Домой Газета Я с Егором под угором простояла пять ночей

Я с Егором под угором простояла пять ночей

В Богородской сельской библиотеке состоялась встреча читателей, посвященная Дню балалайки.

«Необычный международный праздник музыкантов-народников День балалайки впервые отмечался в 2008 году, — рассказала заведующая библиотекой О.В. Шилкова. — И сегодня мы вспомним поэта Виктора Бокова, на стихи которого создано более ста пятидесяти песен. Кроме этого он собирал частушки, на концертах сам исполнял их, играл на балалайке. Умер Виктор Федорович 15 октября 2009 года в возрасте 95 лет.

Песни Виктора Бокова волнуют и радуют сердца потому, что полны глубокого содержания, душевного тепла. «На побывку едет молодой моряк», «Ой, снег, снежок», «Лен», «На Мамаевом кургане» и, наконец, самая популярная «Оренбургский пуховый платок»… Эти и многие другие его песни стали народными.  Но мало кто знает, что Виктор Боков в молодые годы собрал по деревням и селам центральной России около десяти тысяч частушек, прибауток, запевок. Он проделал работу, равную труду целой фольклорной экспедиции. Потому-то  все стихи Виктора Бокова пронизаны живым народным словом, озорством прибаутки.

Много на земле пишущих стихи и поющих песен. Но очень немногим выпадает счастье войти своим творчеством в сердца людей и сопутствовать им в радостях и печалях в течение всей жизни».

Ольга Владимировна предложила читателям вспомнить известные им частушки. Алексей Рытиков напел такую:

Я, бывало, только свистну —

В белой кофточке бежит.

А теперь пою, играю —

И в окошко не глядит.

Оказалось, у всех в памяти частушек множество. Маргарита Иванова, Нина Малявина, Наталья Самойлова, Надежда Коваленко, Алевтина Суреева, Надежда Цыплова, Тамара Рябова – и пели, и диктовали, библиотекарь только успевала записывать.

Эх, рожь, моя рожь,

Кто тебя посеял?

Распроклятая любовь,

Кто тебя затеял!

 

Я старушка боевая

Ещё буду боевей.

За меня четыре деда

Выходили на дуэль.

 

Полюбила лейтенанта,

А понравился майор.

Загляделась на майора,

Лейтенанта кто-то спёр.

 

Я, бывало запою —

Рябина закачается.

А теперь я запою —

Измена получается.

 

Говорят, что я старуха,

Только мне не верится.

Ну, какая ж я старуха —

Всё во мне шевелится.

 

Я  бывало запевала:

«Река-Волга, река-Дон».

А теперь я запеваю:

«Далеко уехал он».

 

Весело мне, весело.

Весело на всё село.

Мне бы дедушку богатого

И больше ничего

 

Полюбила лётчика,

Думала летает.

Прихожу на аэродром,

А он подметает.

 

Маменька ругается,

Братишка заступается:
«Пускай моя сестрёночка

Любовью наслаждается».

 

 

Музыкальный поэт России

Во многих стихах и песнях Виктора Бокова  так и слышится веселая и грустная, смешная и лукавая русская частушка. По-моему, именно частушки стали  тем  крепким фундаментом, на котором возведен изумительный «храм» творчества этого поэта. Всю жизнь он и собирал их, и сочинял. Частушек знал великое множество, на сцене мог петь пять часов подряд. А как умел передать своеобразие диалектных напевов!

Вот одна из записей концерта. Виктор Федорович объявляет: «Воронежская «матаня»:

Эй, подружка, время восемь
Без пятнадцати минут,
Скоро наши ухажеры
К нам беседовать придут…

Балалайка так и звенит переборами, так и зовет подпеть и сплясать. Потом он говорит: «А вот «Сибирские приисковые», поются с растяжкой, не спеша».

