Наталья Иванченко: «Тишина, на душе тишина….»

Наталья Иванченко: «Тишина, на душе тишина….»

Позвонила Наталья Станиславовна Иванченко из Ново-Талиц: «Сердечно поздравляю с 80-летием любимую газету «Наше слово». Выписываю ее почти тридцать лет. Самые интересные материалы собираю в отдельные папки и передаю в музей Новоталицкой школы. А еще готовлю к изданию книжку моих стихов. В газету высылаю сейчас, возможно, не самые лучшие из них, но для меня очень значимые».

***

Тишина, на душе тишина.

Я сегодня осталась одна.

Но дружком на короткий часок

Заглянул молодой месяцок.

До чего же хорош Божий свет!

Ненаглядней небесного нет.

Вроде солнечных даже ярчей

Блеск его полуночных лучей.

Видно, зрелость пришла на порог.

Разлюбила я лета чертог.

Жаркий свет солнца стал допекать —

К зимней мудрости мне привыкать.

Собаке Сильве

Сугробы белые души.

И голубая дымка неба.

Хоть целый век в бегах спеши —

Найдется место, где ты не был.

Нетронутая белизна

Сугробов дымчато-белесых.

Надломленная крутизна

Годов щемяще-бесполезных.

Вдвоем с собакой у окна.

И вечер неотвязно-скушный.

Родная сердцу сторона,

Меня ты предала бездушно.

Прости, но ведь моя беда

Твоей откликнется бедою.

В даль зазывают поезда,

А я на родине — в изгоях.

Переживу удел больной

И не уеду, не уеду.

Милее нет земли родной

Любого места, где б ты не был.

***

Ахматовой томик печальный

Держу в онемевших руках —

Шкатулку с прижизненной тайной,

Омытую в горьких слезах.

Цена номинала поэта —

Дешевле бумаги — чернил.

О, где та страна, чтобы этот

Страдальческий труд оценил

 

Любой человек. Строчки — мысли,

И строчки — частички души.

Себя раздаешь бескорыстно,

Ругаешь — кончай, не пиши!

Ведь жизнь — все страшней и дороже,

И силы нужны про запас.

Мелькает, с шарманкою схожий,

Ряд тусклых «калифов на час».

Ахматова лунная Анна,

Забвенья не тронет нас срам.

Чаровницы томик печальный,

Как руку с кольцом обручальным,

Несу к пересохшим губам.