Домой Газета Губернатор Ивановской области Павел Коньков: «Мы открыты для диалога»

Губернатор Ивановской области Павел Коньков: «Мы открыты для диалога»

В своем интервью для районных газет глава региона подробно остановился и на ситуации с ДСК, «Строммашиной», «Ивановским бройлером» и совхозом «Тепличный».

— Павел Алексеевич, вы достаточно активно проводите кадровые перестановки в правительстве области, органах исполнительной власти. Понятно, что их цель — формирование эффективной команды управленцев. Но вопросы остаются. Недавний уход одного из зампредов правительства, два ключевых муниципалитета — Кинешма и Тейково — по разным причинам остались без руководителей. Есть ли варианты, как закрыть эти бреши?

— Я не сторонник постоянных кадровых замен, и эти решения никак нельзя назвать стержнем моей кадровой политики. Не думаю, что для органов государственной власти надо придумывать какие-то специальные критерии оценки качества работы кроме как  анализ ее эффективности. Любому исполнителю руководитель ставит задачи, и человек либо с ними справляется, либо не справляется.

Сегодня в правительстве есть руководители — и их большинство, —  которые состоялись и находятся, что называется, на своем месте, и есть те, чья работа меня пока не очень удовлетворяет. Поэтому не обещаю кадровых революций, но локальные изменения продолжатся и в дальнейшем.

Что касается должности руководителя аппарата — зампреда правительства, то она, как вы знаете, сокращена, в том числе в рамках работы по оптимизации расходов на содержание органов власти. На повестке дня — ситуация в муниципалитетах, в первую очередь, в Кинешме. Принять объективное решение по главе второго по значимости города в регионе — задача непростая. Мы в правительстве сейчас тщательно анализируем ситуацию в городе. Человек, который возглавит Кинешму, должен быть в определенном смысле знаковой фигурой в области, с серьезным опытом руководства.

Вы уже неоднократно заявляли, что в нашей области борьба с нечистыми на руку чиновниками не кампанейщина, а системные действия. Означает ли это, что чиновники на всех уровнях теперь на особом контроле — и у правительства, и у силовиков, а «неприкасаемых» нет, и не будет?

— Мы как-то дискутировали с правоохранителями, что с лучшей стороны  характеризует регион — наличие коррупционных дел или же полное отсутствие информации о таких правонарушениях. С одной стороны, наличие дел может говорить о том, что правоохранительные органы совместно с правительством активно работают над искоренением этого зла. А вот отсутствие можно толковать двояко. Либо антикоррупционная работа вовсе не ведется и этот процесс  полностью скрыт. Либо —  идеальная картинка, и таких ситуаций нет в принципе.

Я всегда поддерживаю наши правоохранительные органы в работе по противодействию коррупции, и это сотрудничество в дальнейшем мы будем только расширять. Никто не собирается покрывать и помогать коррупционерам. Хотя, не буду скрывать: да, мне горько, что, например, с главой города Кинешмы случилась подобная история. Проблема ведь  не только в том, что отдельный чиновник оказался нечист на руку, а в том, что жители второго по значимости города пребывают в волнении и тревоге.

Недавно, выступая на коллегии МВД, наш Президент Владимир Путин отметил, что те жесткие меры, которые сейчас применяются правоохранительными органами в вопросах борьбы с коррупцией, находят народную поддержку. Люди понимают, что делается это исключительно в их интересах, и жесткость и целенаправленность мер совершенно оправданы.

— Каких результатов вы как губернатор ожидаете от выборов в Госдуму в сентябре? Чего вы ждете от тех политиков, которые будут представлять интересы области в российском парламенте? Готовы ли вы к тому, что итоги выборов могут оказаться неожиданными из-за нестабильной экономической — а в отдельных муниципалитетах и политической — ситуации?

— Эта выборная кампания должна пройти в регионе честно и спокойно, и к этому я призываю все политические силы, намеренные участвовать в ней, и все общественные организации Ивановской области.

