В каждой семье книга жизни — своя

В каждой семье книга жизни — своя

В областном конкурсе творческих проектов ученик Богданихской школы шестиклассник Андрей Лебедев стал победителем в своей возрастной группе с видеофильмом «Моя семейная реликвия». На вопрос «Что за реликвия?» директор школы Светлана Анатольевна Клюхина ответила мне: «Вот, посмотрите» и включила ноутбук.

 Скрипка, которая озвучивала немые фильмы

И я увидела старую скрипку, услышала ее историю. Этот инструмент привез с Колымы Зиновий Самойлович — прадед Андрея, который провел в лагере для осужденных по политической статье 16 лет, с 1937-го по 1953 год. Он был учителем. Причина ареста, с сегодняшней точки зрения, нелепа: один из учеников баловался рогаткой и нечаянно попал в портрет Сталина. Учителя осудили за ненадлежащее воспитание школьника.

Но еще больше поразила меня  манера подачи материала. Бабушка Андрея Ольга Зиновьевна и его отец о трагических событиях прошлого рассказывали спокойно, не делая акцента на трудной судьбе их близкого человека. А человек был, судя по всему, незаурядных способностей. Учась в  Ленинградском университете, подрабатывал в оркестре, который озвучивал немые фильмы.

Сейчас, через 85 лет с того времени, учится играть на скрипке праправнук Олег. Ему 11 лет, ходит в музыкальную школу.  Я услышала и звучание этой скрипки — отличное, звонкое. Увидела пианино. В общем, как бы побывала в доме Лебедевых.

А Светлана Анатольевна сообщила, что в этой семье семеро детей. Четверо из них учатся в Богданихской школе, трое еще малыши. «Учатся ребята очень хорошо, — сказала директор. — Прилежные, аккуратные, с ними у нас никаких проблем. Разговаривают всегда тихо, вежливо. Видимо, дома так приучены».

Неужели ему только еще пять месяцев?

Ну, как было не отправиться в редкую, по нынешнему времени,  семью, где семеро ребятишек? Екатерина Владимировна, мать семейства, попросила по телефону только об одном: прийти в то время, когда старшие ребята в школе, чтобы можно было не спеша поговорить.

И вот мы сидим с ней в просторной кухне, на столе — пицца, только что из духовки. На руках у Екатерины пятимесячный Елисей. Удивительно спокойный малыш мусолит и мусолит сушку. «Зубы режутся, — объясняет мать, — мы специально покупаем маленькие сушки, пластмассовые кольца не даем».

Он крепко стоит на ножках, придерживаемый, конечно, мамой. Говорит «Ма» и «Ти-ти», когда хочет есть.  Кормить его грудью мать намерена до года, как и всех предыдущих шестерых, но он уже охотно кушает и творожок, пюре из кабачка с морковкой, овсяную кашку. Еще она говорит, что мальчик удивительно смышленый. В пять месяцев все понимает. А уж как отца любит, это надо видеть.

Я, кстати, видела. Когда мы с хозяйкой уже наговорились, и надо было уходить, вернулся с работы Игорь Валерьевич. Как он соскучился по малышу! Тот — тоже, так и рванулся к отцу на руки, ведь целый день не виделись.

Всегда все при деле

В этом доме меня удивляло буквально все. Везде чистота и порядок. Семь детских кроватей и пять письменных столов. Стены и подоконники не изрисованы, как это часто бывает в многодетных семьях. Нет ни одного телевизора. Не потому, что купить не на что. Родители убеждены: «ящик» — пожиратель времени, которое важнее употребить на учебу, на работу в огороде или по дому, на музыкальную школу. Они считают, что современное ТВ детей хорошему не научит.

Просторный дом Лебедевы «вырастили» сами из маленького садового, с печкой, который купили на окраине Кохмы лет десять назад. Провели газ, сделали пристройки — справа и слева, потом — второй этаж. Участок вместе с домом — шесть соток. Ни один клочок земли в огороде не пустует.  «Банок на зиму накрутили штук 250, —  говорит хозяйка, — все подполье ими заставили. И грибов запасли. Лес рядом, как пойдут вместе с отцом — сразу пять пакетов приносят».

