Домой Газета Соседи. Дыхание веков

Соседи. Дыхание веков

Сколько поколений своих родных вы можете назвать? Хорошо, если вспомнятся имена прадедов и прабабушек.  На третьем-четвертом поколении знания наши обрываются. Некому хранить историю рода, времена такие: чаще переезжаем с места на место, реже видимся и говорим с постаревшими родственниками. А потом — не успеваем, уже и некого расспрашивать. А ведь в их судьбах  отражается  судьба твоей страны. Значит, надо запомнить, сохранить, рассказать своим детям. И  тогда история становится не книжной, — личной. Говорят, будешь знать свой род — крепче на земле стоять будешь, ведь за тобой   столько поколений!

С середины 16 века — тревожного и  тяжелого времени в истории России (период правления  царя Иоана VI — (Грозного) — известны  имена населенных пунктов, находящихся  западнее  территории современного города Иваново: Беляницы, Говядово, Булатово, погост Талицы. Сквозь пелену времени доходят до нас документы прошлого. В  год 7086 (1584) помещик Торуса Линев оформляет  кадастровые документы на свои земли. Вчитаемся в них…

« По государеве  цареве и великого князя Федора Ивановича  всеа  Руси грамоте […]  лета 7086-го   Юрья Иванович Плещеев отделил в поместье Торусе Олексееву сыну Линеву из ево ж из Тарусинова поместья Линева в его оклад  200 четы: сельцо Курьяново на реке на Увоти, а в нем (дом) помещиков  да  людцких дворов —  Иванко Юрьин,  Курчюк,  Ватага,  Холодок,  Митка  Малцов,  Иванко Ватагин, да двор пуст человека его,  пашни 28  чети середние земли  в одном поле, а в дву по тому ж, пожен (покос — Е.Ф.) по речке по Увоти 4 десятины, сена косят 60  копен, лесу непашеного в жердь и в кол 4 десятины.  [….]  Ти добрые земли в одном поле, а в дву по тому ж, пожень по речке по Чорной и по реке по Увоти 3  десятины, сена косят 45 копен, лесу непашеново  в жердь и в кол 2 десятины; да к той же деревне к Говядову  на реке на Увоти  мелница под селом под Овдотьиным, вопче  у Торусы у Линева с Елизарьем Протопоповым, по половинам, половина к селцу к Овдотьину, а другая половина к деревне к Говядову, а мелет на помещики; деревня Беленицыно на речке на Чорной пуста, а в  ней два дворы  пусты, пашни перелогу 9 четы добрыя земли» (Выписка с суздальских отдельных книг…цитируется по изданию «Акты  служилых землевладельцев XV — начала XVII в.» Том 3. Москва Древнехранилище 2007).

Это малая часть   документа, состоящего из нескольких страниц. Без сомнения, к этому  тексту   требуется   исторический  комментарий. Время, указанное в документе, — начало недолгого царствования Федора I Иоанновича, последнего  Рюриковича (правил с 1584 по 1598),  сына  Ивана Грозного. Правда, дата эта не совсем соответствует описываемым событиям, которые происходили явно раньше — так  сказать, оформлялся  земельный  документ задним числом (Елизарий Протопопов  погиб в 1577 году — Е.Ф.).

Знакомые географические названия: «сельцо Курьяново и сельцо Овдотьино на реке на Увоти, деревня Беленицыно на речке на Чорной, к деревне к Говядову». Сельцо — это не «маленькое село», как  воспринимается на первый взгляд.. Сельцом  называли населенный пункт (деревню, селение), где находился господский дом и различные  владельческими заведения, либо селение,  в котором живет помещик с крестьянами или несколько помещиков. Кто  они — владельцы земель по обоим  берегам Уводи —  Елизарий Протопопов  да владелец сельца Курьянова Торуса Олексеев сын Линев?
                                                  Дети боярские

Итак, вторая половина 16 века,  исторический переход от разобщённой Руси княжеской к единому государству Российскому. Московский царь  воюет на северо-западе  со шведами, с южной стороны с турецко-татарскими   захватчиками, с главным противником на западных рубежах — Литвой и  поляками. Русская военная элита времен царствования Ивана Грозного выросла  на войнах с татарами.  Малые набеги в ту пору были частью повседневной жизни русской земли — их ждали всегда.

В 1571 году поход на Москву крымского хана Девлет-Гирея  закончился сожжением города (уцелел только  каменный  Кремль). В результате набега, согласованного с польским королём, были разорены южные  русские земли, погибли десятки тысяч людей, более 150 тысяч русских уведено в рабство. Чтобы защищать русские земли, необходимы были хорошо обученные профессиональные войска. Служилые  люди («дети боярские») составляли  государевы дружины  и  несли воинскую службу, необходимую для  обороны страны и походов на врагов Московского государства. Служилые люди были обязаны проходить государеву службу «по отечеству», т. е. служба переходила по наследству и назначалась с пятнадцатилетнего  возраста.

