Домой Газета Забытое сословие: наш край в XVII веке Между Санебой и Уводью. Теприцкие...

Забытое сословие: наш край в XVII веке Между Санебой и Уводью. Теприцкие (XVII-XIX вв.)

Тюрюково. 1930 год

Продолжение.

Предыдущие публикации см. в номерах газеты от 28 июля,
4,  19  августа, 28 сентября и 11 ноября 2021 года и 12 января 2022

Топонимы Брюхово, Буньково, Григорово, Гусево, Заболотье, Пирогово, Погибельцево, Рожново, Серково, Ситниково, Степаново, Тюрюково, Фрольцево и др.­ населенные пункты, принадлежавших роду  городовых дворян Теприцких, отмечены уже в начале XVII века в писцовых книгах Суздальского уезда и других документах этого времени.

Земли их широко раскинулись между Уводью и Санебой, маловодной, но бурной лесной рекой с извилистым руслом. Местность эта богата водой, кроме Санебы и Уводи здесь текли речки Кочневка, Чернавка, Вздериножка и Мулибесовка (где теперь, после создания в 1938 году Уводьского водохранилища, эти речушки из 17 века со смешными названиями?). Здесь много озер, больших и малых, болот, что отразилось в названиях – сц.Подозерье, д.Крячково, д.Трясково, д.Заозёрье и т.п. На берегу Санебы стоит древнее село Тюрюково со Смоленской церковью, тоже издавна принадлежавшее Теприцким.

Теприцкие и Шафровы

Увы, сегодня  Смоленская церковь,  ­ этот интересный образец маленькой сельской церкви, сочетающей в своей  архитектуре формы барокко с традициями древнерусского зодчества, находится в плачевном состоянии: в основном объеме сохранились лишь незначительные фрагменты росписей на своде, утрачены главы храма, верхние ярусы колокольни, растесаны многие дверные и оконные проемы, обрушилась часть стен [Свод памятников  архитектуры и монументального искусства России. Ивановская область. Часть 2, М., Наука, 2000, с. 56­-57]

Ранее, рассказывая о братьях Теприцких рубежа XVI — ­ XVII вв.­ Федосее, Осипе и Иване, – мы упоминали и фамилию Шафровых: внучка Осипа Кузьмича Теприцкого, Аграфена Александровна, была замужем за Иваном Ивановичем Шафровым, представителем дворянского рода, из московских бояр. Иван Иванович, стряпчий полковой службы в 1702 году «под Ругодевым [Нарвой – авт.] безвесно пропал». Шафровы владели селом Сахтыш Суздальского у. Брат Ивана ­ Шафров Петр Иванович служил стольником, а другой брат ­ Тихон Иванович Шафров погиб в битве под Конотопом († 1659). Но родственные связи между этими фамилиями не заканчивались в 17 веке: Аграфена Матвеевна Теприцкая в 1774 году упоминается как вдова Шафрова Ивана Игнатьевича [оп.947 кн.11422 №19]. Так что обихаживают церковь села Тюрюково Шафровы не случайно.

События второй половины XVII века

Если в первой части очерка «Между Санебой и Уводью» мы больше говорили о периоде «смутного времени», то теперь обратимся ко второй половине века именно потому, что дворяне Теприцкие ­ — люди служивые, ­ были не только свидетелями, но и непосредственными участниками вершившихся в стране событий. Происходило реформирование русского войска по новому образцу. Еще  патриарх Филарет (отец царя Михаила Федоровича и по сути дела его соправитель) в тридцатые годы начал формировать войска «иноземного строя». К началу войны за Украину в царской армии насчитывалось 15 солдатских, драгунских, рейтарских полков, в ходе боевых действий их количество выросло до 75.  Были уже и воинские звания — полковники, капитаны, ротмистры, поручики, прапорщики. Развернулось производство современных мушкетов, пистолетов, а артиллерия была лучшей в Европе. В начале Смоленской войны 1632–1634 гг. начали появляться полки «нового строя» – драгунские и рейтарские; формирование их проходило быстрыми темпами в силу престижа конной службы среди дворян и детей боярских. Войны второй половины XVII в. стали в подлинном смысле слова проверкой боевых качества новых полков – проверкой, которую они с честью выдержали.