Рядом с кухней, где беседуем мы, играют в детской Никита, ему пять лет, и Лиля — три года. Бегают в догонялки, потом Никита усаживает сестру на качели в дверном проеме, и вот опять — в догонялки. И, странное дело, шумят не слишком, маму не дергают, играют себе и играют. Я удивляюсь, а Екатерина говорит: «У нас так заведено, всегда все при деле и никто никому не мешает. А по воскресеньям вечером — семейное собрание. Читаем кусочек из Библии и объясняем на понятном детям языке. Отвечаем на их вопросы, обсуждаем дела в школе».

Шесть сыночков и лапочка-дочка

Прошу рассказать о каждом из детей, Екатерина Владимировна охотно соглашается.

Старший Андрей  — отличник, участник разных олимпиад и конкурсов, учится в седьмом классе. Правая рука мамы, умеет управлять обстановкой, организовать детей. Если надо куда-нибудь уйти, она спокойно оставляет с ним всех шестерых («но надолго я никогда не отлучаюсь»).

Олег в шестом. Тихий, спокойный. Учится тоже отлично, больше всего любит математику. У него замечательная память. Рассказ учителя на уроке может повторить слово в слово. Со всеми ладит, никогда никаких конфликтов («прирожденный дипломат, в классе его за это уважают»).

Давид — четвероклассник. Третий класс окончил с одной четверкой по русскому языку («но я его не тяну, пусть сам к пятерке стремится, он может»).

Матвей — ученик второго класса. Способный, но не усидчивый. Любит бегать и прыгать, а не за учебниками сидеть («с ним мне приходится заниматься и торговаться: пока не напишешь — не получишь или гулять не пойдешь»).

Никите пять лет, воспитывается дома («у нас все домашние, в садик никто не ходил»).

Лиля — единственная сестричка шестерых братьев. Ей три года. Любит рисовать. Если просит маму позволить ей навести порядок в нижнем ящике шкафа, значит — хочет посмотреть, что же там такое хранится («любит помогать мне на кухне, особенно, когда пироги пеку»).

В оздоровительные лагеря Лебедевы детей не отправляют. Когда родился третий ребенок, купили подержанную автомашину. Игорь педиатр, простудятся — сам лечит, но ребятишкам иногда требуются и другие специалисты. И отец возит к стоматологу, к глазному, дерматологу, Матвея — к логопеду. Объехали почти все города Золотого кольца. «Нынче я их только собирала да встречала, — рассказывает Екатерина, — ведь Елисей еще  мал для больших поездок. Приезжают довольные, сувениры привозят, фотки показывают. В Москве на Красной площади были, в зоопарке, на ВДНХ, в музее физики».

Чем богаты родители, тем детей и одарят

Рассказывает Екатерина просто, спокойно, и у меня невольно вырывается вопрос: «А от чего Вы больше всего устаете?».

«От шума, — отвечает. — Не переношу крика. У нас в доме кричать  вообще не принято». Но закончила наш разговор совсем другой темой: «Не понимаю, как скидывают своих детей на бабушек да дедушек? Хотят пожить в свое удовольствие, а потом удивляются, что взрослые дети от них отвернулись. Без родительской любви дети не растут, а чахнут. А родители чем сами богаты, тем и детей одарят». Она имеет в виду душевное богатство.

Игорь вызвался подвезти меня до автобусной остановки. По дороге мы разговорились о Библии, о том, что это книга мудрости, что у многих она дома есть, но читают редко, обычно, когда что-нибудь стрясется.  На прощанье Игорь сказал мне: «Книга жизни — в переносном смысле — в каждой семье своя. А Библию всем полезно читать и перечитывать каждый день. Мы каждый день находим в ней что-то новое, лучше понимаем».

Наверное, он прав. Они, Лебедевы, правы.

Галина ДЕМИДОВА

elisej
igraem-v-dogonyalki my-celyj-den-ne-videlis ona-lilya-a-ya-nikita