Домой Газета Я верю в это

Я верю в это

Животворящий Крест Господень — одна из святынь православной России — находится в церкви во имя святителя Иоанна Златоуста в селе Годеново, неподалеку от города Переславль-Залесский. Совет ветеранов Ивановского района периодически организует паломнические поездки в Годеново. Очередное такое путешествие состоялось в минувшую среду. Своими впечатлениями делятся с газетой участники поездки.

Обретение веры в себя

Г.К. ГЛУШКОВА — председатель совета ветеранов Богданихского сельского поселения:

— Я посетила этот храм впервые в прошлом году. История Животворящего Креста потрясла, и когда нынче представилась возможность побывать в Годенове еще раз, то с радостью присоединилась к паломнической группе.

Люди наслышаны о чудесах и исцелениях от Креста и едут даже из дальних мест поклониться ему, попросить помощи. А в помощи каждый человек нуждается, ведь у каждого есть надежды на  то, что его проблемы со здоровьем или работой благополучно разрешатся, сложные взаимоотношения с близкими наладятся.

Слышала о таком факте. Каждый год к Кресту на поклонение приезжает седой слегка прихрамывающий мужчина. Оказывается, в свое время он служил в Афганистане, был тяжело ранен. Жизнь врачи ему спасли, но вот движение возвратить не смогли. Инвалидная коляска, беспомощность и полная зависимость от других — таков был приговор. Через отчаяние, алкоголь, мысли о самоубийстве прошел этот, тогда еще молодой, человек. Однажды ему приснился Святой Николай, который сказал, что спасение его — годеновский Крест Господень. Несчастный инвалид обратился к родственникам, с трудом убедил их свозить его к святыне. И чудо действительно произошло. Службу парень просидел в коляске. А после молебна при помощи родных встал на ноги. И начал потихоньку возвращаться в строй. Теперь он каждый год приезжает сюда. Я верю в это, потому что в результате обращения к святыне человек черпает силу духа.

По-моему, паломничество имеет смысл тогда, когда люди в результате сами меняются — раскаиваются в грехах, прощают обиды, становятся добрее и мудрее. Если же просто удовлетворят свое любопытство,  купят и поставят свечки, приобретут на память цепочку с крестиком или магнитик, то какой смысл ехать за сотни километров в монастырь?

Помоги нам, Боже, возродиться!

Е.А. КУЗНЕЦОВА, председатель  организации ветеранов  д. Жуково:

— История гласит, что явление Животворящего Креста произошло без малого шесть веков назад. Места эти были топкими. Самое большое болото называлось Сахотским. Люди старались обходить его стороной. Однако в конце мая 1423 года именно тут пастухам явилось чудное виденье. В воздухе из столба света возник крест с распятым на нем Спасителем. И рядом — Николай Угодник с Евангелием. А глас с неба повелел незамедлительно построить здесь Дом Божий, в котором бы и разместился Животворящий Крест.

Жители окрестностей, боясь ослушаться, немедленно принялись за работу, тем более что за ночь от болота не осталось и следа, земля оказалась сухой и пригодной к строительству. Деревянная церковь была названа Никольской — в честь Николая Чудотворца. Стала обживаться и местность вокруг, близ церкви появился поселок Никольский погост. Позднее его переименовали в Антушково. А в храме был выставлен Животворящий Крест.

Никольский храм пережил несколько пожаров, пока в 1776 году на его месте не построили большую каменную церковь на три престола: в честь Креста, Святого Николая и Покрова Матери Божьей. А в первой четверти 19-го века вокруг церкви в Никольском погосте решили выстроить монастырь.

В Годеново Животворящий Крест переместили уже в 20-м веке. Животворящий Крест пришедшие к власти атеисты хотели вынести из Никольского храма наружу, чтобы уничтожить «рассадник мракобесия и религиозного дурмана». Однако распятие неожиданно стало буквально неподъемным, хотя раньше не раз выносилось за пределы церкви. Тогда его решили распилить. Но против него оказались бессильны и топоры, и пилы. Создавалось впечатление, что сделан крест из самого прочного камня. Тогда церковь просто заперли, оставив реликвию под стражей из нескольких солдат. Но прихожане храма, переживая за святыню, сумели их подкупить. Тогда и был переправлен Животворящий Крест в годеновский храм. Чудеса воли Господней проявились и в том, что ночью вынести его смогли всего несколько верующих.

В Годеново мы ехали через Тейковский и Ильинский районы, и меня просто ужаснуло обилие на полях и вдоль дороги борщевика Сосновского. Этот ядовитый «злодей» и в нашем районе поглощает земли сельхозназначения с огромной скоростью. В храме у Животворящего Креста я никак не могла отделаться от мысли, что и в этой беде нужна помощь Божья. Правда, такая молитва должна исходить из сердца, из души множества людей, а подкрепить ее следует конкретными делами. Это, как в войну: молились о победе, но сами трудились для этого день и ночь.

Во всем должно быть чувство меры

Г.Н. УЖАСТИНА, старший корреспондент газеты «Наше слово»

— Я ехала в Годеново с тайной надеждой на то, что после безмолвного общения со Святыней на душе станет легче, уж слишком много огорчений случилось у меня  в последние два года. Однако на последнем повороте к храму Иоанна Богослова  глазам явилось то, чего лично я никак не ожидала — справа вдоль шоссе  установлена галерея огромных портретов членов семьи царя Николая Второго. Расстрел царской семьи в 2018 году я тоже считаю тягчайшим преступлением, но при виде этой галереи, а затем скульптурной группы семьи с нимбами святости над головами во внутреннем дворе церкви, подумала: «Я ехала сюда совсем не за этим».

Мои попутчицы, видимо, испытывают похожие чувства и  просьбу Ольги Ивановны Крамской сфотографироваться на фоне скульптуры выполняют молча, с неохотой.  Слышу, почти шепотом  обмениваются мнениями: «Все хорошо в меру», «У нас безвинно убиенных в войну 27 миллионов, почему-то они не святые»…

Я не знаю, как к этому относиться. Но уверена в одном: когда народу навязывают идею, заставляют в нее поверить, это оборачивается глухим отрицанием,  извращением исполнения  приказа. Впрочем, это не я уверена, об этом свидетельствует история.  И не зря из древности пришло к нам  предостережение — во всем должно быть чувство меры.