Отличившимся в боях «детям боярским»   (ДЕТИ боярские — сословие, которое  воинской  доблестью и заслугами по службе на благо отечества определяло свое место в обществе-Е.Ф.) раздаются в пользование  земли на территории  нынешнего Ивановского района.

«Можайские дети боярские Юрий и Иван Ивановичи Протопоповы» записаны в «Тысячной Книге лучших дворян и детей боярских» (1550). Потомки сего рода (и, в частности, упоминаемый в тексте Елизарий Юрьевич Протопопов) служили русскому престолу  стольниками, воеводами и в иных чинах и «жалованы были от государя  ​поместьями».  Воевода Елизарий Протопопов, возглавляющий «плавную рать» (плавная рать — предтеча морской пехоты, войска, следовавшие водою, на судах — Е.Ф.) участвовал в 10летней  Ливонской войне Ивана Грозного (с  января 1558 года) ради овладения берегом  Балтийского моря и  погиб в сражении  под Кесью.
Кесь (др.-рус. Кесь​, Це́сис, крепость  Венден в 90 км от Риги) стала камнем преткновения для русской армии. Борьба за этот город привела к большим жертвам с обеих сторон. Осада Кеси  продолжалась пять дней. В крепостной стене удалось сделать пролом, но тут на помощь осажденным подоспело польско-литовское войско, у русских  же воевод «людей было мало».

В итоге они потерпели  сокрушительное поражение. Боярин кн. В. А. Сицкий, окольничий В.Ф.Воронцов были убиты. Окольничий кн. П.И.Татев, кн. П.И. Хворостинин, дьяк А.Клобуков попали в плен.

В той же Тысячной книге 1550 г. и Дворовой тетради 50-х гг. XVI в. в Муроме с окладом 100 четей записан боярский сын Алексей Ершов, сын Линева и его сын Иван.  В 1555 г. царь Иван IV послал «в казанские места на
луговых людей рать», в передовом полку были Федор Андреев сын Карпов и Алексей Ершов сын Линев. Линевы гордились тем, что их предок Федор Линев был «ближним» человеком у князя Александра Невского и участвовал в его походах. Правнук Федора, Семен Яковлевич Линев, погиб на Куликовом поле, а еще один потомок, Федор Иванович, за верную государеву службу в 1582 году получил во владение земли в Суздальском уезде. Имели Линевы вотчины и  в Костромской губернии. Упоминаемый в тексте Торуса Олексеев сын Линев — прямой наследник  дружинника Линева Алексея  Ершова-сына.
Татарская стрела, Бородино и Долгуша

Мы слышим из глубины веков знакомые  названия — «сельцо Курьяново на реке на Увоти, деревня Говядова,  деревня Беленицыно на речке на Чорной, село Овдотьино». Почти 5 веков назад  располагались они  здесь, на этом месте, и жили в них люди, трудились на земле, любили, рожали детей, проливали, если нужно было, кровь за свою родину.

Между Говядовом и  Беляницами  река Вергуза впадает в речку Чернавку (она же речка Черная — 16в.-Е.Ф.). Это место старожилы  зовут «Татарской стрелкой»: давным-давно здесь была битва с татарами. И по сей день здесь существует  рукотворный холм, на котором наши далекие предки держали оборону от врагов. Земли в округе хранят следы  былых сражений. Наконечники старинных стрел тут нередкая находка. От Беляниц и Говядова рукой подать до Дьякова, которое расположено между Уводью и речушкой Чернавкой, впадающей в Уводь за Беляницами. Деревня Дьяково известна  с конца XVI века, принадлежала в разное время кн. И.М. Глинскому (двоюродному брату Ивана Грозного), дворянам Головиным. Последним владельцем Дьякова был кн. Воронцов (кстати, воронцовскими в 19 веке были Авдотьино, Подъельное, Дьяково, Кривцово, Песочное, Зыбиха, Марьицыно, Григорово и Стрелково).

Старожилы дьяковские поделились с автором этого очерка народными, закрепленными  временем  топонимами. Почти 200 лет назад  тянулся из села Авдотьино  вдоль левого берега реки  почтовый  тракт  из Шуи в Ярославль, пролегал  он  и через деревню Дьяково.

Поворот этой грунтовой дороги через реку был не там, где сейчас построен бетонный мост, а дальше, почти у самого Дьякова.

