Домой Газета Первая мировая война. Взгляд из провинции

Первая мировая война. Взгляд из провинции

Всё труднее сегодня установить события дней столетней давности, выявить имена участников боевых сражений.

Благодаря памяти, которую хранят в некоторых семьях, знаем, как сложились судьбы некоторых из них, можем видеть их снимки, тем самым, прикоснуться к истории России.

В нашем музее можно встретить фотографии земляков — участников Первой мировой войны. Как сложились их судьбы?

Дед Розы Алиевны Каревой — Федор Трофимович Карев родился в 1885 г. во Владимирской губернии Суздальского уезда Торчинской волости д. Соснова, потом семья переехала в д. Пахомцево Шуйского уезда. Работать начинал на Кохомской льнофабрике Щербакоых, потом работал на ивановской фабрике у Грязнова. В 1907 году был взят на военную службу в царскую армию, вернувшись, поступил на кохомскую фабрику Чернышева. В 1914 году был мобилизован на Первую мировую войну, воевал в пехоте. В этом же году 21 сентября был тяжело ранен в ногу, лечился в Московском госпитале с 27 сентября до июня 1915 г. В 1915 г.комиссовали, он вернулся домой. Устроился «материальщиком» (заведующим складом) в Товарищество Мануфактур Ясюнинских в Кохме, женился, в 1916 г. родилась дочка, семье предоставили квартиру в доме для служащих фабрики. Семья жила небогато, но хорошо. Год за годом — родились еще пять девочек. Любили и умели петь. Еще Фёдор Трофимович был заядлый рыбак, увлекался охотой. Умер в 1929 г.

Сергей Борисович Самойлов рассказал о своем дедушке. Семен Митрофанович Волков родился (1892 г.р.) в Шуйском уезде Владимирской губернии в состоятельней семье — имели свой магазин. Окончил реальное училище, рано уехал учиться в Москву. В 1908 г. в возрасте 16 лет уже работал мастером-кондитером в Москве на кондитерской фабрике. В 1914 г. был призван на военную службу (до этого имел бронь). Началась война с Германией. Был ранен и попал в плен. Там работал на фермера больше года. Вернулся из плена только в 1917 г. Семен Митрофанович переехал в Питер. Женился, но невесту нашел на родине, на ивановской земле. Работал здесь тоже кондитером. Учился. В 1930-32 гг. окончил Академию пищевой промышленности в Ленинграде. И снова вернулся на родину. В г. Иваново был назначен заведующим производством, а потом и директором фабрики «Красная заря». Быть руководителем было почетно, но и опасно в те годы. Семена Митрофановича арестовали. Он не сдавался, написал шесть писем тов. Сталину. Через шесть месяцев его выпустили, так и не объяснив, за что арестовали, и почему отпустили — тоже. Даже восстановили в должности. Когда в 1941 г. началась ВОВ, был призван в ряды Красной Армии. В 1944 г. был ранен и направлен в ивановский госпиталь на лечение, потом комиссован. Имел четырех детей. После госпиталя так и продолжал работать директором кондитерской фабрики. Был известным и уважаемым человеком. Умер в 1969 г.

Кувшинов Алексей Иванович жил в Лежневе. В 1906 году служил в армии, был призван и в 1914 г. К счастью, остался жив, дождался внуков.

Степан Михайлович Долгов был участником трех войн: русско-японской, первой мировой и гражданской.

Киселев Иван Матвеевич был призван в царскую армию в 1915 г., совсем молоденьким парнишкой. Он тоже прошёл и Первую мировую, и Великую Отечественную…

Как сложилась судьба Ефима Степановича Селянина, о том, как отразилась на его жизни Первая мировая, рассказала его дочь — Нина Ефимовна Болотова.

— В 1914 году началась Первая мировая война. Ефима Степановича мобилизовали н фронт. Он со своей частью дошёл до Хорватии, где был взят в плен. Бежал, но его поймали и посадили в «клоповник». Это была маленькая комнатка без окон. В ней были клопы. Это было страшное испытание. Его держали там целые сутки. После этого он стал неузнаваемый — весь опух от укусов. Затем его определили на работу к одному зажиточному хозяину. Жить было неплохо, но дума убежать не давала ему покоя. Он научился гадать на картах, спрос на это был большой. Он стал откладывать деньги для подкупа, чтобы сделали необходимые документы. Когда нужная сумма набралась, ему помог один работник на железнодорожном вокзале. 4 ноября 1917 года его мечта сбылась — удалось удачно сбежать. А 7 ноября, на границе с Россией, он узнал, что совершилась Октябрьская революция. И по прибытии домой он окунулся в общественную работу. Был в отряде по заготовке продовольствия, время было голодное. Отряд объехал все области России. В деревнях им удалось приобрести муку и картофель, продукты раздали голодающим…

Одна из улиц Кохмы носит имя революционера Ивана Федоровича Чернышева (1885-1957). Находится она почти в центре, по дороге на Жилзону, в прошлом называлась Крестьянской. Иван Федорович Чернышев родился в д. Ивантино Меленковского уезда Владимирской губернии. Вскоре семья переехала в Кохму. Уже в 11,5 лет Иван пошел работать на фабрику Щербакова пробирщиком.