Теприцкие принимали участие в тринадцатилетней русско­польской войне 1654— 1667 (Битва при Конотопе, Чигиринские походы). Успешным для России был первый этап войны, в ходе которого царские и гетманские войска продвинулись далеко на запад. Война закончилась в 1667 году подписанием ослабленными сторонами Андрусовского перемирия. Наряду с Левобережной Украиной и Киевом за Россией официально закреплялись Смоленщина и ряд других земель, утраченных ею ранее, в 1618 году. В царствование Алексея Михайловича (годы правления 1645-­1676) и Федора Алексеевича (1676­-1682) Русское государство переживало многочисленные  трудности. Это сложные отношения с Турцией, постоянное ожидание нападений татарского хана, крестьянская война 1667­-1671 года под предводительством Степана Разина. Военные расходы были непомерно большими,  и поэтому все вотчины были обложены особым налогом нa три года по полтине со двора на военные нужды.

Надо сказать, что, несмотря на обилие названий населенных пунктов, принадлежавших Теприцким, этот род отнюдь не был богатым. Большая часть их владений – поместья, которые принадлежали помещику только номинально, причем среди них по большей части – пустоши (а  не села и деревни).

Теприцкие владели своими двумя родовыми вотчинами еще с XV века, однако  во второй половине XVII – го хотя и сохранили их, но число дворов и крестьянских душ в вотчинном владении уменьшилось (дворов с 48 до 26, крестьян с 147 до 115). Для сравнения, посмотрим положение соседей – первая цифра – кол­-во вотчин, вторая – дворов, третья – крестьянских душ мужского пола : Каблуковы 5­-83­-282; Блудовы 10-­69-­221;  Казимеровы 14­-104-­490;  Редриковы во второй половине века свои вотчинные  земли утратили [Шватченко О.А. «Светские феодальные вотчины в России во второй половине  XVII века» М.,1996]

Ветвь Теприцких от Ивана Федоровича

Ранее мы рассказывали о представителях рода Теприцких – землемерах и воинах –потомках суздальских городовых дворян  ­ Федосея и Осипа Теприцких.

Иван Фёдорович Теприцкий, суздальский городовой дворянин, младший из братьев Теприцких, упоминавшихся в предыдущем очерке, владеет селом Брюхово, дер.Буньково, селом  Подозерье, дер.Теприцково и целым рядом др.населенных пунктов [оп.60 кн.11319 №35; оп.224 кн.11337 №181], периодически добавляя к своим имениям новые пустоши из «порозжих земель» ­ Гаврильцево, Луж/ш/никово, Дорошково и др. [оп.224 кн.11336 №96; кн.11333 №239].  К середине века землями его владеют вдова Варвара и трое сыновей Ивана ­ Герасим, Кирила и Александр.

К сожалению, объём газетной статьи не позволяет подробно изложить собранный материал, потому воспользуемся   родословной схемой  этой ветви и дадим небольшие комментарии.

Герасим Иванович Теприцкий погиб в 1671 году, а его земли перешли братьям Кириле и Александру [оп. 224 кн.11339 №38], в этом документе как раз и упоминается «жеребий села Терюково». Год гибели Герасима – это время восстания Степана Разина.

Возможно, он служил в полку боярина П. В. Шереметева, участвовавшем  в  подавлении разинского бунта, ведь под началом Шереметева несколькими годами   ранее служил его кузен Александр Осипович Теприцкий. Или во 2­-ом Московском  выборном солдатском полку под командованием полковника Матвея Осиповича  Кровкова. Теприцкие были в свойстве с Кровковыми: в 1712 году, Арина, вдова Петра Кайсарова, свояка Теприцких, передает Петру Федоровичу Кровкову , своему второму мужу, сц. Тюрюково [оп.226 кн.11356 №69]   Известны сыновья храброго полковника Кровкова, первого русского генерала: Фёдор (отец Петра) — стряпчий с 1664 г., Любим — стольник, Семен — стольник и полковник, Алексей — стольник с 1678 г.

