Умные индюки Умниковых

Умные индюки Умниковых

Есть еще в регионе энтузиасты домашнего экзотического птицеводства, но таких личных подсобных хозяйств становится все меньше, а у фермеров остался только один страусятник.

 Селянами стали… по Интернету

Владелец личного подсобного хозяйства Александр Умников и его супруга Ирина живут в пригородной деревне  Игнатово Ивановского района. В 2008 году они обзавелись 14 сотками земли, и глава семьи с помощью своего мастеровитого отца начали строить большой кирпичный дом. Дети уже взрослые, и решили  супруги: надо перебираться на природу. Причем, на постоянное место жительства.

«Вы спросите, имели ли мы когда-нибудь отношение к деревне и сельскому хозяйству? — размышляет хозяин, сидя за столом в зале того самого особнячка. — Нет, мы — коренные горожане. К примеру, у моих родителей был огород с домиком, я приезжал сюда два-три раза в год. Но в Игнатове сразу захотели иметь огород — обеспечивать себя и близких родственников овощами, картофелем, зеленью, фруктами».

Где свой дом на земле, там и сторожевая собака, кошка и… курочки, экологически чистые яйца.

Александр Валентинович, говорит о муже Ирина, «человек очень увлекающийся, фонтанирующий идеями». Это ему пришла в голову мысль выращивать для души и домашнего стола индюков. Четыре года он назад начал ее реализовывать.

При этом компьютерной грамотности ему не занимать: будущий пенсионер (немного осталось до заслуженного отдыха) работает в одной из сетевых компаний Иванова. В Интернете и «самообразовывался», шутит хозяин индюшачьего хозяйства, в котором каждый год выращивается до полусотни экзотических для нашей области птиц.

Почему именно индюки? «Подсознательно это произошло. Вспомнил сказку Корнея Чуковского, которую читал в детстве, а потом узнал всё про этих птиц и понял, что это для подворья просто находка: и мясо, и диетическое мясо, и яйца крупные, очень полезные», — объясняет Александр Валентинович.

Пород много: бронзовые, белые, широкогрудые… Первые два десятка цыплят покупал в питомнике Сергиева Посада. Умников все просчитал и выбрал мясное птицеводство — северо-кавказскую породу. Сегодня, говорит хозяин, этих  цыплят не достать, и ему раз в год привозят по заказу птичью малышню кросса  Хайбрид Конвертор, выращенную в инкубаторах Польши из… канадских яиц. Такая вот международная кооперация во время западного эмбарго. Эта мясная птица, рассказывает энтузиаст, очень похожа на американскую Биг-6.

Месяц назад ему снова привезли полсотни цыплят для выращивания в этом году. Почему не выводит их в своих инкубаторах? Умников отвечает, не вдаваясь в технологические тонкости: «Чтобы соблюсти чистоту кросса, не терять его кондиции, в том числе вес, яйценоскость».

Вес самца за 120-150 дней достигает 28 килограммов, его подруги — меньше: зато она за этот период приносит до 80 яиц по 160 граммов каждое.

Бородатые птицы по сравнению с курами — мудрецы

Идем с Александром Валентиновичем во двор. Птичья малышня месячного возраста содержится в скромном птичнике, где ей постоянно подсыпается корм (овес, пшеница, зелень), а из обычной полиэтиленовой пятилитровой бутыли в желобок капает вода.

«Чуть подрастут индюшата и будет тепло, мы их выпустим гулять во двор. Там они будут набирать вес всё лето, уходя под крышу для питания и питья, — продолжает хозяин. — А вообще-то особи этой породы могут даже по снегу гулять и зарываться в нем. Но мы круглый год их не содержим. У нас летом, как зоопарк. Жители и гости деревни ходят смотреть на нашу птицу».

Кстати, восхищается энтузиаст, индюки, когда подрастают, становятся очень красивыми, интересными. Недаром эту породу зовут индостраусами.

«Меня  они считают главным и не боятся совершенно — наоборот, норовят облепить. Они совершенно беззлобны, клюются только когда проголодаются. Это, в отличие от кур, которые у нас тоже есть, очень спокойные птицы. Смотрите, любого цыпленка в руки можно взять».

Даже корреспондента не убоялись канадские цыплята. В птичнике крутились у самых ног.

«Индюки, по сравнению с глупыми  курицами, очень умны, — снова вступает в разговор Ирина. — Хохлатки вечно всех боятся, бестолковые, а те, как собаки, чувствуют человека, подбегают к хозяевам».

Но осенью наступает время, когда индюков надо превращать в индюшатину — резать на мясо. Хозяин делает это сам, по безболезненной технологии. На продажу излишков идет живая птица, так как за клеймение мяса для реализации на рынке ветеринары берут 10% от стоимости тушки.

Не жалко ли своих красавцев? Это сложный вопрос, отвечает владелец ЛПХ, ведь свинью тоже жалко резать… «Это жизнь, хозяйство. У наших птиц нет кличек, нет и привыкания к ним».

Говорили и об экономике домашнего птицеводства. «Если это бизнес, то в мелких масштабах он невыгоден, —  считает хозяин индюшатника. — Очень дороги комбикорма, зерно, микродобавки; приходится тратиться на услуги ветеринара, профилактику эпидемий. А самое главное — реализация  индюшатины идет слабо. Поэтому в области закрываются магазины даже крупных фирм из других регионов. Спасибо райадминистрации, в которой мы зарегистрированы и получаем, если надо, средства на  ветлекарства… Поэтому индюки для нас — все-таки хобби, подспорье к нашему столу, помощь родителям и детям».

 Как дела в других подворьях?

Как сообщил главный специалист регионального департамента сельского хозяйства Иван Голицын, из-за низкой рентабельности и убыточности птицеводства от него отказались почти все КФХ региона. Даже появившаяся несколько лет назад гусиная ферма Надежды Красавиной из деревни Алексино Фурмановского района, о которой писала «ИГ». Там выращивали и экзотических кур и перепелок. «Наше КФХ, сохранив помещение фермы и базу, стало чисто растениеводческим, — рассказала молодая хозяйка. — Я распродала птицу. Часть стада купили подворья села Широкова, остальное ушло по предложениям через Интернет по области и в другие регионы».

Жаль. Ведь Надежда так мечтала о гусином бизнесе. Это тоже очень пригодная к разведению птица…

На областных сельскохозяйственных ярмарках еще можно увидеть экзотическую птицу, выращенную в ЛПХ из деревни Свозня Гаврилово-Посадского района: кур редкой породы, перепелок, фазанов, даже павлинов. Семейная ферма Андрея и Киры Юмашевых, где выращивается более тысячи особей, еще  держится. Но  при таком количестве домашних пернатых нужна автоматика, а значит — большие вложения.  Добыть корма для такого стада тоже затратное дело.

 Фермер Анна Подшивалова из села Введеньё Шуйского района содержит страусов. Ее фирма так и называется «Шартомский стаус». Здесь сделали ставку на экологический туризм и каждый день принимают группы гостей. Но нетрудно понять, что это — небольшой доход.

Малое птицеводство держится только на энтузиазме таких хозяев, как Александр Умников.

Павел РАЗУВАЕВ