В 1904 г. вступил в РСДРП б, подпольная кличка — «Монах». В январе 1905 г. активно участвовал в стачке протеста в Кохме. Он был арестован и посажен в Шуйскую тюрьму вместе с товарищами. После выхода из тюрьмы оказался без работы, был вынужден уехать в Нижегородскую губернию, где устроился работать на фабрику в Молитовке. Потом переехал в с. Богородское, стал агентом по продаже швейных машинок «Зингер», что давало возможность вести революционную работу и даже привозить оружие из Нижнего Новгорода. А потом — снова арест. С ноября 1905 г. по июль 1906 г. сидел в Горбатовской тюрьме Нижегородской губернии. После выхода из тюрьмы был вскоре вновь арестован на конспиративной квартире в с. Богородском и отправлен в тюрьму в Нижний Новгород. Здесь в тюрьме познакомился с тов. Семашко, с которым после Октябрьской революции неоднократно встречался. В 1907 г. был снова арестован и просидел во Владимирской тюрьме до суда — 1 ноября 1910 г. В этой тюрьме был в то время и М.В. Фрунзе. По суду он был оправдан, так как в деле, в котором его обвиняли, он не участвовал. Вскоре Чернышев был взят на военную службу и был отправлен в Ригу, где прошёл службу военных фельдшеров. Участвуя в Первой Мировой войне, военный фельдшер Чернышев был на передовой. Октябрьская революция застала его уже в Москве. В начале 1918 г. демобилизовался и, по совету М.В. Фрунзе, стал работать на продовольственном фронте — был уполномоченным Ивановского Губпродкома по заготовке хлеба. Приходилось работать в Москве, Киеве, Виннице. По решению Ивановского Губкома он был направлен в Кохму, на хлопчатобумажный комбинат, где был избран председателем фабкома. Из-за болезни работу вскоре пришлось оставить. В 1930 г. он заболел туберкулезом, и в 1933 г. был принят в Дом Ветеранов революции под Москвой, где был секретарем парторганизации. Умер в 1957 г. В Кохме дом Чернышевых сохранился до сих пор — стоит на ул. Шеевых (бывшая Стромихинская, д. 17).

Вот судьбы некоторых земляков, кому удалось вернуться домой с этой войны.

Чем жил тыл? Как сказалась эта война на мирном населении? Конечно, было трудно и здесь. Армии требовалось обмундирование, продукты, медикаменты, и финансирование. При фабриках, заводах открывались госпитали, цеха переоборудовались, рабочие бастовали. Ткачиха Товарищества Мануфактур В.Е. и А. Ясюнинских Татьяна Никаноровна Герасимова вспоминала:

— Особенно запомнилась забастовка кохомских рабочих в 1915 году. Шла Первая Мировая война. Фабрикант Ясюнинский заключил с военным ведомством договор на поставку плащ-палаток и обмоток для обуви солдат. До этого фабрика вырабатывала тонкие сорта тканей — батист и ажурные ткани. Переход на толстые ткани вызвал разладку, поломки станков. Из-за больших простоев оборудования упали заработки рабочих, а цены на продукты росли с неимоверной быстротой. Рабочие не выдержали такого положения, остановили станки и машины, вышли из фабрик на улицу, предъявили фабрикантам требования: повысить расценки, удешевить продукты, и выдвинули другие экономические требования. Во время забастовки, а она продолжалась две недели, рабочие каждый день собирались на Майской горке. Фабриканты частично уступили рабочим. В ситцевой фабрике был организован продовольственный склад, где рабочим по талонам выдавали муку и другие продукты. За период с 1915 по 1917 год в Кохме было 29 стачек. Рабочие выступали с требованием восьмичасового рабочего дня, прекращения войны. В марте 1917 г. был избран первый Совет рабочих депутатов, одновременно на фабриках были созданы фабрично-заводские комитеты.

Т.Н. Герасимова была избрана депутатом Совета от рабочих ткацкой фабрики и членом ФЗК.

В Кохомский музей некоторые жители приносят фотографии своих родных, увы, далеко не всегда они могут назвать их имена. Некоторые снимки — случайные поступления.