Луг   между деревней и руслом Уводи назывался Долгуша — длинная полоса​. А вот «клин» за Уводью, там же, назывался Мысы — там такая изрезанная рекой местность, ручей, заводины.​ Место у излучины реки, где виден лес, называлось Бабуха. Поле за западным объездом на Минеево, на котором теперь планируют «Самоцветы» строить,  называлось Бородино. Почти на границе  этого поля бежал   ручеёк в овраге, особенно заметный,  когда снег таял и вода стекала в Уводь. И  теперь есть остатки  его.

По «берегу» этого оврага росли огромные кусты  ольхи, черёмухи…  почти  до​ Ленинского Пути. Называлось это место — Круглые кусты. Но уж лет 50 как  их  выкорчевали, перепахали и стало одно большое поле​​​. Место, где теперь кладбище в лесу,  называлось Онанькино. Помнятся  ещё названия мест в лесу: Пореево, Мазнево, Протока, Сиверко,  Гаранина посадка. Гаранина посадка —  лес сосновый,  когда-то  посаженый  жителями окрестных мест, и Гараня — вполне реально  живший человек, — Герасим Абрамович Разин.

Лес от Песочнева к Зыбихе назывался Палы — горел он как- то сильно в конце 19 века. От Песочнева к Ново-Талицам — Бегинский лес (по фамилии владельца). Был и ​Солдатенков луг, есть Якимовнин омут (омут этот от мельницы остался, и утонула там крестьянка Якимовна). Как звали её, никто и не помнит, а название осталось. Сегодня единицы знают, где теперь в лесу эти места. А уж что они обозначают — и совсем тайна! (Застеснялись рассказчики и просили имен своих не указывать. А я, как автор,  позволила себе сохранить поэтическую прелесть этого рассказа с милыми народными фонетическими неправильностями — заводины, кусты (ударение на первый слог) — Е.Ф.).

Из документа  известно, что на реке Уводи между д. Дьяково и с.Авдотьино на реке стояла  мельница  с плотиною:  «на реке на Увоти  мельница под селом под Овдотьиным,(…)  мелет на помещики». Мельница в прежние времена  была одним из важнейших центров тяготения сельской жизни. Историк  Д.А. Черненко, изучавший   документы Суздальского  уезда этого времени, отмечает: «Мельницы в 16 веке встречались исключительно редко, и на всю обширную территорию Суздальского уезда их было всего 80. Размещение мельниц в поселениях того или иного типа указывает нам на их большое значение в общей структуре расселения» (Села Суздальского уезда по писцовой книге 1628 — 1630 гг  с.99) Стоит отметить, что населенные пункты, о которых  сегодня идет речь,  в 16 -начале 17 вв. относились к Опольскому стану Суздальского уезда.

Местность у Дьякова и Беляниц  покрыта лесами и богата водами: три реки  текут недалеко друг от друга: Уводь, Вергуза и Чернавка. На старых картах 19 века можно увидеть значки ветряных мельниц, стояла  такая на холме  недалеко  от  Отрадного. Но здесь дело другое — «на реке на Увоти мельница», значит — водяная. Водяную мельницу стоит искать в месте, где река имеет расширение и сразу сужается (образуя небольшой порог  и  потому мощное течение). Как правило, водяные мельницы ставили за поворотом реки, а не там,  где русло идёт по прямой.

У многих водяных мельниц существовали дамбы, перекрывавшие реку  и служившие  ещё и мостом. Строили их в основном на небольших речках: водоем перегораживали насыпной дамбой, делали в стороне отвод и устанавливали колесо. В том месте получался глубокий омут. В дамбе оставляли  отверстие для струи воды, которая  вращала  водяное колесо, а оно, в свою очередь, вращало каменные жернова мельницы.  Отсюда, кстати, выражение «лить воду на мельницу». Не сохранилось и видимых остатков этого сооружения. Но устная память в названиях  и топонимах подарила нам  подсказку — «Якимовнин омут»!

Он, действительно, существует, хорошо заметен и по сей день, хотя и замыт  илом и песком и не так глубок,  как в давние времена.  Краеведы подсказывают: найти место  водяной  мельницы можно по остаткам дамбы и омутам. Иногда и  дорога, которая вела на мельницу, сохраняется (правда, сильно зарастает подлеском). Даже если мельница прекратила свою работу, в деревнях стараются сохранять такие дороги, чтобы ездить в лес за грибами, на рыбалку. Именно по той дороге, что была 200 лет назад. Зачем накатывать новую дорогу, если она уже есть? Возможно, мы «угадали» место, где стояла старая водяная мельница.

  Продолжение следует.

Елена БЕРЕЗОВСКАЯ