Домой Газета Обыкновенные люди здесь работать не могут

Обыкновенные люди здесь работать не могут

В автобусе слышу следующий разговор: «У знакомой отправили сына в коррекционную школу…». За репликой — куча эмоций. И вновь продолжение: «Это же коррекционная школа VIII вида! Там же всем диагноз психиатр ставит! И если только этих детей завести, они, что угодно могут!». Ключевая фраза взволнованного монолога: «Я не допущу, чтобы мои дети общались с олигофренами». Толерантность. Она у нас, к сожалению, пока не в ходу.

Шлейф нелепых мнений

Когда мы говорим «коррекционная школа» мы подразумеваем… А что, собственно, Кохма знает об этой школе? Одно из старейших образовательных учреждений города территориально находится в Ивановском переулке, рядом с жилыми кварталами. Ранее оно являлось интернатом с круглосуточным пребыванием детей. Сейчас это — коррекционная школа VIII вида для детей, которые… Которые — что?..

А дальше — полное незнание ситуации, шлейф нелепых мнений и домыслов, окутавших реальность до такой степени, что учебное заведение, в конце концов, оказалось педагогически и социально дискредитированным. Злые языки до сих пор «на огне подогревают» разговоры о том, будто данное учреждение — это некая колония для детей, отбившихся от рук, поведенчески запущенных. Сами педагоги коррекционной школы, когда слышат такие пересуды, немедленно их пресекают — кто бы ни являлся их носителем.

Впрочем, одно время, наверное, так и было: педагоги обычных общеобразовательных школ массово освобождали себя от обязанности заниматься трудными подростками, детьми с разбалансированной психикой — любыми учениками, кому даже просто в силу «инаковости» можно было приписать диагноз «девиантное поведение». Отправляли их в интернат на перевоспитание. Такие ученики могли появиться в его классах как 1 сентября, так и в середине года, а то и, вообще, «под занавес» учёбы. В конце концов, общественное мнение и «породило» существование в Ивановском переулке «интернат-колонии». Не буду давать сейчас оценку происходившему — хочу сказать о том, что такое кохомская коррекционная школа VIII вида на самом деле сейчас.

Причины отставания — болезни

Сегодня школа — колоссальная социальная поддержка родителям. Особенно находящимся в сложной жизненной ситуации. Это помощь многодетным и опекунским семьям, семьям, чьи детки страдают крайне тяжелыми заболеваниями. Из 64 учеников кохомской коррекционной школы — 20% — это инвалиды, в анамнезе у которых — эпилепсия, энцефалопатия, ДЦП (детский церебральный паралич), болезнь Дауна, аутизм…

— С годами детки к нам поступают все сложнее, и это очень печально, — комментирует директор школы Людмила Тарасова. — Причина серьезного отставания в развитии современных ребятишек часто вовсе не социальная запущенность, а тяжелые заболевания, родовые травмы, последствия лечения мам во время беременности, ранние детские наркозы, врачебные ошибки.

Безусловно, в коррекционном заведении учатся детки по различным причинам не усваивающие программы массовых школ, отстающие в интеллектуальном развитии. Но, — это не КОЛОНИЯ (это НЕ пенитенциарная система), как многие привыкли думать. И это — не ИНТЕРНАТ. Это — общеобразовательная школа. И только потом — коррекционная — что, кстати, вовсе не означает «социнкубатор». Коррекционная школа VIII вида — это всего лишь учреждение с профилем интеллектуального корректирования, в том числе, поведения и речи.

— Искренне верить, что коррекционная школа VIII вида — это последняя ступень перед интернатом — заблуждение, — добавляет завуч школы Зоя Вадимовна Трупикова. — Это обычные дети. У кого — наследственность, у кого-то травмы, у кого — жизнь в асоциальных домашних условиях. Безусловно, есть педагогически запущенные дети. Но они не идиоты!.. Кстати, цифра вида школы вовсе не означает, что, чем она выше, тем серьезнее умственная отсталость, как привыкли многие рассуждать. Она лишь говорит о заболевании. I тип — глухие. II — слабослышащие. III и IV — слабовидящие и слепые…

Нужно милосердие и сострадание

За время существования коррекционного заведения, а в минувшем году оно отметило 55-летний юбилей, в нем сложился прекрасный коллектив. Люди здесь работают необычные. Вопрос: чем они необычные?

