Домой Газета Летающий танк: самолет-штурмовик Ил-2 стал одним из символов Победы

Летающий танк: самолет-штурмовик Ил-2 стал одним из символов Победы

Атакует Ил-2

Штурмовая авиация использовалась в интересах сухопутных войск, чем важнее цель, тем нужнее ее разбомбить и тем сильнее её защищает противник. На штурмовик наводятся десятки стволов зенитной артиллерии, а он летит, и не вправе изменить уже пристрелянный зенитчиками курс, пока не поразит цель. Штурмовик беречь себя не может ­ он обязан прорваться сквозь огонь к цели! Поэтому ни один род авиации в советских ВВС не нес таких громадных потерь, как авиация штурмовая. В отличие от истребителей асы­штурмовики вели счет по количеству боевых вылетов.

В среднем по статистике пилот Ил-­2 успевал совершить около 13 вылетов. Наш рассказ о двух летчиках, двух земляках, уроженцах Ивановского района, воевавших на летающих танках, прошедших это рубеж, но не дошедших до Победы.

Достоин звания Героя

Такие слова должны были быть на наградном листе лейтенанта Семейкина Анатолия Васильевича. А может такой документ и есть, но затерялся где­-то архивах. Ведь согласно справкам к наградным листам и записям в журнале боевых действий полка, к своему последнему вылету 6 апреля 1945 года на счету летчика Семейкина было не менее 122 боевых вылета. Такой боевой счет, согласно «Положению о наградах и премиях для личного состава ВВС Красной Армии, авиации дальнего действия, истребительной авиации ПВО и ВВС ВМФ за боевую работу и сбережение материальной части» (введено приказом НКО №267 от 8.10.1943), давал право на высокую награду: «…к высшей правительственной награде ­ званию Героя Советского Союза ­ за 80 успешных боевых вылетов или за 10 лично сбитых в воздушных боях самолетов противника». А его последней наградой остался орден Отечественной войны 2­й степени, врученный в ноябре 1944 года.

Семейкин Анатолий
Васильевич

Анатолий Васильевич Семейкин родился в деревне Семеновское в 1922 году. В неполные 19 лет, в июле 1941 года, ушел на службу в Красную Армию. На фронт попал не сразу, был направлен в летное училище. Только осенью 1943 года прибыл в действующую армию, в 766-­го штурмового авиаполка. Молодых летчиков не бросали сразу в пекло боя, первого боевого вылета пришлось ждать больше месяца.

Во фронтовое небо младший лейтенант Семейкин первый раз поднялся только  12 января 1944 года. А в апреле уже получил первую боевую награду – орден Красного Знамени. К тому времени произвел 10 успешных боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника в районе Витебска и Полоцка. В этих вылетах лично уничтожил: 4 орудия полевой артиллерии, 3 миномета, 1 автомашина, 70 человек личного состава, разбил 3 вагона, создал 4 очага пожара. В наградном листе командир полка писал: «…Тов. Семейкин ­ молодой летчик, быстро освоил материальную часть самолета Ил­-2 и полетел, смело, решительно в бой. Над целью ведет себя спокойно, действует энергично и уверено. В апреле месяце 1944 г. принимал участие в свободной «охоте» по железнодорожным перевозкам противника, где в группе разбито до 10 вагонов с техникой и боеприпасами противника. В полете на боевое задание отлично держит сове место в строю, а воздухе дисциплинирован. На выполнение боевых заданий идет с большой охотой. Инициативен, идеологически выдержан, морально устойчив».

Этот орден был не единственной наградой. Всего за 1944 год в дальнейших боях он заслужил еще три боевых ордена. В мае­-июне 1944 года записал на свой боевой счет еще 21 вылет. 28 июня был первый раз подбит огнем зенитной артиллерии. Довел поврежденную машину через линию фронта и совершил удачную посадку на фюзеляж. Воздушного стрелка, получившего тяжелые ранения, определил в медсанбат и сам вернулся в полк. За эти вылеты награжден орденом Отечественной войны 1­й степени.

К 15 сентября 1944 года довел счет боевых вылетов до 54. В боях за освобождение Прибалтики, на штурмовку целей у городов Бауск, Иелгава, Жигаре, Ауце, уже командовал звеном. За отличное выполнение боевых заданий награжден вторыми орденом Красного Знамени.

Из наградного листа: «…В боях показал смелость, мужество и отвагу, не чувствуя никакой усталости производил в напряженные дни боевой работы по 3­4 вылета. Своим метким штурмовыми ударами тов. Семейкин наносит врагу большие потери, так за 23 боевых вылета им лично уничтожено 22 автомашины, 4 танка, 1 ж.д. вагон, 3 орудия полевой артиллерии, 6 повозок и до 90 солдат и офицеров.

При выполнении боевого задания 20.8.44 г. на разведку с боем в тыл противника в р-н Тукумс т. Семейкин принимал участие в штурмовке вражеского эшелона группой 6 Ил­2, где лично сам пулеметно­пушечным огнем разбил один вагон. В этот день тов. Семейкин дал ценные разведданные о противнике, как то места расположения полевой артиллерии.

Тов. Семейкин над целью спокоен, смел и осмотрителен. При сильном огне зенитной артиллерии противника он смело производит противозенитный маневр так, что ни одна вражеская пуля не сможет поразить его самолет».

В течение следующего месяца в небе Литвы лейтенант Семейкин произвел еще 35 вылетов. В большинстве случаев ходил ведущим группы по 4­6 самолетов Ил­-2. Когда же шел ведомым, то в бою надежно прикрывал ведущего, помогал отыскивать цель, подавлял зенитный огонь. В ноябре 1944 года награжден орденом Отечественной войны 2­й степени.

