От печали до радости ехали, на острова — «ходили»

От печали до радости ехали, на острова — «ходили»

На теплоходе по Селигеру

Учитель Ермолинской школы Валерий Николаевич Андрианов удивительный человек. Уже более тридцати лет он каждое лето ездит со своими учениками в краеведческие экскурсии и путешествия. И не только по своей Ивановской области, но и по дальним городам и весям.

Недавно состоялась поездка в Ржев и на Селигер. В это путешествие — утомительное, за семьсот километров — он взял старшеклассников и взрослых, кто изъявил горячее желание побывать на Селигере. Но сначала в программе не случайно был город Ржев.

Сколько их, убитых подо Ржевом…

Здесь надо сделать небольшое отступление о том, почему мы не проехали мимо Ржева (Тверская область) прямо в Осташков, на Селигер, почему Валерий Николаевич счел обязательным отдать долг памяти жертвам ржевской трагедии.

Ржевская битва 1941-1943 гг. — самая кровопролитная битва за всю историю человечества. На протяжении почти полутора лет конвейер смерти отправлял на передовую бойцов, даже не успевая их посчитать. Красноармейцы в прямом смысле закрывали собою путь врагу к Москве. А потом официальные историки почему-то об этой трагедии десятки лет умалчивали. По большому счёту, единственным упоминанием Ржевской битвы в широкой печати было стихотворение Твардовского «Я убит подо Ржевом»:

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налёте.

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки, —

Точно в пропасть с обрыва —

И ни дна, ни покрышки…

В боях под Ржевом в 1942-1943 годах погибли более миллиона советских солдат и офицеров. Однако, по неофициальным данным, потери в Ржевской битве составили около двух миллионов бойцов и командиров.

Итак, наш автобус приехал в Ржев в семь утра. Краеведческий музей специально для нас открыли раньше времени. В отдельно стоящем здании  развернута экспозиция о Ржевской битве. Она отражает новый взгляд на военные действия в этом районе.

В музее размещена большая схема ржевско-вяземского выступа, фотографии командующих крупными войсковыми объединениями, документы.

В экспозиции немало подлинных вещевых материалов, в том числе немецких, показывающих хорошее снаряжение солдат вермахта и обеспечение предметами гигиены, быта.

Запоминаются акварели, сделанные в оккупированном городе немецким солдатом Лангером в 1942 году. На них — трагедия войны: разрушенный город, глаза немецких солдат и мирных жителей. Как рассказала экскурсовод, Лангеру дали отпуск, после которого он на фронт уже не вернулся, его ценили как талантливого художника, и он после войны действительно стал известным.

Ржевская «мясорубка»

В отдельном зале — трагедия военного Ржева. Этот город с населением на момент начала войны более 50 тысяч человек был оккупирован 1 год и 5 месяцев. Из 20 тысяч человек, оказавшихся в оккупации, в день освобождения, 3 марта 1943 года, осталось 362 человека. Из 5443 жилых домов Ржева уцелело лишь 297.

На одном из планшетов — уникальный документ: ордер от апреля 1943 года на семью из двух человек на заселение землянки на месте дома № 40 по ул. Большевистской.

Дольше всего мы задержались у диорамы «Бой за Ржев 24 сентября 1942 года». Живописное полотно в 68 квадратных метров сливается с предметным планом, площадь которого чуть меньше. Предметный план насыщен разбитым стрелковым оружием обеих воюющих сторон. Везде валяются гильзы, корпуса снарядов, каски, детали искорёженной техники. Слева — часть траншеи с остатками немецкого блиндажа, справа — часть фундамента жилого дома, подвал которого превращен в огневую точку. Здесь же части немецкого ручного пулемета, каски, а рядом свидетельства мирной жизни: спинка от кровати, фотографии бывших хозяев.

21 сентября 1942 года дивизии нашей 30-й армии, подошедшие к окраинам Ржева, начали очередной штурм города  и заняли десять северо-восточных кварталов. Дивизии вермахта, державшие здесь оборону, попытались выбить советские части из города. Бои, по воспоминаниям их участников с обеих сторон, достигли накала 24 сентября.

Диорама отражает конкретный эпизод, в то же время это собирательный образ сражений в городе.

К 31 марта операция завершилась. Ржевско-Вяземский выступ был срезан. Для германского руководства это стало тяжелой, но вынужденной утратой. Известно, что Гитлер пожелал лично услышать по телефону взрыв ржевского моста через Волгу при отходе немецких частей.

Кладбища рядом, как и погибшие солдаты

Из музея мы отправились на мемориальный комплекс. Он находится на северо-западной окраине города Ржева и состоит из двух кладбищ: Красноармейского мемориального и Немецкого военного. Они расположены рядом друг с другом.

На кладбище советских воинов — братские захоронения останков более десяти тысяч человек. Эту цифру ежегодно увеличивают поисковые отряды, которые каждое лето ведут раскопки у деревень вокруг Ржева, где шли бои. Если бы устраивать захоронения в местах раскопок и находок, то уже сейчас вокруг Ржева было бы огромное кладбище.

Найти место захоронения конкретного человека невероятно сложно, говорят поисковики, так как после 1942-го в Красной армии отменили ношение так называемых смертных медальонов. И сразу пошло обилие похоронок с формулировкой «пропал без вести». Определить имя погибшего сейчас проблема. Из сотен вновь обретают имена единицы.

Немецкое мемориальное кладбище было открыто в 2002 году вопреки самым различным протестам. На гранитной доске выбиты слова Альберта Швейцера — лауреата Нобелевской премии мира: «Солдатские могилы — величайшие проповедники мира». Перед входом установлена копия скульптуры «Скорбящие родители» (оригинал памятника работы немецкого скульптора Кете Кольвиц находится на солдатском кладбище в бельгийском Владсло).

Экскурсовод музея, которая сопровождала нас  в экскурсии по комплексу, рассказала, что из Германии сюда приезжают родственники погибших немецких воинов. Площадь разделена на сектора, на плитах указаны фамилии погибших и населенные пункты, в окрестностях которых находятся немецкие братские могилы.

Кстати, сказала нам на прощанье экскурсовод, в Германии на советских воинских кладбищах идеальный порядок.

А мы на микроавтобусе «Мерседес Бенц» (очень удобном, с плавным ходом) едем дальше, на северо-запад, в Осташков. От печали до радости — 145 километров. Там сегодня предстоит первая теплоходная экскурсия по Селигеру.

Галина ДЕМИДОВА

(Продолжение следует)

1
В музее
2
В начале немецкого кладбища
3
Возле краеведческого музея
4
Вход в краеведческий музей
5
Вход на наше военное кладбище
6
Немецкое кладбище. Вход
7
Перезахоронения проводятся ежегодно
8
Стенд музея