Домой Газета Традиция — жить просто и честно

Традиция — жить просто и честно

Ольге Григорьевне Плешковой из д. Нефедьево Куликовского сельского поселения исполнилось 95 лет.

Поздравить ее с такой солидной датой пришли Светлана Геннадьевна Соловьева — председатель местной ветеранской организации, Ольга Ивановна Крамская — руководитель районного совета ветеранов, Екатерина Тимофеевна Тарасова — социальный работник.  Их встретила и проводила в горницу дочь Ольги Григорьевны Руфина Михайловна. Она живет в Иванове,  а здесь летом занимается огородом, ведет хозяйство.

Гости вручили хозяйке дома специальное поздравление Президента России В.В. Путина, приветственный адрес главы Ивановского района С.В. Низова, цветы и подарки. А потом, как водится, были добрые пожелания, расспросы, воспоминания.

Узнав, что среди прибывших и корреспондент газеты «Наше слово», Ольга Григорьевна говорит: «Как я люблю эту газету! Сколько лет тут живу, столько и читаю. А построились мы с мужем в пятидесятом году. Я из Федосова, из соседней деревни, а он здешний был, нефедьевский».

«Без очков читает, — добавляет дочь. — Все помнит, всем интересуется. Память у нее замечательная».

Рассказывая о своей жизни, Ольга Григорьевна особо выделяет военные годы. «В тот день, когда война началась, — вспоминает она, — мы с утра ходили в лес за земляникой. А потом началось гулянье. И вдруг видим — мужики толпами сходятся…

Ткацкая фабрика, где я работала — это за три километра от нас, в Шуйском районе — встала, нас всех мобилизовали на трудовой фронт рвы копать. Брат Саша был на срочной службе в армии, на побывку не приезжал. В самом начале войны пришло извещение, что он пропал без вести. Так ничего до сих пор о нем и не знаем.

Какие тяжелые были те годы! Работа без выходных, питание скудное. И похоронки. Всех наших ухажеров поубивало. Я замуж вышла, когда мне уж 27 годов было. Михаил с войны пришел и работал на нашей фабрике поммастером. Я тоже поммастер».

«Вы посмотрите, какая она красавица была!», — Руфина Михайловна показывает на большую фотографию в рамке на стене. Светлоглазая девушка смотрит прямо, внимательно. Круглое, славянского типа лицо, доверчивый взгляд. Действительно, красавица. Ольга Григорьевна тоже смотрит на себя в молодости и вдруг говорит: «Муж меня очень любил, берег. Уж десять лет, как его не стало. Хороший хозяин был. Всю жизнь мы скотину держали — коз, кроликов, кур, поросят. И пасека была, до двадцати ульев. Пчелами Михаил занимался».

«И деревню медом угощал, — добавляет дочь. — Если отец начинал мед качать, вся ребятня сбегалась к нашему дому. Сейчас у нас всего один улей остался. Я пчелами занимаюсь. Маму нынче ноги стали подводить, с двумя палочками ходит».

А потом разговор перешел на тему, о которой  ведут речь, наверное, в каждом здешнем сельском доме, когда вспоминается прошлое. На тему полного упадка сельского хозяйства. О том, что зарастает сорным лесом прекрасная земля, на которой в былые годы в совхозе выращивали овощи. Ольга Григорьевна уже будучи на пенсии еще лет пятнадцать «работала на колхоз», как она выразилась: «рассаду выращивала, куда нарядит бригадир, туда и ходила. А теперь что… Сердце кровью обливается, как увидишь вместо полей березняк да борщевик».

Газа в Нефедьеве нет, поэтому, когда нужно приготовить щи или натушить картошки, сварить деревенский пшенник, Руфина Михайловна топит русскую печь. Вот и в день нашего приезда в доме витал особенный аромат, какой бывает только, когда в русской печке томятся зеленые щи из кисленицы.

В Петров день в Нефедьеве престольный праздник, русские щи на день деревни здесь варят почти в каждом доме. Традиция.

Щи по-нефедьевски

Мясо (говядину, потому что, по мнению Руфины Михайловны, «свинина сейчас невкусная, какая-то пустая») ставим варить, пока печь еще топится, пену снимаем. Кладем кисленицу, морковь, лук, картошку, солим. Когда печка уже скутана (труба закрыта), чугун оставляем преть до обеда, но перед этим добавляем немного свежей капусты, лавровый лист и черный перец.

Галина ДЕМИДОВА