Домой Общество Спасённые «Дорогой жизни»

Спасённые «Дорогой жизни»

Спасённые «Дорогой жизни»

 

В истории нашего Отечества немало тяжелых и даже трагических периодов. Великая Отечественная война 1941-1945 годов — один из таких, а в нем черной и героической страницей является блокада Ленинграда. 27 января отмечается день снятия блокады Ленинграда.

Этой теме посвятили свое исследование ученицы Коляновской школы Дарья Воркуева и Екатерина Скворцова. Под руководством учителя М.Ю. Кисляковой они изучили архивные материалы и письма семьи Яковлевых-Николаевых, предоставленные В.В. Николаевым — преподавателем этой школы. По итогам прошедшей в декабре 2017 года районной краеведческой конференции школьников работе «Дорога жизни» присуждено первое место.

Работа публикуется в сокращении.

Блокада Ленинграда в истории ВОВ

Героическая оборона Ленинграда началась на девятнадцатый день войны и продолжалась по 27 января 1944 года — 1168 дней.

Блокада — это самый трагический и самый героический период обороны. Единственным путем, кроме малоэффективной авиации, для эвакуации людей из блокадного Ленинграда, а также для доставки провианта и военных грузов обратно в город в сентябре-ноябре 1941 года было Ладожское озеро, по которому ежедневно курсировали корабли Ладожской флотилии.

Однако было очевидно, что до наступления холодов немецкое кольцо вокруг города прорвано не будет, и, чтобы избежать возможности полной блокады Ленинграда в зимнее время, необходимо было найти выход. Возникла идея создания ледовых переправ через Ладожское озеро, которые получили название «Дорога жизни».

За период блокады в город было доставлено около 1,4 млн тонн грузов, в том числе более миллиона тонн продовольствия, а также около 290 тысяч военнослужащих для Ленинградского фронта. Из города эвакуировано около миллиона жителей и десятки тысяч раненых бойцов. «Дорога жизни» не только спасла Ленинград, она дала ему возможность выжить, выстоять и победить.

 

Семья Николаевых

Среди эвакуированных из Ленинграда была Людмила Николаевна Николаева (в девичестве Яковлева), уникальный семейный архив которой стал предметом нашего исследования. Довоенный период жизни Николаевых удалось изучить по личным документам и фотографиям.

Яковлевы — коренные петербуржцы. Дети Борис (1909 г.р.) и Людмила (1912 г.р.) росли в любви и заботе, получили хорошее воспитание и образование.

30 сентября 1933 года Василий Иванович Николаев и Людмила Николаевна Яковлева заключили брак в Василеостровском ЗАГСе г. Ленинграда. У молодой семьи появился сын Леонид. Его единственная фотография довоенного периода помечена датой 4.02.1939 г. Из архивной справки нам стало известно, что Николаевы жили в Ленинграде на улице Весельной. Во время блокады все деревянные постройки на Вёсельной улице были разобраны на дрова, и это объясняет невозможность для Николаевых вернуться после окончания войны в Ленинград.

Второй сын, Вадим, родился 14 сентября 1940 года. Когда началась война, В.И. Николаев продолжал работать в Ленинградском монтажном Бюро Связьмортреста. Семья осталась в городе, жизнь которого была полностью переведена на военный лад. Более 190 ленинградских заводов и фабрик были переключены на выпуск вооружения.

 

Письма Бориса Яковлева

Архивные материалы свидетельствуют о том, что в декабре 1941 года бюро было эвакуировано через Ладожское озеро в г. Пензу. Однако семья Николаевых с предприятием город не покинула. Можно предположить, что это связано с болезнью Василия Ивановича, о которой упоминает в своем письме брат Людмилы Николаевны Б.Н. Яковлев:

«Люся и Вася, я знаю, что вы пережили слишком много тяжелых минут, что и сейчас вам нелегко. В особенности, милая сестренка, тебе трудно сейчас, когда у тебя двое больных. Люся, положение не такое тяжелое, как это тебе кажется, Вася скоро поправится, за это говорит вся обстановка, а твой Вовулька малышка начнет бегать и говорить».

В письме не указана дата, но по его содержанию мы сделали вывод, что оно написано в январе-феврале 1942 года.

«Вся страна находилась в тяжелом положении, но разряжение атмосферы началось еще в декабре под Москвой, с тех пор каждый день нам приносит радио известия о том, что фашистских гадов бьют, что они, бросая свои манатки, бегут».

Предполагаем, что речь идет о контрнаступлении под Москвой (декабрь 1941 г.). Несмотря на крайне тяжелое положение на фронте, Яковлев не сомневается в победе:

«Так было еще в давние времена, 700 лет назад, когда бежали немецкие рыцари, разбитые на Чудском озере. Так было во времена жизни Кутузова, когда русские войска получили ключ от Берлина, который хранится в одном из музеев любимого Ленинграда. Так будет и в эту Отечественную войну. Фашисты будут разбиты, потому что наш русский народ никогда не был рабами чужеземных захватчиков и никогда не будет».

Читая это письмо, становится понятно, что автор искренне верит в силу духа, мужество и единство советского народа, отмечает возрастающую мощь армии:

«…потому что наша Красная Армия за это время окрепла, научилась бить врага, получила и получает новое современное оружие».