Фамилии погибших публиковались в газетах. Газета «Старый Владимирец» от 25 ноября 1914 г. сообщала, что убиты жители Кохомской волости Шумин Геннадий Глебович и Прусинов Степан Абрамович.

В пользу раненых воинов, детей воинов собирались средства, к этому призывали не только газеты и журналы, но и почтовые открытки. Во время Первой мировой войны на пасхальные открытки проникли агитационные и военные сюжеты, например, царевич Алексей навещает в госпитале раненого солдата. Из частной коллекции нам дали переснять открытки 1914-1915 гг. На одной из них был призыв: «Помогите детям воинов. Общество борьбы с детской смертностью. 9-10 ноября 1914 г.». Другая, с японским гимном на лицевой стороне, имела надпись: «в пользу раненых и больных воинов великой войны 1914 года». Учащиеся средних учебных заведений рисовали почтовые открытки, которые продавали, часто их приобретали родители, средства шли в пользу Красного Креста. Сестра моей бабушки — Александра Ковалева в 1915 г. училась в Иваново-Вознесенской женской гимназии. Она тоже внесла свой вклад в это благое дело.

На Похвальном листе Рязанова Владимира учащегося Иваново-Вознесенской мужской гимназии, выданной в августе 1915 года, есть фрагменты: вручение Императором Николаем Вторым наград солдатам и помощь дочерей Николая Второго раненым в госпитале.

Интересный источник информации о Первой Мировой войне, о том, как воспринимали события тех лет люди — газеты и журналы. Война в 1914-1917 гг. была главной темой. В журнале «Родина» было много публикаций, снимков с фронтов. Кроме того, выходило «Всемирное обозрение» — бесплатное приложение к журналу. Еще одно приложение «Неделя войны», неделя за неделею освещались события на фронтах, в мире … Вот 29-я неделя, 1915 год. Главным событием стало объединение финансовых сил России, Франции и Англии, также, как уже были объединены военные силы. А вот правительство Италии продолжает политику нейтралитета. А вот новости из «Калейдоскопа войны»: «Потеря турецкой армии на всех фронтах убитыми и ранеными и пропавшими без вести в настоящее время превышают 220.000 человек». «»Лучшим доказательством отношения населения Москвы к нуждам военного времени служит тот факт, что за 4, 5 мес., с 20-го августа минувшего года по 1 января текущего года, различными днями сбора получено 2.243.426 рублей. Кроме того, так называемый «табачный комитет» за 1, 5 мес. Снабдил табаком 376 607 воинов на передовых позициях».

Публиковались и короткие заметки, вроде:

Солдатское изобретение. Простому солдатику удалось соорудить с ничтожными средствами такое приспособление, которое значительно облегчает продовольствование передовых частей. Этот солдатик, воспользовавшись реквизированными котлами, устроил передвижную хлебную печь, отличающуюся легкостью и блестящей выпечкой.

Новая германская амуниция. В новой германская амуниции обращает на себя внимание полное отсутствие металлических частей, которыми она была богата при начале войны. Точно также интересна замена прежнего острия на каске какой-то кургузой шишкой.

Но особенно привлекали разные рассказы, стихи. Музы не молчали.

Павел Орешников опубликовал стихотворение «После боя»:

Весна. Вдалеке отзвучало недавнего боя

Стоустое эхо. Неслышно светает. И вновь

Над лугом разостлано небо, всегда голубое.

И тускло мерцает на листьях истоптанных — кровь.

Здесь ночью сражались за правду волнующей клятвы.

Здесь царствовал ночью безликий, воинственный гнев.

О. будет на редкость богатым день праздничной жатвы,

Когда так обилен вселяющий трепеты сев.

Доспехи. И трупы. Поломанной пушки колеса.

Природе измяли зеленый цветочный ковер.

И скомкали Маю душистые росные косы…

Но… солнце прощает. Шлет кротко свой ласковый взор.

Весна. Вдалеке отзвучало недавнего боя

Стоусное эхо. Неслышно светает…

И крест

воздвигнет ли кто над «Великим Успеньем Героя»?

И вороны кружат над трауром брошенных мест.

Но особенно привлек меня рассказ Ю. Волина «Сказки наших дней» («Обмененный»):

«В пасмурное сентябрьское утро попали мы с Добрушиным на Финляндский вокзал. Нашей целью не была вовсе встреча партии инвалидов, возвращающихся из германского плена. Мы даже не знали, что в этот час ожидается поезд с пленными. Не могли мы знать также, что с этой партией возвращается Миша Сотников». Судьба. Вера в странное, невозможное…

Наталья ЦИКУЛИНА, директор музей истории городского округа Кохма