Домой Газета Забытое сословие. Потомки былинного героя Казимеровы

Забытое сословие. Потомки былинного героя Казимеровы

Осада Москвы войсками  королевича Владислава осенью 1618 года. Среди защитников столицы -  и  суздальские городовые дворяне Казимеровы.

Продолжение. Предыдущие публикации читайте в номерах от 28 июля, 4, 19 августа, 28 сентября, 11 ноября 2021 года, 12 и 26 января 2022 года.

Начало 17 века ознаменовалось «такими несчастными и ужасными событиями, которые никакими фактами предугадать было нельзя. Весь состав установленных государственных укладов был потрясен и разрушен и грозил уничтожением самого государства российского» (Ключевский В. О.) Историки, изучающие XVII век, много пишут о крупных представителях этого времени – полководцах, членах Боярской думы, князьях и боярах. А «рядовые» участники  войн  этого времени оказались в тени – воины из провинциальных городков, «дети боярские», городовые дворяне. К суздальским городовым дворянам относился  и  род Казимеровых.

Переселенцы  из Новгородских земель

С середины XV в. московский царь пытался  подчинить себе независимую Новгородскую республику: сражение под Старой Руссой в 1456 году, Шелонская битва 1471 года  – среди других новгородцев  отстаивал независимость  родины тысяцкий, посадник Василий Александрович Казимир. Он был настолько храбр, что десятилетия спустя стал прототипом  новгородской былины о Василии Казимировиче.  Предпринятый  в  1478 году новый поход Ивана III на Новгород  для Московии  оказался успешным. Новгородский боярин был пленен, правда, через некоторое время, признавая его воинские способности, его сделали воеводой новгородского ополчения под началом князя В. Ф. Шуйского. Но уже в 1481 году началась массовая депортация новгородского населения в Замосковские земли. Согласно летописцу: «Тоя же зимы князь велики Иванъ Васильевичь приведе изъ Новагорода изъ Великого многыхъ бояръ, и житиихъ людей и гостей, всехъ головъ болши тысячи, и жаловалъ ихъ на Москве давалъ поместиа, и въ Володимери, и въ Муроме, и въ Новегороде Нижнемъ, и въ Переславли, и въ Юриеве, и въ Ростове, и на Костроме и по инымъ городомъ«. Не только Казимировы (позднее они  стали писаться как КазимЕровы), но и Линевы, Жабины, Телятевы и др., расселенные в Суздальском уезде,  – выходцы из новгородских земель. Большинству новгородцев и их потомкам так и не удалось в конце XV — начале XVII вв. закрепиться в верхах столичного дворянства. По источникам, чаще всего они находятся в числе провинциальных детей боярских (Бенцианов М.М. Новгородские бояре — новгородские дети боярские. К вопросу о преемственности).  Казимеровы среди  них. Однако фамилия эта вызывала уважение благодаря  воинской доблести её представителей. В 1644 г. стряпчий с ключом, постельничий царя Алексея Михаиловича, И. М. Аничков с гордостью пишет в служебной автобиографии, что дед его  был сотенным головой, у которого, согласно челобитной, «бывали в товарищех дворяне добрые Вышеславцевы, Висковатые, Казимеровы, Харламовы».

Суздальские городовые дворяне  Казимеровы,  или почти детективная история

Данных о роде Казимеровых в XVI веке на территории  Ивановского края практически нет. Известен Василий N Казимеров, живший в середине этого века и владевший в стане Тейков и Сахтыш пустошами Меленшино, Деревенки, Зиново, Золотниково, а также селищами Кропухино и Селышка. Было у него (судя по документам начала XVII в.) 6 сыновей, которые и дали  начало разветвленному роду Казимеровых :  Василий Васильевич, не оставивший потомства; Смиряй  Васильевич, крестильное его имя – Пантелей; Третьяк Васильевич (Третьяк – третий сын, имя явно не крестильное; упоминается один раз! — и то косвенно – в «Земляном» жилецком списке 1628/29 г); Андрей Васильевич, погибший совсем молодым; а также Степан Васильевич и Елиазарий   Васильевич.

Кроме Василия, удалось найти данные о Даниле N Казимерове, имевшем сыновей Федора Большого и Федора Меньшого. Данило  умер в 1618 году, передав свои земли в Талицком  стане (сц. Хрептово и сц. Иванцово с пустошами)  наследникам. Упоминаются также Иван и Таруса (сыновья Андрея-Будихи) Казимеровы. Можно предположить, что старшие представители   рода (из 16 столетия) — Василий, Данило, Иван и Таруса – двоюродные братья.

