Домой Газета «Ты будешь моим ребенком даже в 108 лет»

«Ты будешь моим ребенком даже в 108 лет»

«Не разувайтесь», — настаивает Нина Павловна, добавляя, что медики и сотрудники соцслужб всегда заходят в обуви. Через несколько минут она расскажет, как сама моет пол в доме, и мне станет немножко стыдно за свои неснятые кроссовки. Вот уже восьмой год ветеран труда Нина Павловна Кадушкина передвигается в инвалидном кресле. С тех пор, как не стало дочери и ушел в армию внук, живет одна. Это история о пожилом человеке, которых вокруг нас очень много. И о том, что каждый из них нуждается в поддержке и общении.

В д. Дегтярево, где живет 74-летняя Нина Павловна, меня привело ее письмо. «Проживаю в муниципальном доме, из удобств только холодная вода и газовое отопление, — написала пожилая женщина в редакцию. — Ни горячей воды, ни ванны, ни туалета нет. За мной добровольно ухаживают соседи (выносят туалет-ведро, приносят продукты, лекарства). Коляски у меня развалились, так как кончился срок годности. Дочь начала оформлять замену, но не успела. Умерла». Телефона в письме не было, поэтому пришлось приехать без звонка. «Даже не знаю, зачем написала вам письмо, от отчаяния, наверное» — смущается пенсионерка. Но в том, чтобы рассказать о своей судьбе, не отказывает.

Вышла замуж в армии

Нина Павловна родилась в Юрьевецком районе. Но детство ее прошло в Макарьевском районе Костромской области. С пятого класса воспитывалась в интернате: «Мать у меня была, но об этом и рассказывать не хочется… Учителя забрали и определили в интернат». Когда перешла в восьмой класс, узнала о наборе на текстильные фабрики в подмосковном Орехово-Зуеве. Уехала, выучилась на прядильщицу и начала работать. «Зарабатывали мы достойно, воспитатели были замечательные, условия в общежитии хорошие были, — вспоминает Нина Павловна. — Жили мы с девочками нормально». А потом девушка попала в армию. «После войны мужчин осталось мало, в армии не хватало ребят, — объясняет женщина. — Поэтому девчонок брали связистками, на кухню  и так далее. Объявления о наборе висели повсюду. Вот и я пошла…»

В армии девушка вышла замуж. Анатолий был на пять лет старше и тоже служил. Демобилизовавшись, уехали вместе в Волгоградскую область, в колхоз. Родились двое детей — сначала Наталья, а потом Михаил.

Еду в автобусе и плачу

С Анатолием Ивановичем Нина Павловна прожила 13 лет, а потом разошлись. Женщина взяла детей и уехала в Волгореченск, где у нее жили родственники. «Приехала с двумя детьми и с вещами, — рассказывает Нина Павловна. — А у моей тетки и ее мужа своих детей пятеро. И это в двухкомнатной квартире. Помню, еду в автобусе и плачу. А рядом со мной женщина сидит. Спросила, что случилось, и посоветовала ехать в Иваново, в сельхозуправление».

Нина Кадушкина так и сделала — села на автобус и отправилась в Иваново. В ведомстве, куда ее отправила случайная попутчица, действительно помогли. Нину Павловну отправили в Дегтярево. С 1979 года женщина живет в Ивановском районе. Работала дояркой, потом ушла с фермы в полеводство, была бригадиром тракторной бригады.

Дети выросли. Сын Михаил переехал в Иваново, дочь Наталья вышла замуж, у нее появился сын Егор. С отцом Егора жизнь у Натальи не сложилась, и какое-то время семья жила в Дегтяреве втроем — Наталья, Нина Павловна и ее внук. Но в 2018 году дочь заболела раком. Ни лечение в Иванове, ни поездка в онкологический центр в  Москву спасти жизнь женщине не помогли.

Внук служит в Крыму

Несколько лет назад Нина Павловна упала и сломала шейку бедра. Больше она ходить не смогла. «Я-то еще хоть как-то передвигаюсь на коляске, а вот Наташа, пока болела, совсем лежала», — рассказывает женщина. Опорой для семьи в тот период стал внук Нины Павловны Егор. На время ему дали отсрочку от армии. Когда матери не стало, парень отправился по призыву. Сейчас служит в воздушно-космических войсках в Крыму, вернуться должен через два месяца. Бабушка буквально живет ожиданием внука. «Не знаю, будет ли жить со мной, он ведь взрослый», — говорит, показывая комнату с грамотами на стене, которая тоже ждет Егора.

А пока Нине Павловне помогают только неравнодушные соседи и знакомые. «Громовы Надя и Саша, Эйхорн Надя, Назарковы Галя и Володя», — перечисляет женщина-инвалид тех, кто ее поддерживает. А потом даже показывает содержимое холодильника — вот мясо, вот тушенка, спасибо девочкам-соседкам (девочки, конечно, тоже пенсионного возраста), что не бросают в беде. А по дому старается по возможности справляться сама: «Я ведро вот так переставляю понемногу и мою пол. Кому-то хватило бы получаса, я, наверное, вожусь час, но торопиться некуда».

Развалились обе коляски

Сейчас у Нины Павловны две серьезные проблемы. Во-первых, сломались оба инвалидных кресла — и домашнее, и уличное. Одну коляску на время дали знакомые, но в любой момент могут забрать, у самих свекор-инвалид, переживает Кадушкина. Во-вторых, очень тяжело пользоваться ведром — нужен нормальный туалет. Но для этого нужны и деньги, и помощь. «Вот тут у нас по-хорошему должна быть ванная комната, у кого деньги и мужчины есть, оборудуют. А у меня тут кладовка», — объясняет женщина.

А еще, конечно, очень не хватает общения. Пожилая женщина ограничена в передвижениях и фактически не может выйти на улицу: «В хорошую погоду я выезжаю на крыльцо и немножко дышу свежим воздухом. Раньше была веранда, но упала. На веранду денег не хватило, сделали крыльцо». Из того, чем можно занять себя дома, — в основном телевизор и кроссворды.

Ты ведь мне ребенок

Вот уже два года Нина Павловна не может принять потерю дочери. «В космос летают, а такую пакость победить не могут», — говорит женщина про онкологию, и в глазах у нее стоят слезы.

Еще одна ее боль — то, что нет возможности общаться с сыном Михаилом. «За последние восемь лет навещал меня три раза, на звонки вообще не отвечает», — грустно написала Нина Павловна в редакцию. Но после того письма Михаил внезапно заехал к матери — по ее словам, примерно на час. «Спрашиваю, разве трудно ответить на мой звонок? Ты ведь мне ребенок, — пересказывает тот разговор Нина Павловна. — Отвечает, что он не ребенок, ему 48 лет. А я говорю — пусть тебе даже 108 лет будет, ты все равно останешься моим ребенком». Иногда пожилая женщина даже говорит в сердцах, что потребует у сына алименты. Но в этих словах слышится скорее материнская любовь и тоска по родному человеку, чем финансовые притязания.

Эта история — хороший повод позвонить родителям или бабушке с дедушкой. А может быть, помочь одинокому человеку. Если не делом, то хотя бы словом.

Евгения КОЧЕТКОВА