Домой Газета Тактичная. Объективная. А самое главное — человечная

Тактичная. Объективная. А самое главное — человечная

15 лет у Зои Вадимовны и ее мужа не было детей. А однажды у нее возникала мысль: надо усыновить Лёшу — одного из своих учеников. Мальчик — из неблагополучной семьи. Старшая сестра без конца таскает его за руку, словно куклу по злачным местам, ребенок нередко приезжает в интернат с синяками. Зою Вадимовну судьба воспитанника трогала до глубины души.

Дома педагог переговорила с мужем. Серьезный шаг супруга не напугал. Однако вскоре приехала старшая сестра мальчика, женщина серьезно занялась воспитанием Лёши и забрала его к себе. А через несколько лет у Зои с мужем родилась дочь Анютка. Сейчас ей уже 19. Учится на ветеринара. Лёша тоже вырос. У него — своя семья.

Возможно, именно по причине долгого отсутствия собственных детей Зое Вадимовне хотелось во что бы то ни стало заполнить пустующую нишу детскою любовью, пусть чужою. Огромную часть своих нерастраченных чувств подарить им, обделенным детям. Ребята в интернате, где она начала  преподавать, жались к ней, как цыплята, искали ласки — пытались, в свою очередь, компенсировать недостающую любовь родных мам.

 Кого поругать, кого по головке погладить

Зоя Вадимовна Трупикова — преподаватель кохомской коррекционной школы VIII вида (ранее — школы-интерната) все эти годы и была для своих воспитанников в полном смысле слова мамой. Девчонки и мальчишки прибегали к ней с сердечными секретами, делились своими детскими интересами. Она — обнимала их, жалела, выслушивала…

Сегодня, став маститым педагогом, завучем школы, Зоя Вадимовна практически безошибочно определяет психологический портрет каждого нового ученика. Описать его может уже через несколько минут после того, как тот переступит порог школы. Кого надо поругать, пожалеть, по головке погладить… За 30 лет опыт накопился громадный. Но это сегодня. А вчера…

Вчера всех мишек, зайчиков и кукол она строго рассаживала в линеечку. Раздавала им тетрадные листочки, а они ей — семилетней преподавательнице — «писали» диктанты и контрольные, «отвечали» на вопросы. Уже тогда, будучи маленькой, Зоя решила: вырастет — обязательно станет учительницей. К 10-му классу о своей грезе не забыла.

В 1983 г. после окончания ивановского педучилища она по распределению попала в чернцкую санаторную школу-интернат. Отработав там три года, познакомилась с будущим мужем, позднее он увез ее к себе на родину, в Кохму. Сначала юная учительница устроилась в детский сад «Родничок». Но, чуть позже, решив, что это не ее профиль, дала вдруг согласие на предложенный «вакант» — в кохомскую школу-интернат. Впрочем, признается: шла в нее со слезами.

Объясняешь, объясняешь — а они ничего не помнят

Реальность вновь не совпадала с мечтами начинающего педагога. «Почему я должна ЭТОМУ себя посвятить? — задавалась она вопросом. — Специфика интерната мне не по душе! Я хочу работать учителем начальных классов в НОРМАЛЬНОЙ школе». Однако, проработав несколько дней в интернате, Зоя за спиной, к своему удивлению, услышала: «ЭТА, наверное, к нам по блату пришла. Зарплата у нас, ведь, на четверть выше, чем в обычной школе».

В то время мест в массовых образовательных учреждениях не было, вспоминает моя героиня. И новое место в интернате для нее скорее обозначало ссылку. В голове крутилось — вновь — перевалочный пункт. Впрочем, по приходу в интернат большинство коллег Зою все-таки встретило с радушием. Она мгновенно влилась в коллектив, ей понравилось у них учиться. Хотя, признается, по началу было все-таки сложно привыкнуть к специфике учреждения. Объясняешь, объясняешь — сегодня… А на следующий день мало, кто из учеников что-то помнит. Зою это сильно раздражало.

Тогда юный педагог решила: нужно разработать собственный подход к особенным детям.  Планы, планы, планы… Писала до глубокой ночи. 25 учеников — 25 человек. Ко всем нужно придумать индивидуальный подход, чтобы гранит науки поддавался не двоим-троим, а целому классу. И — удача: собственно разработанная программа начала постепенно работать. Далее процесс так увлек преподавателя, что сложным и трудным уже мало, что казалось. Уходить расхотелось.

Для них она стала самой родной

По прошествии 30 лет Зоя Вадимовна помнит всех своих учеников поименно, даже самых первых: «Боря Поспелов. Сидел за первой партой. Прямо перед глазами… Миша Дюжов. Писал очень красиво, выписывал буквально каждую букву. Совсем недавно встретила его на остановке. «Миша, как давно тебя не видела!» — «Зоя Вадимовна, как я рад! Как Вы? Все там же работаете?» Воспитанница Наталья. Тоже увиделись на улице: Эффектная женщина. Следит за собой. А та делится новостью: сын заканчивает строительную академию. Хорошо учится.

