Сердцем рожденные

Сердцем рожденные

Директор Богданихской школы Светлана Клюхина рассказала, что Архиповы воспитывают троих приемных детей. Учатся девочки хорошо. Родители — пример заботы об их учебе, воспитании и здоровье. Живут Архиповы недалеко от школы, можно познакомиться лично.

Звоню по телефону, на встречу с журналистом глава семьи охотно согласился.

Однажды в субботу

В небольшой двухкомнатной квартире тепло и уютно, на столе — только что испеченная шарлотка. Хозяин Евгений Сергеевич начал рассказ с того, как когда-то пришло в их дом несчастье в виде большого достатка в сопровождении алкоголя, и каким необычным образом они справились с напастью.

Однажды в субботу вечером Евгений после трех дней беспрерывного «утоления жажды» в кругу таких же успешных предпринимателей, как и он, очнулся дома на диване и взмолился: «Господи, если Ты есть, умоляю — помоги мне! Не хочу на тот свет. Сколько моих друзей уже там».

Это было одиннадцатого декабря 2004 года. Утро следующего дня он помнит и сейчас, словно все было только вчера.

«Мне надо об этом рассказать, — Евгений Сергеевич проводит рукой по столу, словно стирает пыль времени. — А Вы напишите, может быть, моя история кому-то поможет и даже спасет.

Так вот, утром я проснулся со странным ощущением какого-то непривычного самочувствия: не мутит, голова не болит. Грех всегда пахнет, а тут перегаром не несет, словно и не пил накануне. И я сказал тогда: «Господи, Ты меня услышал. Клянусь, никогда больше пить не буду».

И вот с тех пор за двенадцать лет я ни капли спиртного не выпил, даже шампанского на Новый год».

Первая дочка

Ошарашено молчу от услышанного, а Евгений Сергеевич спрашивает: «Вы, наверное, думаете — а что же жена, как она все это терпела? Терпела и ждала, когда пройдет тот кошмар».

— Нам уже по сорок лет тогда было, — вступает в разговор Надежда Ивановна. — Сыновья выросли, женились. И вот после того случая сидим как-то с мужем вечером, чай пьем. Слушай, Женя, говорю, давай возьмем из детского дома девочку. Мне так дочку хотелось, а самой рожать теперь уж вроде поздно. А он, не раздумывая, отвечает: «Давай возьмем».

Утром мы обратились в опеку. Собрали все справки, и поехали в областную инстанцию. Специалист по опеке и попечительству расспросила, почему хотим ребенка взять, какого возраста. Сказала, что есть подходящая девочка. Ей год и восемь месяцев. Матери уже назначен суд о лишении ее родительских прав.

После решения суда опять приезжаем, дают направление в детский дом. Заведующая детдомом говорит: «Если будете удочерять девочку, то забрать ее сможете через месяц, когда пройдет оформление в других инстанциях».

И вот выносят показать ребенка, объясняют, что это мама и папа. Девочка сразу ко мне прижалась, а шею Жени руками обвила. Никогда тот момент не забуду. Юля, оказывается, ходить начала не так давно, в год и четыре месяца. Бледная, под глазами синие круги. А когда нам рассказали, каким был маленький ребенок после изъятия из пьющей семьи, мы были просто в шоке.

Я всю обратную дорогу плакала. Как же, думаю, ее детскому сердечку тяжело: мама и папа приехали, а домой не взяли.

После этого мы еще несколько раз были, и я все время уезжала со слезами. Как-то повар детдома, женщина грубоватая, с низким голосом, говорит мне: «Чего опять ревешь? Скоро заберете».

И, правда, вышло скоро. Приезжаем, а заведующая говорит: «Может, сегодня же и возьмете? Осталось только еще одну подпись получить, а у нас новое поступление большое, даже детских кроваток не хватает».

Забираем Юлю, едем домой. Думаю, мы же ничего не приготовили, даже горшка нет. Заехали в магазин, накупили одежды, постельного белья, детскую ванночку. В общем, гору всякой всячины. И началась наша и ее новая жизнь».