Что жду от наших будущих представителей в федеральном парламенте… Конечно, большей активности и большей «включенности» в региональную повестку. Депутат Госдумы не просто приезжает в регион перерезать ленточку и выступить на торжественном мероприятии, он должен постоянно держать руку на пульсе, быть хорошим лоббистом интересов родной области на федеральном уровне.

Нельзя недооценивать важную составляющую депутатской работы -законотворчество. Мы на местах, к сожалению, часто сталкиваемся с теми или иными пробелами в федеральной законотворческой базе, которые очень серьезно тормозят процессы. Ждем от наших будущих представителей в Госдуме оперативной и согласованной работы и в этом плане.

Поэтому во главу угла я бы все-таки поставил не принадлежность будущего депутата по политическому признаку, а деловые, лоббистские качества, политический вес и авторитет, умение «пробивать» самые сложные решения.

Отмечу, что в этом выборном году очень активно себя проявила молодежь. Без чьей-либо помощи в конце февраля они объявили о кадровом проекте «Я МОГу», который изначально поставит перед молодежью региона довольно амбициозную задачу — найти своего кандидата на выборы в Государственную думу. Согласитесь, за такую возможность стоит побороться. Поэтому с самого начала я поддержал проект и внимательно за ним наблюдал. Как итог: из более чем двухсот участников был выбран один победитель — это молодая девушка-врач, которая достойно показала себя и защитила свой общественно-социальный проект. И сегодня она уже является участником народных выборов.

Чем ближе выборы, тем чаще слышатся упреки оппозиции в адрес областных властей — например, в том, что руководство области ее не слышит.  Как вы относитесь к этому?

— Ключевые слова в вашем вопросе: чем ближе выборы. К моему великому и искреннему сожалению, отдельных наших оппозиционеров действительно можно услышать только перед выборами. В остальное время они вполне довольны жизнью.

Как и любой глава региона я морально готов к разного рода заявлениям о катастрофическом положении дел в области, к призывам правительству уйти в отставку, которые звучат будут звучать в эти предвыборные полгода. И думаю, что и жители Ивановской области уже имеют иммунитет к подобным акциям.

Но все это не значит, что региональное правительство не работает с оппозицией, не принимает ее конструктивную критику, разумные и дееспособные предложения. Мы открыты для диалога, он активно ведется на самых разных площадках. В моем графике — регулярные  консультации, рабочие встречи с представителями наших парламентских фракций. Все идеи, которые они хотят донести, все вопросы они имеют возможность задать напрямую.

— Одним из самых больных вопросов для области остается история с дольщиками Ивановской ДСК. Люди выходят на митинги, требуют от власти принять меры. Ситуация дошла до точки кипения и получила резонанс на федеральном уровне. Каким вы видите дальнейшее развитие событий, какую роль отводите  правительству области? Ведь, по сути, региональная власть не может отвечать по обязательствам частной компании-застройщика?

— Сейчас выстроена очень сложная, на стыке целого ряда ведомств и уровней власти работа по достройке жилья Ивановской ДСК. Для завершения всех объектов в Ивановской области необходимо более 2 миллиардов рублей. Мы активно работаем и с Минстроем России, и с банком «Роскапитал», который участвует в санации «СУ-155», и по графикам достройки жилья, и по домостроительной компании, которая является  крупнейшим застройщиком в регионе.

Правительство региона действительно заняло очень активную позицию в вопросе достройки домов Ивановской ДСК. Как вы помните, если сначала в официальный график достройки домов первой очереди вошли всего два дома в Ивановской области, то сейчас их уже пять. Совместными усилиями удалось возобновить производственную деятельность самой домостроительной компании.