Кирила Иванович Теприцкий (†1678 году) отмечен как дворянин московский – благодаря возросшим связям этого родственного «клана» практически все юноши рода Теприцких статус свой служебный в конце века повысили: прадеды и отцы были суздальскими городовыми дворянами, следующее поколение ­ дворянами московскими. Был  женат на дочери Ивана Гавриловича Каблукова – Мавре (Марфе?­ в разных документах дается различное написание имени – авт.), и среди его земель мы встречаем пуст. Воробьёву, которая к началу XIX века станет деревней [оп.226 кн.11351  №89].  Я не случайно указываю  мужей­жен наших героев. Брачные связи, скреплявшие отношения свойства, в дворянской среде выстраивались взвешенно и продуманно. Свойство между ними не только соответствовало старинному понятию родовой чести, но и с материальной стороны было выгодным, так как сулило приращение земельных владений и крестьянских «душ». Среди брачных партнеров Теприцких  соседи ­ Каблуковы, Казимеровы, Блудовы, Редриковы и др. Девушки Теприцкие чаще оказываются  женами стольников: Беклемишев – стольник царицы Натальи Кирилловны; Рожнов  – царицы Прасковьи Федоровны; во второй половине XVIII в. Теприцкие породнятся  и с представителями княжеских фамилий – Шехонскими, Гундаревыми,  Салтыковыми.

Самым плодовитым – трое сыновей­офицеров петровской армии и две красавицы­ дочери – оказался младший сын Ивана Федоровича – Александр Иванович Теприцкий, двн. московский; именно ему перешли земли после смерти брата Кирила в 1678 (скорее всего, погибшего во 2-­м Чигиринском походе 1678 года) [оп.226 кн.11351 №89;оп.946 кн.11368 №№ 49,58]

Одна из его дочерей – Марья Александровна вышла замуж за Григория Ивановича Хвостова, С этой семьей Теприцкие породнятся еще раз: родственница Марьи ­ Федосья Александровна Теприцкая в первом замужестве за Степаном Васильевичем Казимеровым, второй её муж – Хвостов Осип Романович (†до 1713 г.), капитан Большого полка ­ сын стольника Романа Ивановича Хвостова, т.е. племянник Григория Ивановича (Григорий и Роман – братья). Хвостовы владели селом Церковное.

Другая дочь ­ Матрена Александровна ­ вошла в семью Голенкиных, испомещенных в Суздальском у. в Гореновом стане еще в 1578 году Иваном Грозным, – она  замужем   за Фёдором   Афанасьевым  сыном   Голенкиным  (Отец его ­ Афанасий Голенкин, суздальский городовой двн.; Семен да Богдан да Елизарей Голенкины, также как и старшие Теприцкие, упоминаются в «Деле  Аргамакова» 1609 года – примеч.авт.) Александр Теприцкий участвовал в войне со Швецией, погиб (или умер) до 1702 года: «в 1702 г. в полку в Доргобуже на смотре сказали умре». Именно многочисленные потомки Александра Ивановича владели землями между Уводью и Санебой вплоть до отмены крепостного права, т.е. до середины XIX в.

Молодое поколение его наследников выросло и возмужало на рубеже двух эпох: старой, боярской и эпохи царя – реформатора Петра Первого (годы правления 1682­1725), поменявшего не только летоисчисление, но и весь уклад русской жизни.

