Домой Газета Счастье, кода радуются каждому новому дню

Счастье, кода радуются каждому новому дню

По просьбе многих жителей д. Ермолино поздравьте, пожалуйста, в газете с днем рождения Ефалию Сергеевну Солодухину — 31 октября ей исполнилось 90 лет. Мы уважаем эту умную добрую женщину и желаем ей доброго здоровья, хорошего настроения!

Д.З. Болдырева

 

Получив это письмо, мы созвонились с юбиляром и встретились. Ефалия Сергеевна живет сейчас у дочери в Иванове. Со своим домом в Ермолине зимой управляться тяжело, отапливать надо дровами, поэтому она зиму живет у дочери в городской благоустроенной квартире, а весной, как только земля открывается, возвращается в деревню.

— Шестую зиму здесь, в городе,  буду встречать, а к земле все тянет. Бывало, когда молодая была, в выходной работаю в огороде до самого вечера. Уж темнеет, а все уходить не хочется.

Прошу ее рассказать о себе. И вот какую исповедь услышала.

— Родилась я в деревне. Отец умер, когда мне было восемь лет. Нас с сестрой мать растила одна, жили очень бедно. Образование у меня — начальная школа да ФЗУ. Стаж до ухода на пенсию — 47 лет и восемь месяцев. Окончила ФЗУ в Вичуге, направили на фабрику, а через пять дней началась война. Известно, как работали в войну: себя не жалели, без выходных. Жили в общежитии. Девчонки приносили из дома картошки, крупы, грибов сушеных, а я (мы жили в Строкине) — на одном пайке. Получу 600 граммов хлеба и все, до другого дня. От недоедания у меня куриная слепота началась. Как стемнеет — ничего не видела, на ночные смены меня до фабрики под руки водили.

Ну, потом прошло. В 1943 году направили на работу в Ивановское вагонное депо. Там я проработала 22 года. На курсах училась, была слесарем, потом осмотрщиком вагонов, а в 1951 году не прошла медкомиссию по зрению — сказалась куриная-то слепота, и меня перевели в пропиточный цех. Там и проработала до 1965 года. Пропиточный цех — это где из отходов фабричной ровницы и пряжи делали жгуты и пропитывали их мазутом. Эти жгуты  требовались для буксовых узлов, чтобы всегда была смазка между осью и колесом. Сейчас, наверное, уже нет такой грязной и вредной работы, теперь все механизировано.

С Николаем, моим будущим мужем, познакомились в 1948 году. Его прислали к нам, в Строкино, дежурным по станции. Поженились, сын родился, а в 1951 году Николая Васильевича перевели в Ермолино, тоже дежурным по станции. Дали нам квартиру — комнату в бараке. В пятьдесят седьмом еще сына родила, Сашу. В одной комнате жили мы с мужем, двое детей и моя мама. Что делать? Взяли ссуду семь тысяч и выстроили свой дом. А зарплаты небольшие, мама пенсию не получала. Чтобы расплатиться за дом, держали скотину, молоко и мясо продавали. Помню, вставала я в четыре часа. К пяти иду на поезд до Иванова, на работу, и несу две четверти молока на продажу. А муж помимо станции подрабатывал, где только можно было, даже лыко в лесу драл.

Какой был хороший, трудолюбивый человек (царствие ему небесное!). Нынче таких, наверно, нет. Тридцать два года мы с ним прожили. Участник Великой Отечественной войны. В армию его призвали в 39-ом. А в сорок первом — война. С первых дней  — в железнодорожных войсках, победу встретил в Берлине. Потом еще три года восстанавливал мосты. Девять лет пришлось прослужить.

Больше не буду про трудности. Расскажу о хорошем. На станции Ермолино я проработала двадцать лет приемо-сдатчиком груза и багажа. Троих детей мы вырастили. Внуков у меня шесть, один другого лучше. По характеру. Вот расскажу такой случай.

Алеша — сын младшей дочери Галины — учился в пятом классе (сейчас ему уже 27). За что-то его мать отругала, в огороде дело было, он  ушел в дом и сел писать сочинение. А тема была — рассказать про свою семью. И он написал, что лидер у них — мама, он ее очень любит. Но мама сильно устает, потому что кроме работы еще в огороде много всего делает. И закончил сочинение так: когда вырасту, то куплю маме разной техники, чтобы ей в огороде было легче.

И все внуки такие — добрые, не злопамятные, трудолюбивые. С детства до сих пор дружные. Старшая —  Ира, ей 39. Самый младший — Саша, 24.

Помню один случай. Юля и Сережа еще маленькие были, жили в Ермолине, приехал в гости Коля из Кинешмы. Стали спать укладываться. Сережа спрашивает: «Баба, а ты двей запейя?». Юля поправляет: «Не запейя, а запелла». Коля: «Не так, надо — жаперла».

Мне так смешно было, что до сих пор помню, а прошло уж больше тридцати лет.

Правнуков пока трое: Ванечка Смирнов и две  Даши Солодухины.

Так что я счастливая. Живу сейчас спокойно, в достатке и тепле, радуюсь каждому новому дню.

Записала Галина ДЕМИДОВА