На сегодняшний день она ведет строительные работы, в том числе начаты работы и на тех домах, где нулевой цикл. В целом в регион уже пришли два транша средств на возобновление строительства домов Ивановской ДСК. Мы также занимаемся урегулированием долгов строительной компании перед ресурсоснабжающими организациями, будем помогать со строительством инфраструктуры в микрорайоне «Рождественский», где наибольшие трудности сейчас. Главное, к чему мы стремились и чего добились,  — люди не останутся без жилья, его достроят и передадут дольщикам. Теперь будем настойчиво работать над ускорением решения проблемы.

— Недавно вы с сожалением констатировали, что область не выполнила планы по переселению людей из аварийного жилья. Федеральная программа близится к завершению. Какие шансы, что мы войдет в график? Что делается в регионе для того, чтобы жилье для переселенцев не сдавали с недоделками?

— Мы существенно ускорились в деле переселения из ветхого жилья. Но надо признать, что войти в график, который был намечен, до конца не получилось. Нет удовлетворенности и от реализации программы капремонта. Тоже были ожидания, что сделаем больше. Однако опыт работы по новому для нас направлению теперь есть, перспективы понятны, задачи поставлены. Ожидаю положительной динамики.

Но есть один тревожный момент, если вернуться к программе переселения. По действующей программе в 2013-2017 году расселению подлежат многоквартирные дома, признанные аварийными по состоянию на 1 января 2012 года.  При этом  совершенно ясно, что окончательно проблема ликвидации ветхого жилья на этом не будет решена. И не только в нашем регионе – это общий вопрос. Тему продления работы федеральной программы я поднимал на встрече с Владимиром Владимировичем Путиным в декабре прошлого года. Нашел понимание. Поэтому пока на уровне региона мы начинаем формировать новый реестр аварийного жилья, не вошедшего в действующую программу. Глав муниципалитетов я также сориентировал на активную работу в этом направлении. Люди должны четко представлять себе перспективы решения их жилищных проблем.

— Прошлый год вскрыл немало болевых точек помимо ситуации с дольщиками: проблемы с «Автокраном», «Тепличным», «Ивановским бройлером»… К их решению активно подключалось правительство области. Расскажите об основных итогах этой работы.

— После годичного простоя запущен завод «Автокран», пик кризисной ситуации пройден. Общими усилиями удалось не допустить той «точки невозврата», после которой возобновление производства было бы уже невозможным. Сейчас предприятие выполняет первый заказ на строительство 47 кранов, сверстан план по погашению задолженности по зарплате. Идет речь о наборе персонала и доведении количества сотрудников до полутора тысяч.

На «Ивановском бройлере» в прошлом году объем производства мяса птицы увеличен до 17 тысяч тонн — практически в три раза в сравнении с 2014-м годом. На текущий год тоже большие планы — нарастить производство до 20 тысяч тонн. С осени восстановлено производство на «Красной Заре». В этом году фабрика планирует выйти на полную мощность, а это 28 тысяч тонн продукции в год. Сейчас мы активно помогаем предприятию выйти на рынок, в первую очередь — на региональный. Затем можно будет говорить и о более смелых планах.

Болезненный для нас вопрос с совхозом «Тепличный». Сложное финансовое состояние, долги не позволили вести полноценную производственную деятельность. С октября там открыто конкурсное производство. Все это время шел активный поиск инвестора. Буквально в самом начале этого года состоялась встреча с потенциальным инвестором — «ПКФ «Агротип», который выразил намерение построить на базе «Тепличного» современное производство на 70 гектарах теплиц круглогодичного использования с годовым выходом продукции 15 тысяч тонн. Пока буду осторожен в прогнозах, но ситуация уже не выглядит так безнадежно, как, например, полгода назад.

Вичугский машзавод, кохомская «Строммашина» — надеюсь, что с возобновлением строительства домов Ивановской ДСК эти предприятия также будут задействованы и смогут нарастить производство.

Вы достаточно активно присутствуете в интернет-пространстве: у вас есть свой сайт, аккаунт в твиттере. Вы читаете то, что о вас и работе правительства пишут в интернете? Считаете ли вы соцсети источником для получения достоверной информации о настроениях людей и реальном положении дел?

