывают нам имя еще одного неизвестного  ратника  той  войны. В «Указной грамоте царя  Василия Ивановича  в Гроховец воеводе Якову Семеновичу Прокудину….» 1610 года упоминается представитель рода Каблуковых – сотенный голова Федор Каблуков. В мае 26 дня  ведет  он из Шуи  в Гороховец  160 вольных казаков, которые уже два года сражаются без денежного жалованья. Воевода  гороховецкий обязан дать им (если найдет!) «денежок, хоть и не из велика, да запасу, да корм, да велеть им быть в службе в Муроме, а из Мурома в Касимове» [Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века: М., 2008 Т.4 №365 ]
В писцовых книгах в 40е годы 17 века указаны Александр, Федор и Иван, Образцовы дети Каблуковы, владевшие жеребьями  сц. Хороброво и дер.Худынино [РГАДА ф.1209 оп.60 кн.11319 №289]

Остались на территории Ивановского края и храмы, построенные на средства Каблуковых. Колокольня храма Иоакима и Анны, 1771 г. (с. Якиманна ныне Шуйского района, соврем.фото)

Любопытно, что сын Федора, Каблуков Алексей Фёдорович,  отмечен   воеводой  в Лухе. (1661) [Барсуков А.П. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия : — СПб. : 1902 с.489],  по писцовым книгам за Алексеем Федоровым сыном Каблуковым и женой его  Матреной Александровной (урожденной Теприцкой), числятся пуст.Водяница, Демина, Степашкова, Подраменье, Ивашково и Евково на реке Увоти ( РГАДА ф.1209  Отказные книги оп.224 кн.11337  №52, №196 — 1670 г.), а также сельцо Завидово.
А вернувшийся из польского плена  Образец Афанасьевич Каблуков служил  далее в суздальской крепости вплоть до своей кончины в начале 1630-х годов. Вместе с ним там же начали служить его сыновья Алексей Иосифович и Иван Иосифович Каблуковы.

Дети Каблуковых владели Воробьевом и Худынином

В июне 1659 года уже в должностях сотенных голов  они оба участвовали в Конотопской битве, где 35-тысячное русское войско встретилось почти с 60-тысячным войском крымских татар, поляков и казаков. В кровопролитном сражении обе стороны понесли немалые потери (там, в частности, погиб племянник Д.М. Пожарского — окольничий князь Семен Пожарский).

В том бою Алексей Образцов сын Каблуков, находившийся в наиболее сильно пострадавшем отряде князя Алексея Трубецкого, как когда-то его отец, был взят в плен, но потом вернулся в Россию и оставался на военной службе до 1668 года. В писцовых книгах упоминается   Иван Алексеев сын, которому принадлежат село Кочнево, селище Хороброво, пуст. Исакова, Воробьева, Притыкино и др., а также деревни Коробово, Княжево и Худынино  (1700г.) Там же упоминается жена Ивана Алексеевича – Агафья Лукьянова дочь Иванова жена (дочь Лукьяна Григорьевича Ершевского).
Иван  Образцов сын  Каблуков при Конотопе находился в полку князя Федора Куракина, который фактически оказался в тылу, поэтому понес наименьшие потери.  Позже Иван Иосифович (Образцов)  Каблуков занимал престижный пост головы жилецкой сотни — конной гвардии при царском дворе.

Жильцы́ — в 16-17 вв.  один из разрядов служилого чина в Русском царстве,  пешие и конные. Жильцы получали в поместье от 350 до 1000 четвертей земли, и денежный оклад от 10 до 82 рублей в год. Размер поместья и оклада зависел от заслуг. Жильцы располагались только в Москве (Жилецкие списки). В других городах их не было. Жильцы начинают упоминаться в источниках с XVI века и прекращают своё существование  как служилый чин  в начале XVIII века, то есть со времени полного преобразования русской армии по иноземному образцу.

—————————————————————————————————-
О конных жильцах с крыльями за спиной рассказывает чех Бернгард Таннер, приезжавший в Москву вместе с польско-литовским посольством в 1678 году: «Подъехав к городу ближе, глядим — новый, невиданный дотоле отряд воинов! Цвет длинных красных одеяний был на всех одинаков; сидели они верхом на белых конях, а к плечам у них были прилажены крылья, поднимавшиеся над головой и красиво расписанные; в руках — длинные пики, к концу коих было приделано золотое изображение крылатого дракона, вертевшееся по ветру. Отряд казался ангельским легионом. Кто не подивился бы на такое чудное зрелище! »
Службу он (Иван Осипович)  оставил лишь в 1677 году, уже при царе Федоре Алексеевиче, старшем брате Петра Великого.
В жилецком списке написан  Гаврило Семенов сын Каблуков, служивший в полку боярина Бориса  Петровича Шереметева и участвовавший   в   Казыке рменском  походе  1695 года.  Жильцами были и братья Борис, Лев и Петр Никитичи Каблуковы, служившие в драгунах и отмеченные в Боярских списках XVIII века в 1712 году.
=======================================================
Потомки Каблуковых были связаны с нашим краем и в последующие века. Сын сражавшегося под Смоленском Гавриила Ивановича Каблукова Матвей Гавриилович служил суздальским городовым дворянином, а потом занимал офицерский пост в Москве при царском дворе. В 1701 году от службы отставлен как получивший серьезное увечье.

Следующий представитель ратной династии Глеб Матвеевич Каблуков служил офицером в лейб-гвардии Преображенском полку при Петре I и участвовал в Северной войне со Швецией.

Внук Глеба Каблукова Андрей Дормидонтович Каблуков, отставной лейб-гвардии прапорщик, в 1812-1814 гг. служил сотенным головой (командиром роты) 6-го пешего казачьего полка Владимирского ополчения. Его старший сын отставной поручик Василий Андреевич Каблуков в 1830-е годы служил суздальским уездным судьей, а младший брат последнего Дормидонт Андреевич Каблуков в то же время дослужился до штабс-капитана в Суздальском  пехотном полку.

Род Каблуковых внесён в VI часть родословной книги Владимирской и Пензенской губерний

Таковы были потомки и наследники братьев Каблуковых, не щадивших живота своего в боях за отечество в один из самых сложных периодов российской истории. И эти люди заслуживают нашей благодарной памяти.
Елена ФИЛИППОВА