На завершающем этапе войны полк в составе 3-­й воздушной армии вел боевые действия в Восточной Пруссии, штурме Кенигсбрега и по уничтожению Земландской группировки противника. В этих боях лейтенант Семейкин произвел еще 33 боевых вылета. Таким образом, согласно справкам к наградным листам и записям в журнале боевых действий полка, на счету на счету лейтенанта Семейкина к апрелю 1945 года было не менее 122 боевых вылета.

6 апреля 1945 года лейтенант Семейкин при выполнении боевого задания был сбит огнем зенитной артиллерии в районе местечка Ляндкайм (в документах ­ Лянцкайен). Сведений о перезахоронении нет, но лейтенант Семейкин А.В. увековечен на плитах ближайшей братской могилы в поселке им. А. Космодемьянского в Калининграде.

В книге памяти
не значится

Балябин Василий Григорьевич. Такого имени не удалось найти ни в одной Книге Памяти Ивановской области. Хотя есть множество документов о гибели летчика­штурмовика: донесение о безвозвратных потерях, учетно­послужная карта офицера, журнал боевых действий дивизии, карточка учет потерь личного состава, книга учета потерь 4 воздушной армии, последний наградной лист. Дата во всех записях одна – 26 мая 1943 года. Отличается только изложение обстоятельства гибели.

Василий Балябин родился в 1918 году в деревне Плишкино. До призыва в армию в 1937 году окончил два курса техникума связи в Иванове. Возможно занимался в аэроклубе, так как уже через года после призыва  окончил Пермскую военную авиационную школу пилотов. Службу летчиком проходил в Забайкалье.

В январе 1941 года полк, в котором служил наш земляк, был перебазирован в Туркмению, в город Ашхабад. Здесь младший лейтенант Балябин встретил начало Великой Отечественной войны. В конце августа полк был поднят по тревоге и убыл… не на фронт. До октября 1941 года принимал участие в Иранской кампании, в операции «Согласие» по вводу советских войск в Иран. Полк базировался в иранском городе Горган.

С июня 1942 года младший лейтенант Балябин воевал в составе 605­-го штурмового авиаполка на Северо­Кавказском фронте. Боевой путь начал рядовым пилотом штурмовика Ил­-2, но уже в августе за высокие боевые качества выдвинут на должность командира звена, в октябре назначен заместителем командира эскадрильи. К началу октября 1942 года произвел 9 успешных боевых вылетов награжден орденом Красной Звезды.

В течение следующего месяца записал на свой счет еще 14 боевых вылетов, из них 6 ведущим группы из 3­6 штурмовиков. Был представлен к награждению орденом Красного Знамени. Наиболее яркие примеры боевой работы нашего земляка из наградного листа: 14 октября 1942 года ведомым шестерки совершил налет на скопление танков и автомашин в районе Эльхотово (Крым). Объект прикрывался пятью батареями зенитной артиллерии и шестью истребителями. Штурмовики, ведомые Балябиным, преодолели огонь зениток и совершили по три захода на цель. В результате удара был вызван мощный очаг пожара, уничтожено и повреждено: автомашин до 3, танков до 6, зенитная батарея. Вся группа без потерь вернулась на свой аэродром. В тот же день  ведущим звена, с фосфором совершил налет на пункт Кривоносово. Задание было отлично выполнено, уничтожено: склад горючего противника, 6 бензозаправщиков, 8 автомашин, 3 танка. По этому представлению приказом командира дивизии награжден вторым орденом Красной Звезды.

Зимой-­весной 1944 года полк участвовал в боях за освобождение Северного Кавказа, в Краснодарской наступательной операции. К маю лейтенант Балябин довел общий счет боевых вылетов до 47. Неоднократно летал ведущим шестерок Ил­-2, также лидером групп штурмовиков других полков, и всегда выполнял задание на отлично. Был представлен к награждению орденом Отечественной войны 1-­й степени, но на этот раз статус награды командиром дивизии был повышен до ордена Красного Знамени.

26 мая 19 штурмовиков полка, ведущим одного звена был лейтенант Балябин, производили установку дымовой завесы на участке Киевское – Молдаванское. Задание по оценке командующего 37-­й армии выполнено, дымовая завеса поставлена хорошо, наши части поднялись и пошли вперед. Летный состав полка, участвовавший в постановке дымовой завесы, по приказу командующего 4­й воздушной рами награжден орденами Красного Знамени.

Для лейтенанта Балябина вылет в это день стал последним и награжден он фактически посмертно. В тот же день 26 мая он погиб.

Обстоятельства гибели и места захоронения летчика по доступным документам однозначно установить сложно. В донесении о потерях указано, что погиб 26 мая 1942 года при выполнении боевого задания в районе поселка Красный, такая же отметка стоит и на последнем наградном листе. Согласно записи в журнале боевых действий дивизии во время боевого вылета 26 мая попал под бомбы вражеских пикировщиков Ю-­87, сбросивших беспорядочно бомбы над своими позициями. С другой стороны, в карточке учет потерь личного состава сделана запись (со ссылкой на Книгу учета потерь 4 воздушной армии): «25 мая 1943 года убит из пулемета самолета вследствие неосторожности техсостава, производившего ремонтные работы в кабине самолета. Похоронен на кладбище хутора Полтавский», ныне Брюховецкого района Краснодарского края, на месте базирования аэродрома. Возможно, именно это запись верная и ошибка только в дате.

Сергей КАРГАПОЛЬЦЕВ