Домой Газета Профессия — не для себя

Профессия — не для себя

Эта работа — не из самых простых и комфортных. Зато точно из самых благородных. Надо быть достаточно сильным духом человеком и иметь широкую душу, чтобы уметь каждый день приходить на выручку нуждающимся. И, помогая чужим людям, сами специалисты опеки, зачастую оказываются не лишёнными радости и удовлетворения от своей многотрудной деятельности.

 Алло, соцзащита? Вы можете помочь?

— Моему малышу девять дней. Меня выгнали из дома. Можно ли на время мою крошку поместить в дом ребенка? Я пока не в состоянии о нем заботиться… Помогите. Через год встану на ноги — заберу. — И такие обращения от клиентов приходится выслушивать сотрудникам отдела по опеке и попечительству Территориального управления соцзащиты населения по г.о. Кохма и Ивановскому муниципальному району… Слезы. Жалко. Нелегко. Но всю боль и переживание — «в кулак». В голове только — как быстрее помочь. Для специалистов опеки решения непростых социальных задач — ежедневная работа.

Кстати, помнят здесь и такой случай. Когда одна из очень молоденьких мам сначала отдала ребеночка в дом малютки, а на утро прибежала за ним вся в слезах: «Можно я заберу его обратно?» — В соцзащите только рады: «Конечно!»

Помощь работников этого отдела всегда направлена на ребенка: за сохранение его в родной семье. Если малыша, оформленного на время в детский дом, не навещают, не забирают в назначенный срок, — срок продлевают, терпеливо ждут, когда родитель создаст нужные условия и вернется за ним.  Но так бывает не всегда. «Мы очень стараемся, чтобы ребенок обрел семью, — говорит начальник отдела по опеке и попечительству Надежда Белова. — Пусть даже приемную, опекунскую.  В детские дома детишек направляем в самых крайних случаях: в таких как вышеуказанные, где мамы — в нищете, им негде жить.  Правда, замечу, что и подобных случаев и случаев социального сиротства — сегодня все меньше. Идет тенденция к снижению числа лишений родительских прав. Все — благодаря большой работе с семьями субъектов профилактики: комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, полиции, представителей сфер образования, здравоохранения, соцзащиты».

В отделе опеки делятся и другой статистикой. Только с января этого года число приемных семей, к примеру, в Кохме увеличилось сразу на четыре. А в 2009 г. их было всего четыре на всю Кохму и Ивановский район. Сегодня, приводят статданные в соцзащите, в общей сложности в Кохме и районе уже 31 приемная семья, в которых воспитываются 44 ребенка.

Впрочем, чтобы взять ребенка в замещающую семью — дело не из простых. Законодательство за этим следит зорко. Будущим опекунам и усыновителям нужно пройти серьезное тестирование, многочисленные медицинские анализы, обучение на базе центра замещающих родителей (курс — до 60 часов). Потребуется справка об отсутствии судимости, характеристика с места жительства, с работы, доказательства — что и материальная сторона в семье не пострадает с появлением нового члена семьи. Специалисты опеки также выедут на будущее место жительства ребенка для обследования жилищных условий.

Кстати, у сотрудников соцзащиты глаз «наметан». Они, как психологи, безошибочно определяют: кому следует давать ребенка, а — кому нет. Кто собирается взять его в корыстных или иных целях, а кто реально не мыслит жизни без сына или дочки. «Людей меркантильных и «случайных» видно сразу, — продолжает Надежда Владимировна. — Да, и таковые почти к нам не идут. Корысть тут собственно какая — на ребенка выделяются чуть более пяти тысяч рублей. Чаще всего идут люди с добрым сердцем, имеющие собственных детей. Ребятишек берут в семью под опеку или усыновляют ровесников своим деткам. Реже приходят одинокие люди, их процентов 20. Молодые мотивируют свой поступок тем, что по состоянию здоровья не могут иметь детей. Люди зрелого возраста, 30-50 лет (это самый частый контингент) — по разным причинам. Одни объясняют: «неплохие финансовые возможности, полно сил и энергии — а обогреть некого». У других — свое веское обоснование: «умер собственный ребенок, сложно перенести одиночество, хочется заполнить брешь в сердце».

По словам Надежды Беловой, молодые стараются чаще брать грудничков, малышей до двух лет. Люди в возрасте — ребятишек постарше. Мужчины больше хотят мальчиков, женщины — на поле малышей не зацикливаются. Впрочем, одна из клиенток пришла целенаправленно: «Помогите. У меня три сына. Так хочу дочку! В жизни — не получилось»… Взяла сразу двух девочек-сестренок — разъединять родных нельзя. Так и родилась приемная семья. А вот, к примеру, другой случай, тоже — не редкий. Женщина пошла выбирать девочку, а подбежал мальчик. Схватил за подол: «Мама, ты за мной пришла?»… И — все! Больше тут говорить не о чем. «Все решено за меня!».

Впрочем, мальчиков и девочек берут в равном количестве, констатируют в соцзащите. При усыновлении в отделе опеки ни от кого и ни от чего не отговаривают. Правда, с возрастом новых сына или дочки тщательно рекомендуют подумать.