Да, просто обыкновенный человек здесь работать не может. Нужно милосердие — а это огромный труд. Не каждый может ежедневно делиться добрым словом. Не готовые отдавать тепло своего сердца другим — тут надолго не задерживаются. «А это — и к лучшему, — говорит Людмила Тарасова. — Ведь, дети попадают в школу иногда подавленными. У каждого своя непростая история. Стаж работы многих наших сотрудников — в среднем 15-20 лет. Несмотря на то, что педколлектив небольшой — однако весь педагогический корпус — опытный и профессиональный. Главная наша задача — создавать для ребятишек максимально комфортные, домашние условия».

Сильный, сплоченный коллектив в школе сложился еще при прежнем руководителе Андрее Сташевском. Укрепившиеся при нем школьные традиции не забыты и по сей день. Все те духовные ценности, заложенные в свое время Сташевским, школа поддерживает и развивает сейчас в новом качестве с новым директором Людмилой Тарасовой. Коллектив продолжает работать на общие ценности, в основе которых милосердие и сострадание к детям.

Знакомство с реалиями

В коррекционной школе сегодня созданы все условия для социализации детей. В этом году здесь открылся кабинет социально-бытового ориентирования. Знания, полученные на уроках СБО, для учеников — важный шаг на пути к самостоятельной жизни. Ведь, порою для подростков с ментальными нарушениями даже самый простой вопрос может стать неразрешимой загадкой.

На занятиях ребята учатся тому, как правильно вести себя в транспорте, больницах, на почте, в театре. Как управляться со стиральной машиной, газовой плитой. Как грамотно составлять резюме, чтобы поступить на работу. Как делать покупки в магазинах и даже ухаживать за маленькими детьми. А этому, согласитесь, не учат ни в одном вузе страны. Педагоги рассказывают ребятам о социальных нормах и правилах поведения в обществе, о том, как правильно организовывать досуг. Инструктируют: как пользоваться услугами парикмахерских, сапожных мастерских, прачечных, учреждений культуры и здравоохранения.

— В нашей школе обучаются детки с задержкой умственного развития, а потому введение предмета СБО, на которых преподаются жизненные, бытовые знания, диктует сама жизнь, — вносит ясность Людмила Тарасова. — Мы стремимся к тому, чтобы по окончания учебного заведения выпускники были максимально готовы к самостоятельной жизни, к выходу в открытый социум. Чтобы они не растерялись в реальном мире. К сожалению, современный уровень развития медицинской и педагогической науки не позволяет преодолеть умственную отсталость в полной мере. Но мы стараемся обеспечить максимально возможное развитие ребенка, подготовить его к самостоятельной жизни и к интеграции в общество.

Начинать трудовую деятельность

Учеба в коррекционной школе — только до 10 класса. По ее окончании ребята поступают в специализированные училища, впрочем, большинство стремится сразу начинать трудовую деятельность. В сегодняшнем мире человеку как воздух нужна профессия, а коррекционная школа старается дать своим ученикам основы профессиональных навыков, которые потом для многих становятся хорошим началом трудового пути. Уроки труда для здешних детей — основа образования. Ведь, порой они не так хорошо усваивают русский и математику, и английский язык им и вовсе могут не даться. Законы физики ребята больше узнают на практике — распиливая доски и забивая гвозди. В школе работает столярное мастерская, девочкам преподают «швейное дело». Навыки, полученные на уроках труда и в многопрофильных пришкольных кружках, иногда пригождаются ученикам и для организации собственного дела, бизнеса.

