Домой Газета Святослав Ещенко: «Я всегда радуюсь, когда люди смеются — это самая высокая...

Святослав Ещенко: «Я всегда радуюсь, когда люди смеются — это самая высокая для меня оценка»  

Знаменитый тамада, покусанный пчелами. Он же — Вовановна. Он же — Панк с ирокезом, Блондинка в мармеладе. Он же — инспектор Гадский и Геймер Боря. У юмориста Святослава Ещенко десятки сценических образов. Накануне своего 45-летия, отмечаемого в День дурака, 1 апреля, актер приехал в Кохму.

Хай, Коляновна!

При выходе любого персонажа Ещенко на сцену, зрители сразу начинают улыбаться. «Когда все подъехали «мухи в тельняшках», видимо уже спали, так как света в ульях не было. Стоило только открыть крышку улья, как началось такое…». Этот монолог Святослава Ещенко о том, как профессиональный тамада про приглашению жениха вместе со всей свадьбой и гостями поехали к деду на пасеку — один из самых известных и излюбленных зрителем. Кохомчане — тоже не исключение: зал буквально взрывался аплодисментами.

А этот знаменитый его Панк в деревне — один из топовых монологов про продвинутого чувака с ирокезом на голове, предлагающий «пиплу» заценить его ирокез и внедорожные ортопеды?! Смех в зале кохомского ДК не смолкал почти ни на минуту. Актера просто купали в овациях.

А вот «звонит как-то Вовановна своей подруге Коляновне и говорит, что у неё кое-кто завёлся. Нет не тараканы. А этот — конь пьющий. Или компьютер». Практически каждый сценический образ Ещенко — многосерийный. Только у знаменитого его персонажа Вовановна 26 монологов и семь серий. Зрители отлично их помнят, узнают, хохочут.

Шутливые монологи и юмор с потрясающей игрой… Мимика и узнаваемая интонация Ещенко делают практически любой его номер звездным. Актер умело перевоплощается в любой образ и в большинстве случаев ему даже не нужен какой-то особый костюм его героя. Он может с лёгкостью переходить с одного голоса на другой. Прапорщик-няня, продвинутая бабка-программистка на футбольном поле, Геймер Боря….

— Сценические образы берутся из жизни — смешные люди, пародийный вариант, — говорит уже после концерта сам юморист. — Либо они придумываются режиссером, писателем. Вот, к примеру, монолог — «Хай, Коляновна!» — это собирательный образ моих земляков, — такие вот воронежские бабульки. «Ирокез» — сконструированный образ, многосерийный, панк в деревне получился очень обаятельный. Тамада — это откуда-то сверху спустившийся образ, пришедший с вдохновением. Кстати, женщин изображать гораздо сложнее.

А какой самый любимый образ для Ещенко? Он признается, это всегда новорожденный: «Сейчас самый излюбленный — Геймер Боря — он самый свежий. Ранее для своих сценических образов я использовал большое число масок, но в связи с этим возник намек на что-то «райкинское», а потому — отказался от них. «Таскаю» по сей день за собой только «ирокез».

Дуэт Клава и Слава

В Кохму Ещенко привез с собою экспериментальное музыкально-юмористическое шоу. Его соратницей по сцене стала сладкоголосая белокурая фолк-дива Клавдия Пенькова. Ранее актер выступал с Мариной Девятовой. Впрочем, несмотря на малоизвестность, кохомчане сразу приняли Клаву. Обаяние, белозубая улыбка, танцевальная грация Клавдии — зрители не спускали с нее глаз. Сольно она исполняла русские народные песни, вместе с Ещенко — частушки на тему ЖКХ, попурри из известных песен, импровизационные куплеты. Совместное выступление придавало концерту разнообразие.

Сам Ещенко держал публику, не отпуская ни на минуту. Редкая работа со зрителем. Контакт с кохомчанами был непрерывный. Артист не оказывался на сцене сам по себе, а публика — сама по себе.

Ну, а из Кохмы Святослав Ещенко уехал вдохновленным, ведь кохомчане подарили ему новую идею для монолога, совершенно новый образ. Горожане нашли в нем известного политика Дмитрия Рогозина, заявив из зала: «Святослав — вы внешне очень похожи на Дмитрия Рогозина, один в один». Ещенко решил закрепить этот образ. Теперь всерьез раздумывает: как его обыграть?».

Впрочем, как скоро появится новый образ на сцене, подаренный кохомчанами юмористу, — пока неизвестно. Однако участвовать в телевизионных передачах: «Один в один» или шоу Двойников — комику можно уже сейчас.

