Домой Газета Забытое сословие: наш край в XVII веке

Забытое сословие: наш край в XVII веке

Населенные пункты XVII века, существовавшие на территории нынешнего Ивановского района (реконструкция А.Л. Грязнова Суздальский уезд в первой трети XVII века, 2014 г., фрагмент)

«Во времена трудные в экономическом, психологическом и духовном плане нет ничего более естественного, чем обратить свой взор в прошлое для поиска того источника, из которого черпали энергию, разум и терпение предшествующие поколения… Хочется яснее почувствовать ту атмосферу, в которой жили наши предки, не на основе различных исторических трактовок, часто дающих диаметрально противоположные оценки одних и тех же событий, а на основе строгих фактических данных. Игумен Фаддей (Шавернев), историк-краевед»

Город Иваново в этом году отмечает  свой 150 летний юбилей. Но населенные пункты вокруг него – деревни и села — часто имеют более солидный возраст.
Многие из них упоминаются в исторических документах еще в период царствования Иоанна IV (Грозного).  Обратимся к истории деревень нынешнего Ивановского района, существование которых отмечено  ранее  XVII века.
Окрестные земли  в XVII входили в состав большого, перерезанного Уводью пополам Талицкого стана, частично Демина, Ермолина и некоторых др. станов Суздальского   уезда. Уезд был плотно заселен, но количество хозяйств (домов) в населенных пунктах было небольшим.

Писцовые  книги

Важным источником данных о поселениях края являются  переписные – писцовые – книги.  В настоящее время  их  называют   кадастровыми документами, а в  XVII веке переписные книги включали в себя имя владельца, наименования населенных пунктов и площадь земель при них с указанием качества этих земель. Первое «большое письмо» — всеобщая перепись населения Московского государства состоялась в 1538 — 1547 гг. при  Иване IV Васильевиче, более известном как Иван Грозный.  Перепись Суздальского уезда 1627/28—1629/30 гг. (и, соответственно, создание  писцовых   книг) была проведена уже при царе  Михаиле  Фёдоровиче  Романове, последующая 1646/47 года – при юном царе  Алексее  Михайловиче   Романове. Последняя  перепись  семнадцатого века была проведена в 1676—1678 годах.  Естественно, что писцовые списки (листы) ветшали, портились, и потому в  XVIII в. с этих книг из-за ветхости были сделаны  списки, которые сейчас хранятся в Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА) Москвы, ф. 1209. Именно его используют исследователи истории храмов и селений, и именно эти уникальные документы, доступные сегодня в электронном виде, стали основой нашего очерка. Однако частенько почерк писца-переписчика был далеко не идеальным, потому в текстах встречаются искажения имен и названий, кроме того  неподготовленному   читателю бывает тяжело понять все термины и понятия, упомянутые в писцовых книгах. Постараемся прояснить некоторые термины.

Опись земель из писцовых книг 1627/28 годов, фрагмент

Деревня, пустошь, селище, починок

В Писцовых книгах 17 века можно встретить наименования: село, деревня, пустошь, селище, починок. Всем известное слово «деревня» происходит от древнерусского глагола «дьрати» — пахать лесную полосу под посев. Первоначально оно означало место, очищенное от леса и зарослей под пашню. В XVI в. слово «деревня» стало приобретать значение селения с очень малым числом жилищ (иногда даже с одним двором), к которому принадлежало определенное количество пашни, сенокоса и леса.
В русском земледелии   тогда употреблялась трехпольная система. Пахотная земля делилась на три равные части (клина). Первая  засевалась  озимой рожью, вторая — яровыми культурами (овсом, ячменем, льном, горохом, гречихой, полбой, иногда  пшеницей). Третий клин оставался «на пару» — отдыхал для восстановления плодородия, удобрялся, а также служил выгоном для скота. Каждый клин в первый год делался озимым, во второй — яровым, в третий — «на пару»,  и  так по кругу.   Вспахивалось не только обычное поле, но и земля в лесу: такой лес назывался пашенным; обычный лес — непашенным. После нескольких лет  использования пашню переносили на новое место, чтобы дать земле восстановиться, и это место называлось перелогом. Землевладелец   также мог переводить крестьян на другое место для осваивания новых земельных угодий. Основанное новое селение называлась починок (от «почин» — начало), а оставленная крестьянами деревня или село — пустошью. Если же место бывшего поселения распахивали, то место называли селищем.. Помещик мог опустевшую деревню занять под свою усадьбу, и тогда это место тоже могло называться сельцом.  Займищем (от слова «занято»)  называли  место, занятое  под расчистку или  распашку, т. е. будущая   деревня. Некоторые деревни стояли на суходоле — месте, заполняемом талыми водами в половодье, или на вражке — овраге.  Площадь пашни измерялась четвертями (четями), лес мерялся десятинами, сенные покосы — копнами. Земля по своему качеству делилась на «худую» (плохого качества), «середнюю» (среднего качества) и «добрую» (хорошего качества).

