Домой Газета «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…»

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…»

На фото 60-х годов Александр Данилович (стоит второй справа) во главе большой семьи Гороховых

Так получилось, что на этот День Победы я рассказал своей маме, где воевали и за что получили боевые медали мои деды. А не наоборот. Потому что рядовые — а оба моих деда прошли фронтами Великой Отечественной именно в этом звании — о своих подвигах и ранениях родным рассказывать не любили. Но память об их боевом пути осталась в наградных листах.

Героями себя не считали

На фоне дома Гороховых в дер. Шульгино оба деда: Николай Андреевич стоит второй слева, Александр Данилович сидит впереди

Оба моих деда воевали. Я знал об этом с раннего детства, но не придавал значения. Сейчас, когда каждый ветеран на счету, меня бы просто не поняли. Но в СССР ветераны войны были в каждой семье. Медали в шкафчике с документами лежали так же просто, как сейчас загранпаспорта или гарантии на бытовую технику. А в школу к нам на праздники приходили Герои Советского Союза!

Деды же мои были рядовыми. Рабочими войны. И о войне не любили рассказывать. А их никто и не расспрашивал особо. В 50-60-е не до того было. В деревнях, где жили их многодетные семьи, тогда голодали. Работали все от зари до зари, были жуткие продналоги, речь шла о выживании — ежедневном, на зубах. Не до воспоминаний  было. А в начале 70-х, когда жить стало полегче, и Александр Данилович Горохов, и Николай Андреевич Кочетов этот бренный мир покинули. И когда я, уже будучи взрослым, захотел  узнать об их подвигах, никто — ни бабушки, ни мама, ни дяди — не смогли мне толком ничего рассказать.

Вот про то, что бабушка Валя была Матерью-героиней (11 детей) — все знали. И золотая медаль у нас хранится, и указ за подписью Ворошилова и Георгадзе, и статья о ней в «районке». А про дедов не вспомнил никто даже рода войск, не говоря уж о фронтах.  Только годы рождения моих многочисленных дядек (до 41-го или после 46-го) подтверждают, что деды в это время отсутствовали дома.

Мама рассказывала только, что помнит, хотя ей было всего три с половиной года, как отец, Николай Андреевич, вернулся с войны. С другими детьми они увидели с печки, где спали все вместе, как в избу вошел солдат. Ее, младшую, он первой взял на руки, подкинул вверх, обнял. И она поняла, что незнакомый солдат — это он, долгожданный папка.

Да старший брат, который, в отличие от меня, помнит обоих дедов, как-то на покосе заметил, что у Николая Андреевича на плече шрам. На вопрос пацана дедушка ответил, что это след от ранения. Ему здорово повезло в 1941-м. Пуля из вражеского «Шмайссера» прошила насквозь копну сена, за которой укрылся боец, но потеряла скорость, перевернулась и ударила его в плечо тупым концом. Отделался легко.

Дорога памяти

В начале мая я  проехал на велосипеде маршрутом, которым постоянно катался в юности. От Кохмы до Хозникова вдоль Уводи. Для меня это не просто лесные и полевые дороги. Это дорога памяти…

На выезде из Кохмы — старое кладбище, где похоронены дед Александр и бабушка Маруся. На въезде в Хозниково со стороны леса другое кладбище, где лежат дед Николай и бабушка Валя. Да и сама дорога… Здесь много заброшенных и полузаброшенных  деревень. Раньше тут люди жили буквально на каждом клочке земли. Я, маленький, сначала удивлялся, что мы за грибами ходим в Сорочиху и Горняково, за орехами — в Горбово, за ягодами — в Жигари, и называем эти поля, болота и перелески названиями когда-то живых, шумных, рабочих деревень. Вот и Шапкино, откуда родом мой дед Николай Кочетов, это давно уже просто брод через Черную речку в лесу, где однажды мне пришлось заночевать из-за проколотой шины.

Деревня Шульгино — родина другого деда, моего тезки Александра Горохова, правда, еще населено. Дачниками, в основном. Сейчас это Богданихское сельское поселение.

С этими названиями на «Ш» очень вольно обходились военные писари. В результате чего у Николая Андреевича в одном документе значилась деревня «Шайкина», в другом — «Шемелиха» (видимо, Шепелиха, где он поселился с бабушкой Валей). Сколько людей в свое время из-за таких ошибок не могли наградные оформить!