Сложность  изучения этой фамилии  вызвана, в первую очередь,  минимальным количеством  разрозненных документов, многочисленностью   представителей  рода и широкой разбросанностью  их поместий и вотчин  по территории   нынешней Ивановской области – Ивановский район, Комсомольский, Фурмановский и Тейковский – вот ареал их проживания.
Кроме того, именно эта огромная семья на протяжении двух столетий дублировала  наименования  по мужской линии, что создавало особую сложность в отслеживании наследования земель. Представьте, в честь дедов и прадедов братья, которые сами имеют одинаковые  имена, называют своих многочисленных отпрысков одинаково, и исследователь имеет парных Андреев Федоровичей, Андреев Ивановичей, Леонтиев Ивановичей, Василиев Ивановичей  и так далее.
Удивительно и то, что прожив на ивановской земле  неполные  три столетия, род этот вдруг исчез в конце 18 века, не оставив следа.

КАЗЕМИРОВ СМИРЯЙ

Каземиров   Смиряй (Пантелей), к началу XVII века  служивший русским царям  Федору Ивановичу (сыну Ивана Грозного), а затем Борису Годунову и Василию Шуйскому ,  пожалован был  в 1606  году  вотчиной  в  Клоковом  стане  Суздальского  уезда: дер.Душилово,  пустошами  Баглаева и Демидова, которые в 1628 году  числятся  уже за его сыновьями  Томилой и Карпом [оп.60  кн.11319 №170,178]   Вотчина эта с неблагозвучным названием  — деревня Душилово и сегодня есть на карте Ивановской обл., находится недалеко от Храмцова Фурмановского района; Баглаево – деревня Ивановского района.

Смиряй  Казимеров  упоминается в Боярском списке  1611 года с окладом 650 чет. (Лихачев Н.П. Боярский список 1611 года. — СПб., 1895)   Здесь же Осип Афанасьевич Каблуков, владелец сц. Балахонки, Казарин Семенович Редриков  (сц. Княгинино, Талицы тож), а также Шафровы, Ошанины, Хвостовы —  о  них мы писали в предыдущих очерках цикла «Забытое сословие».

Имя Смиряя Казимерова  также  есть — наряду с именами сыновей и братьев (Елизария, Степана и Андрея) —  в Осадном списке 1618 года, где перечислены   почти  две тысячи    защитников Москвы  во время похода  литовского королевича Владислава на русскую столицу.

ВРЕЗКА
Московский поход Владислава IV — заключительный эпизод русско-польской войны 1609—1618 гг., когда поляки пытались установить контроль над Русским царством и посадить на его престол королевича Владислава. В  ходе похода Владислава и гетмана Сагайдачного поляки, литовцы и казаки второй раз за войну подошли к Москве, однако взять её штурмом не смогли.
Отряды королевича были вынуждены отступить. Заслуги  московских «осадных сидельцев» (среди которых были и наши земляки, упомянутые ранее)   были высоко оценены  правительством. Помимо обычного денежного вознаграждения,  участники обороны Москвы так же, как в свое время и «московские осадные сидельцы» при царе Василии  Шуйском, специальным царским указом получили право перевести часть своих поместий в вотчины: « поместных окладов с каждых 100 четвертей земли по 20 четвертей».

Видимо, к этому времени  Смиряй был уже стар, потому что в писцовых книгах  1628 года  его вотчина числится   за сыновьями – Томилой  и Карпом.
Томила Смиряев сын Казимеров  (Томила — древнерусское нецерковное имя)  в писцовых книгах Суздальского у. упоминается только в паре со своим братом, унаследовал вместе с ним  земли отца в Клоковом стане Суздальского уезда, владеют они   также пустошами  Колбацкой, Лысенковой (Облесково тож) и сельцом Лунниково в Ермолином стане (оп.60  кн.11319  №120; оп.61 кн.11326  №368 ;).Он  не оставил потомства,  и потому его следы теряются во времени.

Колбацкое. К  истории села.

Итак, в  1628 году  пуст.  Колбацкая  указана среди земель, принадлежащих Казимеровым.  Пустошь – это место, где когда-то было поселение и распаханная вокруг земля, годная для возделывания. Обычно через какой-то период  на месте пустоши снова возникала деревня.
Отметим, что относительно недалеко от места расположения Колбацкого этого времени  находятся и др. фамильные земли Казимеровых – Красное (Ермолино тож), Котцыно, Сидоровское, Седельницы, Слоботка   и  прочие.
В  1773 г. сельцо  Колбацкое  все еще числится за   Казимеровыми  (РГАДА ф.1209  оп.947 кн.11419  №16 с.48).  В XX в. оно известно нам как деревня Старое  Колбацкое  Тимошихского  сельсовета (снята с учета 20 ноября 1972 года №664).