Группа деревень и пустошей вокруг села или сельца с господским центром создавала свою микроструктуру – поместье или вотчину.  Кто владел этими землями и населенными пунктами? Персона самого владельца – помещика или вотчинника и являлась центром писцового описания. В писцовой статье перечислялись все поселения и пустоши (а подчас и история их передачи), принадлежавшие конкретному владельцу в данном стане. Если же указанные
объекты принадлежали ему не целиком и он был лишь их совладельцем (огромное число наследников дробило земли на более мелкие «жеребьи» — части), то они и записывались в этой же писцовой статье как «треть сельца такого-то», «полдеревни такой-то», жеребий пустоши, что была деревня такая-то».

Дети боярские

Чтобы понять, кем были   владелец села Бибирево  Григорий сын Гаврилов Ершевский, или  сц.Авдотьино Елизарий Юрьев сын Протопопов или владелец сц. Курьянова Таруса Алексеев сын Линев и его наследник  Карась Тарусинов сын, дети боярские, необходимо вернуться  почти на 500 лет назад.

Ратники – дети боярские

Обратимся к истории конца 16- го — началу 17 века. Россия в царствование Ивана Грозного и далее жила в состоянии постоянной войны. Потому необходимы были те, кто был способен умело и мужественно сражаться, занимаясь  этим профессионально и всю жизнь. Поместная политика стала   основным  элементом  формирования служилых городов и, соответственно,   удерживала на службе сначала князю, потом государю (царю) ратных людей — дворян и детей боярских. Политика эта основывалась на отказе (передаче) выморочных поместных земель отцов, отставленных от службы, в первую очередь их сыновьям, выходящим на службу (новикам).  При недостатке свободной земли в  уезде, где находились поместные земли и вотчина отца,  служилым людям давались поместья в других соседних уездах. И это было главным стимулом служебной карьеры,  так как денежное содержание выплачивалось служилым людям нерегулярно  и поместные  дачи  (выделение земель в пользование на период службы) были основным их обеспечением. Тех, кому не было дано денежного содержания, обязывали служить с поместных земель.

Дети боярские – это целый огромный пласт русской истории, это многие тысячи ЗАЩИТНИКОВ  земли русской на протяжении  нескольких столетий. По совести, мы должны ставить им памятники и с благодарностью кланяться. Вместо этого – практически полное забвение.
Н.М. Карамзин писал о них: «…многочисленный род записных людей воинских называли Детьми Боярскими  —  всякий древний областной город, имея своих Бояр, имел и Детей Боярских, которые составляли воинскую дружину первых. Купцы и граждане без крайности не вооружались, а земледельцы никогда». Кроме того, землевладельцы (и даже их вдовы), имевшие земельные наделы – поместья, были обязаны с каждых 50 десятин «доброй» земли выставить одного служилого человека (воина — Е.Н.) «на коне, в доспехе полном, а в дальний поход о двух конях».

«Уложение» создавало заинтересованность дворянства в службе царю, улучшало комплектование поместного войска, укрепляло его дисциплину, обеспечивало постоянную его численность. За неявку на службу (особенно в военное время), землевладелец — воин наказывался, иногда «бывал бит батогами», часто поместья отбирались и передавались другим. Но бывали и случаи уклонения от воинских обязанностей. Современник с горечью пишет:» «Многие же люди, имея великие поместья и отчины, а службы не служат ни сами, ни их дети, ни холопи, и живут в домах, не пекучеся о гибели царства и о святой церкви» . Уточним  некоторые термины. ВОТЧИНА – земли в полной собственности, передаются по наследству; ПОМЕСТЬЕ – земли, которые принадлежат владельцу, если он служит, и передача возможна сыну, если только он служит тоже. Отправка служить 15 летнего юношу (а именно этот возраст для юношей становился моментом начала воинской службы, а для девушек-дворянок временем выхода замуж) была делом не простым, а очень даже накладным для семьи и требовала много затрат, дабы не уронить честь фамилии.