— Социальные сети — это срез мнений определенной части общества, и это не зависит от того, признает кто-то этот факт или игнорирует. Но речь, повторюсь, лишь о части общества, далеко не все считают нужным и уместным представлять свою точку зрения на общее обозрение, и поправку на это, разумеется, надо делать. Тем не менее, считаю не зазорным для себя использовать те или иные сигналы, поступившие от интернет-сообщества, в своей работе. Коллеги не дадут соврать, немалое количество поручений, которые я даю своим подчиненным на оперативных совещаниях, продиктованы сигналами из твиттера или обращениями, поступившими в мою электронную приемную. И конечно, «антикоррупционный ящик» просматриваю лично.

Насколько конструктивные отношения удается выстраивать правительству области с представителями общественного контроля — ОНФ, Общественной палатой, другими общественными организациями?

—  Мнение общественных организаций — еще один источник информации для меня как губернатора. Ушли в прошлое времена, когда наше гражданское общество было неактивным, когда часто можно было слышать, что гражданское общество не сформировано… Сегодня, принимая то или иное управленческое решение, чиновник либо в процессе работы проводит активные консультации с общественными организациями, либо действует как минимум с учетом общественного мнения. Любой другой путь —  тупик.

В Ивановской области, как мне кажется, понимание между властью и общественными организациями есть, и отношения складываются вполне конструктивно. Недавно приступил к работе новый состав Общественной палаты, своим председателем участники ОП выбрали уважаемого и авторитетного в области человека — Юрия Смирнова. Да и выдвижение общественными организациями своих кандидатов в состав  палаты тоже проходило очень активно.

Что касается ОНФ, то с учетом уместной, я считаю, «ершистости» активистов, по многим аспектам наше видение проблем и путей их решения совпадает. Не случайно существенная часть рекомендаций народного фронта, которые поступили мне в феврале, по сути, повторяет те поручения, которые уже были даны исполнительной власти. Мы сегодня работаем с ОНФ по самому широкому спектру направлений, начиная с переселения граждан из аварийного жилфонда, заканчивая работой в сфере антикоррупции. А с поддержкой общественников продвигать те или иные проекты получается быстрее и эффективнее.

В своем отчете об итогах деятельности правительства за 2015 год вы подчеркнули, что несмотря на 36-ую строчку в Национальном рейтинге состояния инвестклимата, наша область переживает серьезный спад инвестиций. Вы заявили, что для решения этой проблемы в регионе необходимо создать корпорацию развития. Зачем она нужна? Опыт каких регионов можно взять на вооружение и насколько он успешен?

— По итогам 2015 года мы получили серьезное падение уровня инвестиций. Тем не менее в прошлом году мы активно осваивали новые формы работы, как например взаимодействие с Фондом развития промышленности. И весьма преуспели. Пять процентов всех средств федерального фонда — свыше 1 млрд рублей — направлены на реализацию инвестпроектов в нашей области.

Такой институт как корпорация развития, о создании которой мы заявили — не наше изобретение. Это опыт успешных регионов, который мы взяли на заметку. Скажем, в Калужской области такая корпорация действует порядка 8-10 лет, и серьезные успехи в деле привлечения инвестиций в регион связаны именно с ней.

Как правило, корпорация развития наполняется некими  материальными ресурсами — земля, деньги и т.п., и она выступает исполнителем услуг для бизнеса. Все что находится в сфере бумаготворчества, бюрократии, документов, берет на себя корпорация. Более того, она может и материальную помощь оказать, потому что обладает средствами. Это не бюджетная организация, но это, безусловно, структура, подчиненная правительству и управляемая с его стороны. Поэтому определенного продвижения в плане организации работы с инвесторами мы, конечно, можем ожидать. Поставил задачу в течение первого полугодия всю организационную работу по созданию корпорации развития в Ивановской области завершить.