Другая бывшая ученица Зои Вадимовны живет с нею по соседству, работает швеей, вышла замуж, у нее свое хозяйство. Володя  — тоже один из бывших — стал предпринимателем. Звонит, приезжает… Педагог радуется, когда у ее воспитанников все складывается. Хотя так бывает не всегда. Впрочем, одинаково успешными не бывают и ребята из массовых школ. В процесс воспитания нередко вмешивается улица.

Со многими, кто рос на глазах Зои Вадимовны, она поддерживает дружбу. И, не смотря на то, что у многих воспитанников уже свои семьи, признаются: самым родным человеком для них остается именно она — учительница начальных классов. Они поздравляют ее с праздниками, дарят открытки, хэнд-мэйд. Бывшие ученики звонят посоветоваться уже по поводу своих детей. А она с удовольствием делится: главное — не упустить начальное звено, уметь договариваться с ребенком, находить компромисс. Ни в коем случае ни прибегать к насильственному или ультимативному методам.

И сама вдруг вновь вспоминает еще один случай из практики: «Миша… Ученик. Социально-опасный. Вначале учебы летело все — учебники, стулья, ручки. Ножи перед глазами крутил, ножницы…» Она — молодая, не выказывала ни тени волнения, хотя внутри все клокотало. Терпеливо, мягко, но настойчиво продолжала обучение. А потом все сложилось, словно пазлы. Ученик полюбил учительницу, а потом и ее занятия. «Через любовь и терпение в жизни можно многого добиться», — уверена Зоя Вадимовна.

Ну, скажите, Зоя Вадимовна, я хорошо себя вел?

Сейчас в коррекционной школе тоже немало сложных деток: и из социально неблагополучных семей, и из опекунских, и из многодетных, и с серьезными заболеваниями. Одни любят пошкодничать, другие ищут постоянного одобрения, любви, сочувствия. Олег, к примеру, чуть не каждую перемену любит подбегать к учительнице с вопросом: «Зоя Вадимовна, как я себя вел? Хорошо? Ну, скажите?» Зоя Вадимовна кивает: «Сегодня, Олег, — безусловно, лучше, чем вчера».

В первом классе школы сегодня четверо детишек со сложными диагнозами. Есть один ребенок-«дауненок». «Пришел к нам, не умел выговорить ни слова, — рассказывает завуч. — Показывал все на пальцах. Сейчас уже умеет говорить: мама, папа, тетя». И это — уже победа, радуется педагог….

— Наши детки, конечно, отличаются от ребятишек массовых школ. Они, безусловно, специфичные. В наше учреждение направляют ребятишек, у которых диагностирована умственная отсталость легкой, умеренной и тяжелой степени. Но при всем при этом они очень добрые, — говорит о своих воспитанниках Зоя Вадимовна. — Открытые… Искренние… Педагогов обнимают, целуют. С детства обделенные, они сами пытаются быть добрее к людям, к животным, к природе. Мы, в свою очередь, пытаемся им создать домашнюю обстановку. Уходя от нас и продолжая учебу в профессиональных образовательных учреждениях, многие наши ученики нередко потом навещают «родной дом» и констатируют: «У нас здесь лучше всех!» Что ж, детей — не обманешь!

Полжизни с ней

И бывшие, и нынешние воспитанники Зои Вадимовны неподдельно любят своего педагога. А она любит их. И свой стабильный коллектив. Коллеги почти в один голос говорят о ней: «Зоя Вадимовна — замечательный педагог. Чудесный человек! С ее именем ассоциируется школа. Она — человек — душа. За опытом к ней тянется молодежь: она знает всю специфику работы со сложными детьми».

— Серьезная и жизнерадостная одновременно. Добрая и справедливая. Солнечная и энергичная. Отзывчивая. Сама любит работу, и работа любит ее,  — так за спиной Зои Вадимовны в шутку и всерьез характеризует ее воспитатель Марина Мочалкина. Молодой логопед Наталья Машкова о коллеге добавляет: «Тактичная. Объективная. А, самое главное, — человечная».

Елена Тимофеева, библиотекарь. Школе служит тоже почти 30 лет. Рассказывает: «Я помню Зою на самых первых этапах работы. Вдумчивая. Грамотная. Терпеливо вникающая в работу. Я всегда всматривалась в ее глаза, когда она радовалась детским успехам. Это было всегда неподдельно. Она умудрялась находить время для каждого. И дети это очень ценили».

— Полжизни с ней, — говорит о Зое Вадимовне педагог Марина Касатова. — В будни вместе с утра — в школу. В выходные — семьями — в театр. А когда наше «центральное звено» заболело: мы чуть не хором воскликнули по выходу с больничного: «Зоя Вадимовна, Вы не представляете, как нам Вас не хватало!»

Ольга БАЛЯНОВА

IMG_3882