Снаряжение воина XVII века

Исследователь Сергей Васильев, знаток  вооружения русского средневековья  подсчитал, в какие суммы выливалось  снаряжение  на службу детей боярских в XVI – XVII вв. Сын боярский должен был явиться на службу «конно, людно и оружно», снарядив и себя, и своих послужильцев, «строевых» и «нестроевых» (тех, которые должны были в обозе (коше) присматривать за хозяйским имуществом и решать во время похода всякого рода бытовые вопросы). Оружие, доспехи, платье, конь и прочее имущество, которое сын боярский мог взять с собой на государеву службу, «ища себе чести, а князю — славы» — во сколько они обходились? Делать это семье новиков, детей боярских  приходилось  за счёт доходов, получаемых с принадлежащих им «вотчинишек» и «поместьиц», коими жаловал от щедрот своих государь. Полный комплект доспехов — «збройки» — включал в себя обязательно шелом, защиту корпуса (обычно кольчато-пластинчатый доспех — пансырь или иной какой другой, поверх которого сын боярский побогаче мог надеть дорогой тегиляй), наручи и бутурлыки (нередко дополняемые наколенками). Неполный же комплект, более дешёвый, включал в себя шелом и защиту корпуса. В итоге те же шеломы могли стоить от 20 алтын до 5–6 рублей, пансырь — от 10 алтын или 4 гривен. Обеспечив относительную защиту от ран, будущий воин подбирал себе оружие.  Хрестоматийным стал образ русского всадника, созданный  немецким путешественником бароном С. Герберштейном (из сочинения которого этот образ начал своё странствие сквозь время и пространство), правда, его описание относится к более раннему периоду, времени царствования Иоанна Грозного:  «Обыкновенное их оружие — лук, стрелы, топор и палка наподобие римского цеста, которая по-русски называется кистень, а по-польски — бассалык. Саблю употребляют те, кто познатнее и побогаче. Продолговатые кинжалы, висящие, как ножи, спрятаны в ножнах до такой степени глубоко, что с трудом можно добраться до верхней части рукояти и схватить её в случае надобности … Употребляют они и копья». В  семнадцатом веке в вооружение входило также и огнестрельное оружие.  Сын боярский мог вооружиться достойным его «чести» образом за сумму примерно в 10 рублей.

«Конность» служилого человека была непременным атрибутом и признаком его годности к службе. Дети боярские прекрасно понимали, что, не имея как минимум пары хороших коней, в походе удачи не жди: и от врага не

ускачешь в случае чего, и не догонишь его.  «Богатырский»  конь из Ногайской Татарии, или грузинские лёгкие верховые лошади, или аргамаки, или в самом дешевом  варианте – мерины (под «мерином» понимался холощёный конь) – от 2х до 15 рублей за голову, да еще к коню полагалась и соответствующая «снасть». «Платье и всякая рухлядь…» — так называли одежду в эпоху первых Романовых, не придавая этому слову  сегодняшнего ироничного значения — пара кафтанов (обычный и подбитый мехом – зимний), однорядка, возможно, терлик, пара кушаков (дорогой шелковый и простой «бумажный»), как минимум одна шуба, крытая сукном, шапка, также крытая сукном, и пара колпаков, хотя бы одна ферязь, две пары сапог (дорогие сафьяновые, на выход, и простые «борановые»), пара чулок-ногавиц, пара  рубашек (дорогая  пошовная и попроще —  холщовая), пара портов (суконные и холщовые) и, как минимум, пара полотенец-ширинок – вся эта одёжа  обходилась в сумму до 10 рублей.

Елена ФИЛИППОВА
Продолжение следует

ФОТО 1  Населенные пункты XVII века, существовавшие на территории нынешнего Ивановского района (реконструкция А.Л. Грязнова  Суздальский уезд в первой трети XVII века, 2014 г., фрагмент)

ФОТО 2. Опись земель из писцовых книг 1627/28 годов, фрагмент

ФОТО 3. Ратники – дети боярские.
ФОТО 4. Коллаж Служилые землевладельцы в  XVII века