Почему же тогда  новое село с этим же наименованием возникло не на месте прежнего Колбацкого, а в нескольких километрах южнее? Позволю себе цитату из работы историка Черненко Д. А., глубоко изучавшего особенности землевладения в Суздальском  уезде 17 века: «Можно было бы предположить развитие жилых поселений из старых пустошей. Но вместо этого мы видим, что новые деревни встречаются гораздо чаще, чем те, которые  развились из старых пустошей.[…]Это указывает на то, что в благоприятных  условиях, которые были в (Суздальском – Е.Ф.) уезде уже в первой половине XVII в., постепенное вырастание жилого поселения из старой пустоши не было характерным явлением. С другой стороны, на данной территории еще не были исчерпаны возможности для развития структуры расселения вширь. Именно благодаря этому обстоятельству, а не за счет развития старых пустошей здесь возникла большая часть новых деревень.» (Черненко Д. А. Землевладение и хозяйственно-демографические процессы в Центральной России  XVII–XVIII вв. Вологда 2008) Так что исчезнувшая  ныне деревня Колбацкое Старое – прародительница села Колбацкое.

Село Колбацкое. Церковь Троицы Живоначальной


Жилец  Карп Смиряев сын

Карп Смиряев сын Казимеров (встречаются варианты – Карп Пантелеев сын, Корней Смиряев сын)  унаследовал вместе с братом земли отца. Карп  числится  в «жильцах»,  служба в приказах и различных дворцовых ведомствах входит в круг его  обязанностей. Жильцы, составляя одну из групп служителей-охранников, жили во дворце; отсюда и название. Жильцы  были, как правило, мелкими  помещиками с небольшим числом вотчин: на 772 жильца в 1646 году  приходилась всего 41 вотчина, более всего в Вологодском, Муромском и Суздальском уездах.  В так называемом «Земляном» жилецком списке 1628/29 года  Казимеров Карп  Смиряев сын упоминается с земельным окладом 300 чет.  Что любопытно, в этом же списке назван еще один  Казимеров, который больше нигде в др. документах века не упоминается – Петр Третьяков сын.  Кто этот Третьяк Казимеров (отец Петра) и кем он приходится  Смиряю Васильевичу, мне узнать не удалось. Предполагаю – по возрасту сыновей – братом.  В «Жилецких сказках» 1632 года (публикация историка Е. Н. Горбатого) кроме Карпа и Петра Казимеровых мы встречаем жильца Григория Максимовича Казимерова – родственника и земляка (линия рода от Данилы Казимерова из 16 века). Многие считают, что жильцы – это только почетный  эскорт при парадном  выходе  царских  особ. Но это не верно. Жильцы также принимали участие в боевых действиях. Например, для сравнения: под Конотопом (1659 год) убито, умерло от ран, пленено и потом казнено: 2 окольничих (воеводы), 1 стольник, 5 стряпчих, 79 дворян московских и 165 жильцов (число раненых точно неизвестно). Попытаемся в грубых цифрах посчитать возраст  героя нашего повествования: к 1618 году – первое документальное упоминание в Осадном списке — ему было как раз около – 17-18 лет, значит, родился Карп  где-то на рубеже веков. К пятидесятилетнему возрасту   Карп Пантелеевич Казимеров – воевода в Юрьеве-Польском (1646/47гг.), где в это время «…на посаде посадских и всяких ремесленников 192 двора. Людей в них 284 человека, в Кремле Городе на монастырской земле два двора служних, 37 дворов бобыльских да людей в них 70 человек» (переписная книга г.Юрьев-Польский 1646 год (РГАДА, Ф.1209 оп.1).

К этому времени он уже давно семейный человек (супруга, предположительно, дочь Ивана Беликова), у него дочь Акулина (через своё замужество соединила род Казимеровых с Чичаго́выми — древним костромским  дворянским родом) и продолжатели   ратной  службы  сыновья  Осип, Иван  и Пимен (Пимен Карпович  Казимеров — жилец, более о нем данных найти не удалось).

Воевода Осип Казимеров

Осип Карпович Казимеров, старший сын Карпа Смиряева, жилец, женат  на Мавре Ершевской (владелец  с. Бибирево Ершевский Вахромей). У них дети  Марфа и Гавриил.

