Удобно ли жить при городе?

Удобно ли жить при городе?

Когда-то в пригороде селились те, кому квартиру в городе не получить, а далеко жить нельзя из-за работы. Так вокруг городов вырастали поселки с хаотичной застройкой, без удобств, со скверными дорогами.

Теперь все иначе. Однако недавно в Богородском на встрече с читателями газеты «Наше слово» разговор в основном сосредоточился на проблемах д. Афанасово.  Это близкий пригород, туда не только маршрутка, а даже троллейбус ходит — №8.

Стать моим гидом по Афанасову я попросила жителя этой деревни Юрия Молюкова.

 

Дорога до обелиска

— Вот смотрите, — начал комментарий Юрий Владимирович. – От конечной остановки троллейбуса идем в Афанасово. Это пока еще городская территория. Где идти по этому отрезку пути? Тротуара нет, дорога вся в выбоинах. Сегодня дождь, не увернешься от встречной машины — окатит грязью. Но самое опасное место – между Третьей линией и Четвертой. Деревья и кусты здесь нависают над дорогой до ее середины. Как  разъехаться со встречной машиной и не поцарапать свою, если едешь к остановке? А если еще и пешеход тут окажется, ему, бедному, вообще приходится шарахаться до противоположной изгороди. Представьте эту картину ночью да еще в дождь…

Улиц в Афанасове, которые почему-то называются линиями (словно мало в русском языке хороших благозвучных слов), семь. Заасфальтирована только одна – Первая. Здесь установлен обелиск в память о земляках, погибших в Великой Отечественной войне. За ним асфальтированная дорога  заканчивается.

— Дальше, как везде, — говорит мой гид. – Грунтовка. Где жители сами подсыпку сделали, проехать можно. Но такая самодеятельность недолговечна. Нужна не просто подсыпка, а строительство дороги по всем правилам: «корыто», подушка, кюветы…

Юрий Владимирович обходит памятник кругом, проводит рукой по фамилиям погибших, словно гладит список, и долго молчит.

— В Вашей семье, наверное, тоже есть фронтовики? – осторожно спрашиваю я.

— Да, мой дед Данила Михайлович был участником  Великой Отечественной. Юбилей Победы для меня священная дата еще и потому, что я – военный. В армии, в военно-воздушных силах,  прослужил тридцать пять лет.

 

Светло только в «белые ночи»

Я обратила внимание на отсутствие уличного освещения. Оказывается, во всем Афанасове так. Проблема переходит из года в год. Сначала денег в бюджете не было, потом «Ивэнерго» не дало разрешения на использование своих опор.  Как дальше будет решаться вопрос – не ясно. А пока ночью люди ходят в темноте, школьники бредут до остановки по обочине дороги.

— Хорошо, хоть общественный транспорт до Афанасова ходит регулярно, — говорю своему спутнику.

— Хорошо-то хорошо, — со вздохом отвечает мой гид. – А вот представьте, каково жителям деревни Светлый Луч. Через Афанасово до местечка Митрофаново  ходит маршрутка. До Светлого Луча еще два километра. Неужели нельзя пустить туда автобус, хотя бы один в час? Каково людям, особенно пожилым, идти до остановки зимой или в распутицу?

 

Открытия новой поликлиники ждали зря

Дальше наш разговор перешел на проблему медицинского обслуживания. Оказывается, с открытием на Сортировке поликлиники №9 для жителей Афанасова ничего не изменилось: по-прежнему на прием к специалистам надо ездить в ЦРБ в Ново-Талицы.  На общественном транспорте, с пересадками. Проблема.

— Согласно статье 16 Закона об ОМС застрахованный может выбрать медицинскую организацию из числа тех, которые участвуют в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования, — говорит Юрий Владимирович. — Но реализовать это на практике лично у меня не получилось. В поликлинике №9 на меня карточку заводить отказались.

 

Митинги на кухнях

Как-то само собой сложилось в последние годы, что часто власти поворачиваются лицом к проблеме тогда, когда люди начинают активно выступать, и формируется определенное общественное мнение. Юрий Владимирович согласился со мной в этом, но задал неожиданный вопрос: «А как формировать общественное мнение, когда в Афанасове вообще нет помещения, где люди могли бы провести собрание или другое мероприятие? Вот и молчат, а если обсуждают проблемы деревни, то на своих кухнях».

— А я слышала, что на одной из улиц Афанасова несколько лет назад даже был определен участок под строительство культурного центра.

— Не знаю.  Известно только одно: люди все больше уходят в себя, все меньше участвуют в общих делах. Появляется равнодушие – коварное свойство души. Разрастаясь, как плесень, оно губит все здоровое вокруг. Не помню классическую цитату об этом дословно, но смысл таков: бойся равнодушных — они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существуют на земле всякие несправедливости, а также предательство и убийство.

 

«У нас – ивановские корни»     

Юрий Молюков в 1974 году закончил Воронежское авиационно-техническое училище, служил в Тамбове, Туле, Иванове. С 1983 по 1986 год учился в военно-воздушной академии имени Гагарина. Как слушатель академии участвовал в военном параде на Красной площади в честь 40-летия Победы. Затем служба в Приморье, а с 1991-го в течение  тринадцати лет – в Иванове, на Северном аэродроме. Вышел в отставку в звании полковника в 2004 году.

Сейчас он — генеральный директор фирмы «Стройтехника», занимается сугубо мирным и очень важным делом.

«Иваново – это навсегда, — заканчивает наш разговор Юрий Владимирович. — Мы с женой обожаем среднерусскую природу, местный народ, такой простой и добрый. Здесь, в Афанасове, у нас дом, построенный своими руками, родовое гнездо сыновей. Хорошие ребята выросли. Оба закончили энергоуниверситет, работают. Вот женятся, внуки будут. Скажут: «У нас – ивановские корни». Звучит? Еще как звучит!»

 

*  *  *

А я снова думаю о проблемах Афанасова, вспоминаю Коляново и Богданиху. Тоже пригороды, но там почему-то удобнее и комфортнее.

Галина ДЕМИДОВА