Само приходит

Напомним, Святослав Ещенко считается одним из лучших юмористических открытий за последние годы. Прорыв в его карьере произошел еще в студенческие годы, когда его познакомили с Евгением Петросяном.

Однако сам артист признается: на сцену он впервые вышел в 11 лет, благодаря отцу — он был художественным руководителем Воронежской филармонии. «Хватит, пошутил тот: пора самому зарабатывать деньги». Сначала Святослав  копировал близких, затем переключился на школьных учителей, политиков, киноактеров. Как правило, каждая пародия вызывала у окружающих бурный смех. Отправляясь на занятия в школу, Ещенко-младший всегда держал под рукой блокнот и ручку.

Но эти годы, как считает сам Святослав Ещенко, — лишь продолжение его творческой карьеры. А первый розыгрыш будущего лауреата международного конкурса сатиры и юмора им. Аркадия Райкина был 1 апреля 1971 г., когда отцу-Ещенко сообщили, что 1 апреля у него родился сын. Игорь Петрович засмеялся: «Сын? Сегодня? Ну, Вы меня просто разыгрываете! Сегодня ведь 1 апреля!».

А позднее «на заре своего становления как будущего артиста» маленький Святослав продолжал разыгрывать своих родных и близких. Когда его мать и отец сидели на кухне и мирно беседовали с друзьями, Слава начинал неистово плакать. Естественно, те бросали гостей и прибегали к нему. А мальчик, видя такую реакцию, весело начинал раскачиваться в коляске и смеяться. Как только родители успокаивались и опять уходили, ребенок снова начинал плакать и кричать. Прибегали мама и папа, а он не мог удержаться от смеха, что у него так легко получается гонять их туда-сюда. Маленький Слава прятал обувь гостей в шкаф и притворялся крепко спящим. Делал он это только тогда, когда кто-нибудь приходил в гости — то есть для демонстрации. Ещенко-младшему всегда была нужна публика.

После школы Ещенко поступил на актерское отделение Воронежского государственного института искусств. В конце второго курса один из художественных руководителей местного театра пригласил талантливого паренька на одну из ролей в своем спектакле. Впоследствии в студенческие годы он еще неоднократно появлялся на сцене с небольшими юмористическими монологами. И в этот период писал стихи, песни, вместе с друзьями занимался постановкой театральных номеров.

В конце концов, определившись со своими жизненными устремлениями, он всерьез начал развивать навыки эстрадного артиста. Секреты жанра ему раскрывали многие известные юмористы. «Авторитетами среди коллег я считаю абсолютно всех, кто преуспел в нашем профильном жанре, — рассказывает в интервью нашей газете Святослав Ещенко. — Максима Галкина, моего творческого вдохновителя — Владимира Винокура, Евгения Петросяна, научившего меня «ходить» по московской эстраде, Михаила Задорнова — с ним я сотрудничал в «Задорной компании», Геннадия Хазанова — у которого я играл в театре эстрады, Клару Новикову — она приняла меня как родного в Москве. И даже — молодых ребят из «Comedy club».

Накануне своего 45-летия Ещенко дал такую характеристику своему творчеству: «Я никогда не привязываюсь к результату. У меня совершенно нет никаких желаний чего-либо достигнуть. Вот, что само приходит — то и благо. Для меня важен сам процесс, а он заключается в том, чтобы радовать зрителей. Это закон. Чем больше ты радуешь других — тем больше жизнь радует тебя. Естественно, в связи с творчеством приходят какие-то достижения, но в этом бренном мире они быстро и уходят. Самое главное — нужно обрести себя в жизни, жить в гармонии с самим с собой. В естестве своем. Слушать свое сердце».

Я — донор

В обычной жизни Святослав Ещенко считает себя достаточно серьезным человеком. Говорит: совершенно не фонтанирует искрами юмора, как на сцене. Перед концертами уходит в себя, чтобы прийти в форму перед зрителями. «Если я буду фонтанировать за кулисами — я ничего не оставлю для зрителя, — вносит ясность актер. — На сцене я — донор. Все — отдаю. И совершенно не подпитываюсь от зала. Меня никто не может этому научить, даже те артисты, кто это умеют».

Но восстанавливается Ещенко тоже быстро. У него есть любимый огород. «Мои родители всегда были городскими жителями (по папиной линии — дворянские корни), — говорит Святослав, — и они всегда страдали, что не имели своего сада. Наконец, он у нас появился. А вот бабушка-дворянка, видевшая меня, копающегося в земле — она просто рыдала. Кроме того, туалета в хате — нет. Вместо душа — река. И лишь ради меня, любимого внука, терпела деревню. Это для нее было испытанием».

