Домой Газета У каждого предмета есть своя история

У каждого предмета есть своя история

Дома у Ольги Лушниковой хранится несколько вещей, сплетенных из ивовых прутьев и липового лыка корзины, сундучки, лапти и кашпо.

В некоторых семьях до сих пор хранятся старинные предметы, доставшиеся от дедушек и бабушек. Их тщательно берегут и передают по наследству из поколения в поколение как семейные реликвии.

Об этих дорогих сердцу вещах рассказали жители Ивановского района. Они приняли участие в онлайн-мероприятии «Артефакт от прадеда», которое прошло в рамках социального проекта «Всегда в контакте!» в отделениях социального обслуживания на дому граждан пожилого возраста и инвалидов Комплексного центра социального обслуживания населения по г.о. Кохма и Ивановскому району.

«Горка» для дома

Жители района и социальные работники представили фотографии своих семейных реликвий с короткими рассказами об истории появления этих предметов в своей семье и использовании их в настоящее время. Среди вещей оказались плетеные сундучки, самовары, глиняная посуда, старинная мебель, утюги, подсвечники, керосиновые лампы, зеркала, чугунные ступки, необычайно красивые сервизы и фронтовые письма-треугольники многое другое. Некоторым из них сто и более лет.

О своей семейной реликвии, которая передалась по наследству от родственников, рассказала Ольга Корзина. У Ольги Ивановны уже много лет хранится «горка» (или шкаф для посуды).

У Ольги Ивановны уже много лет хранится «горка» (или шкаф для посуды)

Кстати, такой термин использовался в дореволюционной России из-за того, что посуду в таких шкафах часто складывали горкой. Название «горка» до сих пор на слуху. Современные дизайнеры интерьеров включают эти разновидности шкафов в дизайн-проекты, украшая и дополняя ими композиции гостиных и просторных кухонь-столовых.

— «Горка», которая хранится у меня, принадлежит бабушке. А бабушке подарили ее родители на день свадьбы. С тех пор «горка» передавалась по наследству. От моих родителей она перешла ко мне и сестре. Шкаф этот ручной работы. В нем имеются две полочки. «Горка» нам очень дорога, так как это память о наших родных. Считаю, что беречь семейные реликвии — хорошая традиция. У каждого предмета есть своя история, — добавила Ольга Корзина.

Вещи на века

Дома у Ольги Лушниковой хранится несколько вещей, сплетенных из ивовых прутьев и липового лыка: корзины, сундучки, лапти и кашпо. Все они сделаны руками ее прадедушки Луки Марковича.

О своем родственнике Ольга Германовна знает немного. Она рассказывает, что у прадедушки была большая семья и много детей. Все они жили в Иванове — на улице Революционной в Авдотьино.

Дом Луки Марковича знали все местные старожилы. Он отличался от других тем, что на правой его стороне была башенка, которую глава семейства построил своими руками. А еще у него было увлечение: Лука Маркович плел корзины, лапти и предметы интерьера. Все его вещи семья бережно хранила. Ольга Германовна предполагает, что какие-то свои работы  он делал на продажу.

Прадедушки Ольги Германовны не стало в пятидесятых годах прошлого века. Его дом простоял еще несколько десятков лет. В нем продолжали жить дети и внуки Луки Марковича.

В начале 90-х годов на улице Революционной стали сносить старые дома. На их месте появлялись многоэтажки. И семейный дом также определили под снос. Если бы не начали «обновлять» эту улицу, семья бы не покинула родные стены, уверена Ольга Германовна.

Ее родители решили переехать в деревню Говядово Ивановского района — там они купили участок. На новое место перевезли сруб семейного дома из Авдотьино. Переезд был непростым. В Говядово перевезли мебель и кухонную утварь. Много вещей нашлось на чердаке, когда его разбирали. Там семья обнаружила дедушкины корзины, лапти, кашпо, сундучки. Родители Ольги Германовны не смогли их выкинуть, ведь эти вещи многое для них значили: они напоминали о Луке Марковиче.