Осип  участвовал  в русско-польской войне  1654–1667 гг.  Скорее  всего,  был ранен:   воеводство, полученное им,  для дворян нередко являлось наградой «за кровь» (Акты Разрядного  приказ 1660 г. с.122 №133). В 1660 году Осип Казимеров — воевода в небольшом городе-крепости Донков в северной части Белгородской засечной черты, одного  из самых мощных и сложных защитных укреплений Русского государства XVII в. протяженностью  около 800 км. На путях вторжений крымских и ногайских татар Черта  прикрывала   русские земли со стороны Ногайского шляха. В документе из Разрядного приказа как раз и говорится о готовящемся нападении татар, и воеводам крепостей  Епифань, Лебедянь, Донков, Доброво, Козлов и др. приказано быть готовыми к обороне.
Земли Осипа Карповича  в Суздальском уезде отходят его  детям: дочери Марфе Осиповне и сыну Гавриле Осиповичу. В 80-х гг. XVII века  Гаврила Казимеров владеет пуст. Слонова (оп.226 кн.11352 №106), затем после женитьбы на NN,  ему также переходят сц. Якшино и пуст. Хмельники (оп.225   кн.11347   №151).

Старшая дочь Гаврилы Осиповича  — Ирина Гавриловна Казимерова — станет княгиней, выйдя замуж за стольника  князя Василия Шехонского (внучка его  и князя Василия – княжна Мария  — будет выдана замуж за Е. К. Невского (оп.226 кн.11352 №106). В 1744 году дер. Душилово принадлежит им. Вторая внучка — княжна Татьяна († 1778), замужем за П. И. Ржевским (1710-е? — после 1744), премьер-майором, костромским помещиком – Е.Ф.)

Середина XVII в. — рейтар «нового строя»

Иван Карпов сын Казимеров – рейтарского строя  суздалец

Иван Карпович Казимеров, как и все мужчины в семье, служил «царю и отечеству» в рейтарском полку, в 1650 году  записан «дворовым».  Московские  рейтары середины XVII в. – это кавалеристы «нового строя». От других родов  тяжёлой кавалерии  рейтара отличало то, что его вооружение включало не только холодное оружие, но и пару седельных пистолетов. Этот новый тип вооружения позволял всаднику одной рукой вести огонь по противнику, а другой —  управлять боевым конём. В боях был ранен, раненым попал в плен. Видимо, его удалось освободить – для выкупа пленных в царской казне имелась отдельная статья;  вернулся домой и пытался получить должность воеводы в Шуе: «169-го Мая в 5 день …по  выписке окольничего Ивана Офонасьевича Гавренева в Шую на Иваново место Трегубова велено отпустить за полонное терпенье и за рану суздалца Ивана Карпова сына Казимерова, как Ивану Трегубову минет 2 года. Григорья Койсарова отпускать не велено для того, что в памяти ис  Челобитенного приказу велено отпускать за службы раненых; а Григорей не ранен и на воеводствах был дважды» (Записные книги Московского стола Разрядного приказа Т.3 с.514). Однако что-то не сложилось  — служить рядом с домом и семьей не удалось,  и  в 1662 году  Иван Карпович – воевода в городке Белеве в 150 км от Тулы, причем формулировка назначения опять повторяется  —  должность получил «за полонное терпение и за рану». Старинная Белевская крепость, построенная несколько столетий назад, уже видела у своих стен польских захватчиков в 1613 году. Но к  середине XVII в., в связи с переносом оборонительной линии Русского государства на юг, к Белгородской  засечной  черте, оказалась в тылу боевых действий.
Иван владел  фамильными землями  в Клоковом стане, также   у него указаны  земли  в  Костромском у.: пуст.Большое Железцово, Зименки и еще 5 пустошей.

После его смерти в 80х годах поместья перешли его  наследникам:  дочерям Прасковье Ивановне (с 1675 года замужем за Кастюриным Тарасом Сергеевичем) и Аграфене Ивановне (1 муж – А. М. Порошин, 2-й муж Мирон Ив. Рогановский до 1697; Мирон и Никита Рогановские  состояли  в числе служилых московских дворян в начале царствования Петра Великого) и сыновьям – Льву, Петру и Леонтию. Через сто лет после смерти Ивана Карповича, в 1782 г., хозяйкой  сц. Душилово и пустошей Малуевской вол. указывается Казимирова Матрена Ивановна. Но к концу века владельцы этих земель носят уже другие фамилии. А в 1864 году « имение передано в казну» (оп.1354 Планы дач генерального и специального межевания, 1746-1917 гг.  Ч. 1 Владимирская губерния, Шуйский  уезд;  Алфавит № 156.).

Елена Филиппова

Продолжение следует…