Но вот удивительное дело. Найти дедов в картотеке на сайте «Подвиг народа» оказалось очень просто. Александр Данилович Горохов 1911 года рождения (медаль «За отвагу») оказался всего один! Призванный Кохомским РВК. Николай Андреевич Кочетов 1909 года рождения тоже сразу в списке отыскался по Лежневскому РВК. Гвардии рядовой был награжден медалью «За боевые заслуги».

До того, как я зашел на сайт, знал о дедах лишь то, что они оба работали в совхозах. Александр Данилович — в Стромихине Ивановского района. Николай Андреевич — в Лежневском районе. Даже профессии толком назвать нельзя. Деревенский мужик — на все руки мастер. Он и на земле работает, и со скотиной управляется, и дома строит. Мое единственное детское воспоминание о деде Коле: я лежу на печке и смотрю сверху, как он в кухне на лавке сидит и подшивает валенки.

А теперь я знаю о них гораздо больше, чем те, кто жил с ними  рядом!

ГОРОХОВ АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ

Рядовой РККА с 1941 года. В августе 1941 года значился на Северо-Западном фронте. Под Ленинградом даже попал в списки пропавших без вести. После этого информации нет до 1943 года. Далее все точно. Минер (сапер). Место службы: 11 отдельный инженерный батальон  53-й армии 2-го Украинского фронта. В наградном листе значится: «Участвовал в боях против немецких захватчиков во 2-м Украинском фронте с 1 мая 1943 г. по 25 июня 1944 г. рядовым. Имеет 7 благодарностей от Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза тов. Сталина за взятие: Харькова, Полтавы, Кременчуга, Звенигорода, Шполы, Смелы, Богуслава и Киева. При доставке мин на участок минирования на реке Реут Молдавской СССР был тяжело контужен 18 апреля 1944 года. С поля боя был вынесен и через медсанбат направлен в ЭГ (эвакогоспиталь) гор. Крюков Полтавской области. Комиссован 25 июня 1944 года и был признан негодным к военной службе. Инвалид Отечественной войны 2 гр.»

Представлял его так, кстати, в 1945 году уже родной Кохомский военкомат. К награждению орденом Красного Знамени! Но получил он в итоге в 1946 году медаль «За отвагу». Как говорил Василий Теркин: «Нет, ребята, я не гордый… Я согласен на медаль».

КОЧЕТОВ НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ

Гвардии красноармеец в РККА с 27.06.1941 г. Артиллерист. Был легко ранен 15.09.1941 г. Кстати, тоже под Ленинградом, где полегло так много призывников из нашей области. И в представлении на награждение тоже оказался лишь в 1945 году.

Место службы: замковый 7-й батареи 132-го Гвардейского  артиллерийского Кишиневского полка 60 Гвардейской стрелковой Павлоградской Краснознаменной дивизии. Описание подвига: «За то, что на Магнушевском плацдарме (Польша) при прорыве обороны противника орудие, где замковым тов. КОЧЕТОВ, уничтожило 2 ДЗОТа, 2 ст. пулемета, с прислугой, подавило 81-мм батарею, чем обеспечило продвижение нашей пехоты вперед. Лично дисциплинирован. Отважный воин».

В январе 1945 года был награжден медалью «За боевые заслуги». После разгрома Германии участвовал в боях против Японии на Дальнем Востоке. Вернулся домой осенью.

Вместо послесловия

Когда я был пионером, меня избрали председателем совета нашего школьного музея. Врать не буду, я был этой почетной обязанности не очень рад. В мои обязанности входила переписка со слабовидящими и слепыми ветеранами Великой Отечественной войны из разных городов страны. Ветераны присылали нам длинные письма, напечатанные, видимо, под диктовку на машинке. Помню, что тексты были эмоциональные. Людям было искренне приятно, что о них помнят, что их боевой путь где-то будет отражен, сохранен. Мы их поздравляли открытками с Днем Победы. Мне, пацану, это казалось какой-то канцелярской работой. Только сейчас, отыскав по сусекам истории частицы жизни своих дедов, осознаю всю ценность тех свидетельств, той памяти, которую я сортировал по папкам. И которая теперь даже не знаю, где рассеяна.

Давайте помнить о подвигах наших дедов и прадедов! Ведь без них не было бы нас.

Александр ГОРОХОВ