Домой Газета Ограниченное трудоустройство

Ограниченное трудоустройство

Сейчас в России имеют работу лишь 25 процентов трудоспособных инвалидов. Такие данные за 2016 год опубликовало Министерство труда и социальной защиты. Наша область, к сожалению, не выбивается из общестатистического графика.

 Глухим предлагают вакансию… врача

В законе «О социальной защите инвалидов» четко прописано, что работодатели обязаны трудоустраивать людей с ограниченными возможностями. Для этого существуют определенные квоты: так, в учреждениях с численностью штата в сто и более сотрудников инвалиды могут претендовать на 2-4% рабочих мест. И это очень прогрессивные цифры. Для сравнения можно привести аналогичный закон, действующий в Швеции, одной из самых социальных стран Европы: там квотирование рабочих мест для инвалидов не превышает в среднем 2 процентов.

Разница лишь в том, что в России все самые замечательные решения зачастую остаются лишь на бумаге. «Работодатели Ивановской области в большинстве своем соблюдают положение о квотировании рабочих мест, — говорит начальник отдела по работе с инвалидами областного Центра занятости Валентина Машина. — Однако здесь есть большое «но»: зачастую они заявляют такие рабочие места, которые заведомо не могут быть заняты инвалидами. Например, вузы предлагают вакансии доцентов, больницы — вакансии врачей. Но ведь каждому ясно, что инвалиды за редким исключением не могут работать на этих должностях. У большинства из них нет высшего образования… Это очень удобный способ избежать ответственности. Конечно, мы ведем переговоры с такими работодателями, но это не всегда дает результат».

Почему же работодатели избегают ответственности? Ответ лежит на поверхности: для большинства людей с ограниченными возможностями здоровья необходимо создавать особые условия труда, а это в сегодняшних реалиях сложно и затратно. «Я готов соблюдать закон, но почему именно я должен нести все расходы? — говорит владелец ресторана в Иванове (его название и свое имя он попросил не называть). — Государство никак не помогает малому и среднему бизнесу в этом вопросе. А я ради трудоустройства инвалида на должность вахтера должен потратить свои кровные деньги для переоборудования входной двери, туалета и т.д.? Это просто перекладывание ответственности на чужие плечи».

Но так было не всегда. До 2005 года работодателям, которые выполняли закон о квотировании, перечислялась компенсация из федерального бюджета. Однако затем полномочия по их выплате были переданы субъектам федерации. Некоторые из них — например, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск — продолжают выполнять эти обязательства. А вот для нашего дотационного региона такие нагрузки непосильны.

 Добраться до службы — еще одна проблема

Конечно, возлагать вину лишь на работодателей нельзя. Среди них есть и те, кто добросовестно выполняет свои обязанности. Показательна история Валентины Литвиненко, которая вот уже три года трудится менеджером в одном из магазинов сети «Кенгуру». До этого она, инвалид-колясочник, безуспешно искала работу. В какой-то момент даже отчаялась: как прожить на пенсию по инвалидности, особенно когда у тебя на руках двое детей?.. Но когда она всё же трудоустроилась, работодатель проявил гражданскую ответственность: не только оборудовал место в соответствии с требованиями, но и согласился нести расходы по оплате такси туда и обратно.

«К сожалению, такие примеры единичны, — говорит зампредседателя областного общества инвалидов-опорников «Надежда» Нина Семёнова. — Зачастую руководители фирм ограничиваются половинчатыми мерами. Так, у нас был случай, когда две женщины-опорницы устроились в фирму «Айвенго» швеями. Но проработали там недолго. Руководители фабрики пошли нашей организации навстречу, переоборудовали рабочие места, а вот решать вопрос с доставкой сотрудниц отказались, мотивируя тем, что это не входит в их компетенцию. И правда на их стороне. По закону они действительно не обязаны это делать. В итоге девушкам пришлось уволиться».

Да, как ни печально, наш самый демократичный в мире закон по защите прав инвалидов как-то не учел тот факт, что в большинстве городов России до сих пор не существует полноценной доступной среды для обычного передвижения по улицам…

Инвалид-колясочник Николай Шарин имеет высшее юридическое образование (окончил ИвГУ). После вуза он успел поработать в двух юридических фирмах, однако ему всё же пришлось оставить работу. Выдержать необходимый темп человеку, ограниченному в передвижении, было очень сложно: ведь юрист обязан ездить в суды, в прокуратуру, то есть быть очень мобильным.

В итоге Николай принял решение коренным образом изменить свою жизнь, и сейчас он получает второе высшее образование в Шуйском филиале ИвГУ по специальности «Адаптивная физкультура», активно занимается спортом. «Что бы мы ни делали, все достижения нивелируются тем, что по улицам Иванова невозможно проехать, — говорит Николай. — Особенно в зимнее время. Тротуары и улицы не чистят и не убирают, даже мамы с колясками не могут проехать, хотя они здоровы. Что тогда говорить про нас, инвалидов?»

Доля инвалидов-опорников, как, впрочем, и других людей, ограниченных в передвижении (например, незрячих), незавидна. Так, Ирине Шутовой и Ирине Сизовой (это про них рассказывала Нина Семёнова) пришлось согласиться на низкооплачиваемую надомную работу без официального трудоустройства. Сегодня одна из них работает на круглосуточном телефоне по найму квартир, а другая изготавливает елочные игрушки.

 Хорошая профессия не гарантирует трудоустройство

Инвалиды вынуждены соглашаться на низкоквалифицированный труд: шьют постельное белье, работают вахтерами, подсобными рабочими. А ведь многие из них прекрасно образованы, владеют хорошими профессиями.

Например, в Иванове под эгидой Министерства социальной защиты работает  радиотехнический колледж-интернат — уникальное учебное заведение, которое принимает абитуриентов с ограниченными возможностями здоровья и куда съезжаются дети со всей России. Здесь молодые  инвалиды получают очень востребованную в любом регионе профессию: специалист по ремонту радиоэлектронного оборудования (компьютеров, ноутбуков, телевизоров и т. д.). И хотя руководство училища постоянно пытается налаживать связи с работодателями, активно сотрудничает с центрами занятости, найти работу, по словам завуча по учебно-воспитательной работе Елены Хохловой, удается далеко не всем выпускникам. «Часто работодатели не соглашаются на создание особых условий. Это сложный вопрос. Легче договориться с предприятиями, которыми руководит человек с ограниченными возможностями. Он сам прошел через трудности и понимает проблему. Такие работодатели в нашей области есть, но их немного», — говорит Елена Аркадьевна.

Осложняет ситуацию и тот факт, что штрафы за несоблюдение законодательства предприятиями ограничиваются символическими суммами.

… Инвалиды имеют те же желания и потребности, что и здоровые люди. Так почему же желание, а главное, право трудиться у последних ни у кого не вызывает сомнений, тогда как первые вынуждены биться за осуществление своей мечты?

 Цифры

На территории Ивановской области проживает 83,5 тысячи инвалидов, из которых 22,5 тысячи, или каждый четвертый, находится в трудоспособном возрасте. Из них заняты в различных сферах деятельности только 20,4% (ниже среднего по России. — Д. Б.). С начала года в службу занятости обратились 1300 человек, трудоустроено 37%. Часть обратившихся направлены на профессиональное обучение по специальностям бухгалтер, водитель, оператор ЭВМ… В настоящее время на квотируемых рабочих местах работает около 1600 человек (около 8% от общего числа инвалидов).

 (Данные предоставлены комитетом по социальной политике областной думы)

Дарья БОБРОВИЦКАЯ