— Сегодня миром правит мотивация и очень важно воспитание конкурентоспособной личности, —  говорит завуч Зоя Трупикова. — Но каждый летает в своем «эшелоне». У кого-то высокий уровень притязаний — это хорошо. У кого-то — средний — что тоже не исключает возможности быть конкурентоспособной личностью в своей нише для нормального существования в реальной жизни. Для нас очень важно заложить и укрепить в ребёнке стержень общечеловеческих ценностей.

 Урочная и внеурочная деятельность

Ежегодно в коррекционную школу приходят новые ученики. Многие из них отмечают: в учреждении уютно, светло, красиво, тепло. Дети не скрывают: они чувствуют себя здесь защищенными.

День в учебном заведении чётко организован. В 8.30 — начало учебного процесса. После первого урока завтракают малыши, после второго — старшие ребята. По окончании занятий — обед, прогулка. Затем — время для приготовления домашнего задания под наблюдением воспитателя: преимущества такого контроля ценят родители воспитанников. Если дома, делая уроки, ребенок отвлекается, вокруг него масса внешних раздражителей, то в школе за отведённое для самоподготовки время он успевает выучить заданное.

После самоподготовки школьники выбирают занятия по душе. А выбрать есть из чего. В школе работает историко-краеведческий кружок «Наследие». Здесь имеется выставочный фонд со старинными экспонатами: швейными машинами, ухватами, котелками, монетами и газетами 19-20 века. Функционирует кружок кройки и шитья, квиллинга, декоративно-прикладного творчества. Есть своя библиотека, многопрофильная спортивная секция «Олимпиец».

Ребята в развитии охвачены всесторонне. В школе проводятся музыкальные, психологические и логопедические занятия, традиционные клубные часы, игры, викторины. В учреждении в минувшем году открылась сенсорная комната «Волшебный мир». А еще ребятишки из коррекционной школы очень любят принимать участие в общегородских кроссах, лыжных гонках и праздниках. Однако самой большой популярностью у них пользуются различные благотворительные акции. В позапрошлом году воспитанники школы собрали помощь зоопарку, в минувшем — приюту для животных «Майский день». Детишки сами отвозили еду четвероногим.

Есть проблемы

Впрочем, подобные школы и сами непрестанно нуждаются в материальной помощи, а ее подопечные — в человеческом участии и заботе. Ранее коррекционному учреждению немало помогали неравнодушные спонсоры. Всем им школьный коллектив выражает большую благодарность за помощь. Но сегодня спонсорская поддержка в силу объективных обстоятельств «заморозилась». А ее здесь очень ждут. Ребятам нужно качественное покрытие на пришкольную спортплощадку, оборудованный тренажёрный зал. В чем еще нуждается школа? Ей требуется класс глубокой коррекции. Пока здесь самые сложные детки обучаются в общих классах. К сожалению, на сегодняшний день в учебном заведении нет и педагогов-тьюторов — что тоже является проблемой.

Впрочем, не смотря на все это, воспитанники школы сегодня уверенно выходят на различные конкурсные уровни. В их активе — победы и достижения на всероссийских и международных состязаниях. Вопреки досужим домыслам, учреждение не живёт в вакууме — напротив, у нее налажен активный контакт с социумом: с городскими учреждениями дополнительного образования и культуры. Дважды в неделю для детишек коррекционного заведения проводят занятия в театральном кружке при местном Дворце культуры.

И в заключение. Сегодня в Кохме ходят разные слухи о будущем школы: закрыть, перераспределить, оставить классы. Каких только вариаций на эту тему не услышишь! Пусть говорят. А школа живёт. И, думаю, важно сохранить её для города в таком статусе, в каком она функционирует сегодня. Как социальную поддержку для нуждающихся групп населения не только Кохмы, но и близлежащих деревень Ивановского района. Как механизм комплексной социализации детей. Как учреждение, аналогов которому больше нет.

Ольга БАЛЯНОВА

1 4 (10) 4 CIMG0561 CIMG0845 CIMG0859 DSC00911 DSC00931 DSC01373 IMG_3758 Классный час Преступления. ответственность (21)