Я с Егором под угором
Простояла пять ночей,
Не для ласки и любови —
Для развития речей…

«А это «Семеновна», любимая в Подмосковье» — объясняет Виктор Федорович и начинает:

Самолет летит,
Трава колых-колых,
Мальчишки хитрые,
А мы хитрее их…

У каждого писателя — свой исток, откуда идет его творчество. Исток Бокова — подмосковная деревня с её песнями, сказками, поговорками. Отсюда и слова поэта: «Песню русскую, русскую землю так люблю, что и слов больше нет!». Вот как он сам объяснял свою любовь к этому виду творчества: «Я рос в русской деревне, возле Сергиева Посада. Рос под гармошку, балалайку, под русскую пляску, под русские песни. Прекрасно пела моя мать. Настолько богатые распевы у неё были и голос замечательный — сопрано народное, высокое».

Самые первые и самые популярные его песни — «На побывку едет молодой моряк» и «Оренбургский пуховый платок».  Первая принесла большую популярность всем создателям — поэту Виктору Бокову, композитору Александру Аверкину и певице Людмиле Зыкиной.
Следующая и по времени написания, и по популярности «Оренбургский пуховый платок» написана в соавторстве с Григорием Пономаренко.

А история её создания такова. В 1958 году в Оренбурге создавался русский народный хор. Работники местной филармонии решили пригласить для создания песен к его первой программе композитора Григория Пономаренко и поэта Виктора Бокова. Они приехали в Оренбург, поездили по Уралу и даже сочинили несколько песен: «Выходил на поля молодой агроном»,  «Ой, снег, снежок, белая метелица…». Но полного удовлетворения не было, не «шла песня», которая должна была стать запевкой всей программы и нового коллектива.

Поиск сувениров привел их на местный рынок, в торговый ряд, где продавались знаменитые оренбургские пуховые платки. Виктор Боков выбрал самый лучший, и в этот же день в Загорск, где жила его мама, была отправлена посылка. «Я представил себе, — вспоминал поэт, — как в зимний холодный вечер на ее плечи ляжет эта теплая, затейливая, пушистая вязь. И тут, словно ниточка в пряже, потянулись одно за другим слова искомой песни. Не выходя из здания почты, на бланке телеграммы я написал весь текст. Пономаренко, когда прочитал, ахнул от восторга, и пока возвращались в гостиницу, уже созрела мелодия».  Друзья сразу отправились на репетиционную базу Оренбургского хора. Виктор Боков прочитал стихи и стал их диктовать, чтобы девушки записывали, а Пономаренко наигрывал по ходу чтения на баяне мелодию.

История создания песни-сказа о Мамаевом кургане тоже из жизни. Виктор Федорович рассказывал: «Однажды я около полутора месяцев гостил у своего волгоградского друга, композитора Григория Пономаренко. Как-то поехал на Мамаев курган и провел там целый день. В раздумье смотрел, наблюдал, вспоминал. И увидел стоящую на склоне легендарной высоты седую женщину, устремившую взор на Волгу. Она стояла неподвижно, как изваяние, как памятник, как скорбь, и смотрела, смотрела, смотрела на Волгу. Я не мог быть бестактным, не мог подойти к ней и спросить: «Почему вы здесь? Почему так печальны?» Видимо, она кого-то потеряла на Мамаевом кургане. Кого? Сына? Мужа? Дочь? Не знаю… Вот этот образ меня настолько потряс, что я не мог уже о нём забывать. И родилась строка «На Мамаевом кургане — тишина…» и родились другие строки. Родилась песня. Песня зазвучала в эфире.

А вот еще одна история создания песни: «В Алуште на улице я встретил пожилого человека. Он нес в руках красивые белые цветы. И тут я заметил, что не только цветы, но и виски у него были белые. Белые цветы, белые виски – след, оставленный войной…

Меня чрезвычайно взволновала эта случайная встреча, и по дороге домой я сочинил строчки, которые записал на бумагу: «Снег на ромашке. Снег на рябине. Снег на черемухе. Снег на калине. Снег на висках ветеранов войны. Снег пережитого. Снег седины…».

Мы помним нашего народного поэта Виктора Бокова. Народного не по официальному статусу, а по великой популярности его творчества.

Галина ДЕМИДОВА