Борис Николаевич убеждает сестру в том, что «скоро эти гады как следует узнают всю мощь русского гнева…. Скоро настанет время, когда эти гады будут изгнаны из советской земли. Это время приближается с каждым днем и с каждым часом».

Исследованные письма Яковлева — важнейший исторический документ эпохи, раскрывающий мысли и чувства советского солдата, тревогу за судьбу страны, семьи.

«А сейчас, милые мои ребята, нужно сделать так, чтобы общими усилиями выйти из создавшегося положения как можно лучше».

Борис предлагает сестре эвакуироваться в Ярославль к его жене: «Люся, как только появится возможность, забирай своего Вовульку и поезжай к Тане, она у меня очень добрая, хорошая, очень любит ребят и тебе будет хорошо у нее. Таня и ее сестра работают, все они очень хорошие, дружные, добрые». Вовулькой он зовет сына Николаевых Вадима. Борис уверен, что это единственно правильный путь, советует сестре «не обращать внимания ни на какие вещи».

Очевидно, сестра в своих письмах Борису делилась с ним переживаниями по поводу имущества, которое предстояло оставить в Ленинграде. Но брат считал, что «нужно перекрутиться это трудное время, время изменится скоро. И тогда все, что мы сейчас проживаем, снова наживем. Не барахло нас наживало, а мы его наживали, так наживете и еще раз. Вот какой мой совет».

В письме упоминается и старший сын Николаевых — Леонид. Предлагая сестре переехать в Ярославль, Борис убеждает: «Оттуда ты сможешь следить за Ленечкой и вместе будите жить. Летом ребята поправятся, а Вовулька начнет бегать. Ведь летом всегда детвора оживает, для ребят лето — это все».

Возможно, Леонид был эвакуирован раньше с детским садом. В 1941 году ему было около четырех лет. Позднее наше предположение подтвердилось рассказом нашего учителя В.В. Николаева о воспоминаниях бабушки.

Письма содержат мало информации о военной службе Бориса: «Я живу хорошо. Начиная с осени, бьем эту фашистскую гадину, много перебили, сами пленные рассказывают, что целыми полками их поуничтожали».

 

Почти у всех жителей Ленинграда

Сказать определенно, как планировала поступить Людмила трудно: ее письма не сохранились. 21 марта 1942 года В.И. Николаев скончался. Ему было 32 года. В справке о смерти указан диагноз «алиментарная дистрофия», т.е. истощение организма. Почти у всех жителей Ленинграда зимой 1941 года стало развиваться это заболевание, вызванное недоеданием, т.е. голодом. В ноябре 1941 года дистрофия погубила 11085 человек, в декабре — 52881, в январе и феврале 1942 года за 59 дней умерло 199187 человек. Страшные цифры!

Л.Н. Николаева принимает решение выехать с Вадимом из города. Справка уточняет, что в архивном фонде в списках и картотеке жителей Ленинграда значатся: Николаева Л.Н., 1912 г.р., и Николаев В.В., 1940 г.р., эвакуированы 4.04.1942 г. в Ярославскую область. Спасением для них стала «Дорога жизни».

Другое письмо Б. Яковлева датировано 5 мая 1942 года. В нем он пишет: «Я очень рад, что вы приехали к Танюшке. Милая моя сестренка! Ты права, что теперь ты не одна, теперь вы все вместе, мои милые, дорогие, все-все. Вместе и тяжесть жизни легче перенести». Чувствуется, он теперь спокоен, что сестра в безопасности. Он уверен, все трудности позади, и надеется, что «ребята не должны и никогда не будут чувствовать себя так, как когда-то пережили мы это». Борис решает вопросы прописки и выплат на детей по справке, что они все находятся у него на иждивении. Настаивает на том, чтобы она «привела» скорее Лёнечку, что подтверждает предположение о его ранней эвакуации. Брат обещает, что «… пока я или моя Танюшенция живы, все будет сделано для наших ребят. Берегите ребят, это сейчас главное». Хотя письмо написано в мае 1942 года, Борис уверен: «Живите спокойно, скоро этим варварам фашистам мы отомстим за всё».

 

В Ярославле

Людмила Николаевна в Ярославле сразу устроилась на работу на завод №599 «Топливная аппаратура», но по решению комиссии горздравотдела 11 мая 1944 года была переведена на легкий труд по причине заболевания сердца. В 1946 году награждена медалью «За добросовестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг.».

Людмила Николаевна прожила долгую счастливую жизнь. Жила и работала в Ярославле, растила сыновей. Леонид закончил спецшколу ВВС, летное училище, работал на Севере. Вадим выбрал специальность водителя.

Его сын В.В. Николаев — житель деревни Коляново, учитель физкультуры Коляновской школы — сберег уникальный архив и передал школьному краеведческому музею. Виктор Вадимович убежден: это нужно, чтобы сохранить память об ушедшем времени, воспитать уважение к истории своей страны.

Сказать определенно, как планировала поступить Людмила трудно: ее письма не сохранились. 21 марта 1942 года В.И. Николаев скончался. Ему было 32 года. В справке о смерти указан диагноз «алиментарная дистрофия», т.е. истощение организма. Почти у всех жителей Ленинграда зимой 1941 года стало развиваться это заболевание, вызванное недоеданием, т.е. голодом. В ноябре 1941 года дистрофия погубила 11085 человек, в декабре — 52881, в январе и феврале 1942 года за 59 дней умерло 199187 человек. Страшные цифры!