В Говядове дедушкин дом обновили. К сожалению, родные Ольги Германовны не стали восстанавливать башенку, которая раньше была на доме. Главной целью для них было обустройство на новом месте. Зато вещи, которые сделал своими руками дедушка, семья сохранила и передала по наследству младшему поколению.

— Кашпо мы нашли, когда перевозили дом. Родители вспомнили, что оно стояло на самом видном месте в помещении, и не смогли его выбросить. В кашпо долгие годы ставили комнатные растения. Но потом его убрали на чердак. С этого момента и до переезда кашпо там и находилось. Жаль, что время сказалось на его внешнем виде. Раньше кашпо было на трех ножках, которые впоследствии сломались, тем не менее, я продолжаю им пользоваться, — говорит Ольга Лушникова.

До сих пор у нее хранится и дедушкина корзина. Она необычной формы: глубокая, как ведро, и с двумя ручками по бокам. Ольга Германовна даже не может предположить, зачем нужна была корзина такой формы. Ее мама использовала эту вещь как «домик» для кур-несушек и наседок.

В плетеном сундучке долгие годы семья хранила предметы рукоделия: пяльцы для вышивания, пряжу, спицы и нитки. Сундучок сохранился до настоящего времени, однако, теперь это в большей степени семейная реликвия, а не емкость для хранения вещей.

А лапти, которые сплел Лука Маркович, почти как новые. Они висят в бане и украшают интерьер. Их периодически примеряли дети и внук Ольги Германовны.

— Этим вещам, думаю, больше ста лет. Хорошо, что они не затерялись, не были выброшены как ненужные предметы. Раньше как-то не задумывалась о важности этих вещей, а теперь понимаю: реликвии обязательно нужно хранить. В них история нашей семьи, — добавляет Ольга Лушникова.

Полушубки на «Зингере»

Любовь Федосова с удовольствием рассказала о своей швейной машинке «Зингер». Она ей досталась от дедушки Ивана Ивановича по маминой линии.

— У дедушки интересная и трагическая история. Со своей семьей он жил в небольшой деревне в Фурмановском районе. У него было восемь детей. Семья держала скотину, у нее был свой огород. Дедушка участвовал в Первой мировой войне. Его забрали на фронт вскоре после свадьбы. Иван Иванович вернулся живым. В Великой Отечественной войне он как солдат не участвовал (не подошел по возрасту), однако рыл окопы под Москвой. Это была осень 1941 года.  Дедушка застудил ноги, не мог ходить. Его выходила бабушка. Она запаривала сосновый и еловый лапник в деревянной кадке. Дедушка ставил туда ноги и прогревал их. Вскоре он начал ходить, даже работал некоторое время в колхозе.  А в 1943 году Иван Иванович умер от онкологии, — вспоминает Любовь Николаевна.

Любовь Федосова с удовольствием рассказала о своей швейной машинке «Зингер».

Самым главным умением ее дедушки было шитье. Он был самоучкой. На машинке «Зингер» Иван Иванович шил школьную форму для своих детей, полушубки из овчинных шкур, а бабушка — рубашки и платья (кстати, она работала ткачихой на фабрике в Фурманове).

Машинка «Зингер» передавалась из поколения в поколение. Теперь ей пользуется Любовь Федосова. Она говорит, что машинка хорошо прошивает плотную ткань.

Еще у Любови Николаевны есть часы с маятником и мебельная горка ручной работы, которую ей подарила подруга мамы. Часы до сих пор работают, хотя они 1933 года выпуска. А в мебельной горке она хранит книги и банки с вареньем.

Семейные реликвии — это единственная связь с нашими родными, которую нельзя разрывать. Когда-нибудь и наши вещи станут историей, помогут кому-то узнать что-то новое о своей семье, о своем районе и малой родине.

Алена КОРОЛЕВА