«Очередь теперь за девочками»

Далее Надежда рассказывает, как года через два произошел такой случай. Приходит к ним в гости знакомая женщина с мальчиком лет трех. У Юли тогда детская машина была, на которой она по всей квартире каталась. Гостю, конечно, тоже захотелось покататься, а Юля закрыла собой машину и давай кричать: «Это моя, не дам!».

«Это что же получается, — продолжает рассказ Надя. — Говорю потом мужу: «Эгоистку ведь вырастим. Давай удочерим еще одну девочку».

Пришли опять в опеку, но, оказывается, ситуация уже изменилась. Очередь теперь за девочками, если будем брать, то станем тридцать седьмыми. Правда, можно и без очереди, если возьмем двоих, они сестры, их разлучать нельзя. Нет, говорим, мы к такому варианту не готовы.

И тут снова было такое, что я иначе, как Божьим провидением, назвать не могу. Приезжаем домой, включаем телевизор, а там передача о детях-сиротах, и ведущий говорит, словно обращаясь к нам: если у вас тарелка супа для одного ребенка нашлась, неужели для второго не найдется? Я в слезы, а муж говорит: «Поехали сейчас же обратно».

Так мы взяли еще Лену и Вику. Тоже хотели удочерить, но оказалось не так-то просто… Пришлось оформить их как в приемную семью. И вот теперь Лена (она постарше, в четвертом классе учится, а Вика во втором) спрашивает: «А почему Юля — Архипова, а у нас — другая фамилия? Я тоже хочу быть Архиповой. Вот буду паспорт получать — фамилию сменю». Не стоит, ведь замуж выйдешь все равно фамилию другую получишь — говорю ей. А она отвечает: «Я замуж только за папу выйду». Как же, говорю, это может быть, он мой муж. Тогда, отвечает, я замуж совсем не пойду».

Пока на эту тему не говорим

Я удивляюсь такому разговору, а Надежда объясняет: «По субботам мы в деревню уезжаем, и после бани у нас «девичники» бывают. Пока Евгений занимается делами по хозяйству, мы пьем чай и обсуждаем всякие женские дела. Девчонки растут, надо их сообразно возрасту к восприятию жизни готовить, чтобы никаких неожиданностей. Ну, вы понимаете, о чем я говорю.

О том, что у них есть родные матери, девочки знают. Юля пока простить не может, говорит: как это можно — родить ребенка и бросить, как щенка?

Мы стараемся, чтобы прошла у нее эта обида, объясняем, что жизнь по-разному складывается, и не у всех хватает сил достойно пережить трудности.

Лена и Вика хотят увидеть свою мать, чтобы просто посмотреть, как она выглядит.

А Евгений всем им говорит: «Исполнится вам по восемнадцать лет, и захотите найти родителей, я даже помогу. А пока на эту тему не говорим и живем так: хорошо во всех школах учимся, маме помогаем, на лето в деревню уезжаем».

«Во всех школах» это означает: еще и в музыкальной, художественной и спортивной. Лена у нас поет, Юля фортепиано осваивает и спортом успевает заниматься, Вика хорошо рисует».

* * *

Надя добавляет, что все три дочки ей родные-дорогие, не представляет своей жизни без них. А я думаю: какое же это счастье для детей, если постоянно рядом добрейшая душа и чуткое сердце! И они вырастут такими же. Вот уже Юля говорит матери, когда та читает младшим на ночь книжку: «Мам, отдохни, давай я им почитаю». А еще объясняет своим младшим сестрам: «Сережа и Алеша родились у мамы из животика, а мы — из сердца».

Устами ребенка, как известно, глаголет истина.

Галина ДЕМИДОВА, фото из семейного альбома Архиповых

dsc00733 dsc00915 img_0552 devochki-9-maya-2016 lena-i-ya-na-kulinarnom-poedinke yulya-4 yulya-51