— Вот, к примеру, приходит женщина, 44 года, — восстанавливает в памяти еще один случай из практики Надежда Владимировна. — Хочет взять совсем малышку. Говорим: «Вам будет сложно с ним. Когда ребенку исполнится 18 лет, Вам будет — за 60. Советуем: возьмите ребенка хотя бы в пределах школьного возраста с уже установившейся психикой, навыками, привычками. Кстати, в последние годы младших школьников в семьи стали брать намного чаще.

Каждая семья — история

В помещении отдела огромный шкаф с полками. Все они заполнены толстыми папками дел приемных и опекунских семей. Каждая из них хранит свою историю. «Приемная семья — это особая семья. В них детей берут совершенно посторонние граждане, — делится подробностями ведущий специалист-эксперт отдела Татьяна Белова. — Как правило, в семьи попадают детки, «израненные» жизнью, с отставанием в развитии, с ослабленным здоровьем. За этими семьями мы пристально наблюдаем, смотрим, как ребятишки адаптируются. Первый договор с родителями заключается                    на год, если в дальнейшем все хорошо, второй контракт — до совершеннолетия ребенка».

Примеры в соцзащите сплошь положительные. Семьи Птицыных, Кореловых… Одни из них воспитывают четверых детей, другие — шестерых. Кохомской семье Масловых — и вовсе нет аналога. В ней семь приемных ребятишек, собственных — трое. «Дети, попадая в такие семьи, буквально на глазах расцветают, — продолжает Татьяна Белова. — Им там очень уютно. Придёшь — обнимаются, ласковые, обогретые. Одни заняты в кружках, музыкальных школах, другие — в спортивных секциях. Вяжут, танцуют, поют. Родители своими чадами занимаются очень серьезно, в том числе, их здоровьем — вывозят на море, дачи. «Трутней» не воспитывают, деликатно и тактично объясняют ребятам: в большой семье друг другу следует помогать. В подспорье — у многих огороды.

Есть и другая практика. Нередко приемная семья рождается из опекунской, где, как правило, в роли опекунов выступают родственники детей-сирот: тети, дяди, бабушки. Так, к примеру, в 2014 г. сразу четыре семьи поменяли свой статус. А всего опекунских семей в Кохме и Ивановском районе насчитывается 150. В них воспитываются 195 детишек.

Соцзащита: в работе — «день-деньской»

Изо дня в день у сотрудников этой нелегкой профессии — привычная «круговерть»: работа-дом, дом-работа, а с ними — боль, сочувствие, поиски решений. «Но мне на работе интересно, я не перегорела на ней за 23 года, — признается Надежда Белова. — Огорчают лишь небольшие зарплаты. Да и то, что на экранах в фильмах имидж наш нередко искажают: специалисты отдела опеки — это грубые, черствые и алчные тетки. А мы нередко на работу даже свою одежду для людей несем. Помню, ездила как-то в Кохму за одним ребенком. И опять не с пустыми руками. Приехала: раздет, разут, голодный. Сначала накормила, одела, обула, а потом повезла в детский дом… Столько случаев за годы — не перескажешь».

В дружном коллективе отдела опеки — шесть человек. «Коллектив — замечательный. Специалисты очень душевные, знают подход к людям, — говорит о них начальница. — Правда, всем нам нелегко видеть человеческие судьбы, пропускаем многое через себя. С нашим участием проходят допросы, следственные действия. Нередко приходится защищать правоту в судах: у нас большая судебная практика. Только в 2012 г. мы участвовали в 90 процессах, в 2013 г. — в 162, в 2014 г. — в 287».

Кстати, отдел опеки помогает не только детям, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях, но и совершеннолетним недееспособным гражданам. Специалисты курируют таковых в Богородской клинической больнице, в интернатах, в местах заключения, а также — оказывают помощь их опекунам. Помогают в решении материальных, жилищных вопросов.

Ездят социальные помощники и в Кохму, и в далекие Тимошиху, Куликово, Балахонки…Поездок приходится совершать немало: Ивановский район — это огромное кольцо вокруг областного центра.  Быть мобильными, всегда легкими на подъём, а главное — уметь ладить с людьми, без этого в профессии — никуда. С одним нужно поговорить «за жизнь», с другим — выслушать его проблемы. А в иных случаях — просто постараться поднять затосковавшему человеку настроение. И у специалистов опеки на всех хватает сил и душевной отзывчивости. Но, наверное, все эти качества и должны быть у людей этой профессии. Ведь, специалист по опеке — это тот, кто всегда способен на большее, чем просто жить для себя. А что же в ответ? — Сотрудники отдела опеки признаются, помогая чужим людям, они зачастую сами оказываются не лишёнными радости и удовлетворения от своей многотрудной деятельности. Для них быть необходимыми людям, видеть радость в глазах тех, к кому они приходят, — это и есть счастливая отдача в такой нелегком, но благородном труде.

Ольга БАЛЯНОВА

Приемная семья кохомчан Масловых Начальник отдела Надежда Белова и ее сотрудницы Для специалистов отедла опеки решение непростых социальных задач - ежедневная работа