Возможно, в том же полку, где и отец (Александр Иванович), служил его сын Фёдор Александрович ­ «жилец в пехотном полку», так как именно в 1702 году здесь, под Смоленском, стрелецкие полки Ивана Озерова и Михаила Протопопова были переформированы в одноименные пехотные (как их тогда называли – солдатские) полки [Чернов А.В. Вооруженные силы Рyccкого Государства в xv­- xvii в.в. — М.: Воениздат, 1954]

Женат он был на молодой вдове Дмитрия  Алексеевича Казимерова, Аграфене Даниловне, урожденной Ошаниной,  воспитывал падчерицу Анну, Дмитриеву дочь [оп.946 кн.11370  №31; оп.226 кн.11362 №62]

Другой сын его ­ вахмистр Никифор Александрович Теприцкий воевал в эскадроне кн. Б.П.Шереметева в Ярославском драгунском полку (ранее – Драгунский  князя Григория Волконского полк). В 1712 году за драгуном Теприцким записано 10 дворов. В отставку ушел в 1726 году. Что любопытно, несколько позже,  в годы правления  императрицы Анны Иоанновны (1730­-1740),   в этом же  полку (он стал называться в этот период «Брауншвейгский кирасирский полк» в честь назначенного шефа принца Антона — ­Ульриха Брауншвейг- ­Бевернского) в чине корнета служил   Карл Фридрих Иероним фон  Мюнхгаузен.

Мюнхгаузен

Правнук Ивана Федоровича, Теприцкий Макар Никифорович ­ лейб­-гвардии фурьер (1766) подпоручик, женат на Анне Григорьевне Алалыкиной, дочери местного помещика.

Служил  при трех правителях: при Елизавете Петровне, в недолгий период царствования Петра III (1761-­1762) и при Екатерине Великой. Задачей фурьеров, как ротных (унтеров), так и более высокого звания, было снабжение своих рот фуражом (и для людей, и для лошадей), а также ­ размещение солдат и офицеров по квартирам во время выполнения какой-­то войсковой операции. Поэтому фурьеру, единственному среди унтер-­офицеров, даже в пехоте полагалась лошадь. Без нее он бы попросту ничего не мог успеть. В качестве отличительного знака фурьеры имели специальную бляху и прапорец (небольшое знамя) на древке. После принятия петровской «Табели о рангах» фурьер по статусу был выше капрала и ниже каптенармуса. В лейб­-кампании в 1741—1761 годах фурьеры были приравнены к классным чинам VIII класса Табели, т.е. по статусу были равны капитан­-поручикам гвардии.

Находясь в отставке,  Макар Никифорович успел послужить в Шуйском  суде заседателем, в 1781 году был казначеем Шуйского у., а в 1786-­1788 гг. – шуйским  городничим (городничий ­ глава уездного города). В 1792 году, принимая в своем доме Петра Никитича Кречетникова – генерал-­майора, будущего  астраханского  губернатора, который был в Ярославле  с воинской командой  для «предотвращения  распространения чумы», свирепствовавшей тогда в Москве,  Макар Никифорович  заключил удачную  земельную сделку – продал   ему пустошь Воробьеву [оп.947  кн.11421  №42]. Уйдя  в отставку,  с 1775 года  Кречетников жил в своей усадьбе ­ селе Богородское, недалеко от Иванова. Среди участников заключенной сделки – представители семьи Теприцких, их родственники Редриковы, Оболдуевы, Каблуковы и Кайсаровы и тесть Кречетникова Яков Сытин, на дочери которого Анне он был женат.

И сын, и внуки  Макара Теприцкого  поддержали армейскую  традицию и служили, защищая Отечество. Продолжателями  воинской династии Теприцких в XIX веке и последними владельцами земель, о которых мы рассказывали, были братья  Владимир Фёдорович,  Михаил Фёдорович и Александр Федорович Теприцкие, сыновья поручика Федора Макаровича (см. схему рода) и его супруги Пелагеи Семеновны(урожд. Готовцевой). Старшие закончили  в Ярославле  Демидовский  лицей, затем служили в разных полках  императорской армии. Владимир, выйдя в отставку из Вознесенского уланского  полка в чине ротмистра, был депутатом дворянства от Шуйского у. Именно он в 1854 году вложил средства в обустройство Покровской церкви в селе Брюхово.  Михаил вышел в отставку в чине поручика (Воронежский уланский полк), был шуйским уездным судьей (1865).

Елена ФИЛИППОВА

Продолжение следует