Впрочем, расслабляться после концертов артисту помогает и серьезное увлечение духовными практиками, он читает древние веды.

По вероисповеданию Ещенко — кришнаит. Но от подобных ярлыков, на его взгляд, следует избавляться: «Я против существующих церковных стандартов: противопоставления религий друг другу, противоборствования. А потому не делал бы таких делений: этот — христианин, этот — кришнаит, и так далее. Мы все — дети Божьи. И к Богу совершенно разные пути ведут. Надо просто быть гибкими, восхищаться преданностью, достижениями в духовной практике людьми иногда совершено другой веры. Люди изначально по своей сути должны быть радостными, только веселыми людям мешают быть реалии».

Дома у юмориста есть родовая  реликвия — чудотворная икона. Он уверен: она многие годы хранит семью от погибели. «Кто из нашего рода воевал (у нас много было военных) — все выжили в войнах… Папа всегда молился».

Его убеждения

Святослав Ещенко страстно увлечен Индией. Поездки в нее связаны именно с религией и желанием отыскать истинный путь. «На мой взгляд, там практически нет завистливых людей, — говорит артист. — Там с такой любовью тебя встречают — как будто всю жизнь знали! Несмотря на то, что в Индии какие-то области выглядят очень бедно, люди там в большинстве своем счастливые и добрые. Я это связываю исключительно с духовными традициями — они там испокон веков заложены. В Индии я не встречал даже зависти бедным к богатым. Там понимают: если человек в этой жизни богат — значит, он в прошлой — много для этого работал. Жителям Индии хорошо законы кармы. Поэтому там и богатые не угнетают бедных».

В нашей стране, по мнению юмориста, все — наоборот — чем обеспеченней человек, тем завистливее и злее. А самое главное, сожалеет Святослав, многие в России до сих пор не знают духовных основ. «У нас все построено на том — как бы что-то друг у друга отнять, — с огорчением говорит Ещенко. — Это отношения животного мира. Кость раздирают в разные стороны два хищника — власть имущие и народ. Это ужасно. Чем я могу помочь в этом случае? Я лишь могу высмеять эти нюансы и посмешить при этом и тех, и других — моих соотечественников, которых несмотря ни на что, очень люблю».

Святослав признается: он очень любит свою семью. Вместе с женой они воспитывают 15-летнего сына Нарада. «Нара» на санскрите означает Господь, «да» — дающий. «Нарада — это как Никита, Добрыня…Старинные имена с гласной на конце, — объясняет выбор имени сыну. — В старославянском — на радость данный нам. Вообще, Нарада — это имя небесного музыканта, играющего на струнном инструменте. Видимо, благодаря этому имени мой сын выбрал скрипку. Кстати, как только он подрос, решил отказаться от своего имени, и сразу же автоматически перехотел играть на скрипке. У меня все наоборот: я хотел сменить фамилию, взять какую-то необычную, моя — мне казалась незвучной, ее путали с Лещенко. Но боялся обидеть отца, родовая все же фамилия. А пока боялся — уже стал популярным».

По поводу столичной публики и провинциального зрителя у Ещенко свои размышления, которыми он тоже делится: «Люди в столицах, имеющие много имущества,  — они более беспокойные. Проблемы с ГАИ, ремонтами машин, кредитами — им некогда веселится. Надо все время решать какие-то задачи. Деревенские жители, провинциалы, живущие минимумом, более спокойны, пусть даже их жизнь не такая обеспеченная. Провинциальный зритель — намного умнее столичного. Как это ни странно. Нет, в столицах люди не с низким интеллектом. Но столичный зритель приходит на концерт как за допингом. «Вот кинь мне что-нибудь, чтобы мне было хорошо!». А провинциальный — он душевнее, мудрее. И это очень чувствуется. Вот, к примеру, возьмем Ярославль. Не столица. Но город с театральными традициями. И там всегда концерты длиннее минут на 40. Почему? Потому что зритель там много смеется, и возникает много пауз, когда актер просто купается в аплодисментах, в результатах своего творческого мастерства. В столице — совершенно иначе. Тут надо как из пулемета сыпать шутками. Люди здесь зачастую уже не способны воспринимать актерскую игру, они уже как роботы. К сожалению. Но это данность. И это проблема больших городов — монстров.

А кохомский зритель? — Он отличный. Я всегда радуюсь, когда люди смеются — это самая высокая для меня оценка. Спасибо, кохомчане!»

Ольга БАЛЯНОВА

101_1051 101_1092 Дуэт Клава и Слава Панк с Ирокезом