Домой Газета «Говорить о том, что эпидемия пошла на спад, пока рано»

«Говорить о том, что эпидемия пошла на спад, пока рано»

Вот уже несколько месяцев главной новостью информационного поля Ивановской области (равно как и всего мира) остается пандемия коронавируса. Чтобы остановить распространение инфекции, перестроить свою привычную жизнь пришлось буквально каждому из нас. Но основной удар приняли на себя медики.

О том, в каком режиме работает сейчас медицинский персонал, мы поговорили с главным врачом Кохомской городской больницы Вероникой Макеровой и заместителем главного врача по лечебной работе Ксенией Котляровой.

— Вероника Владимировна, как изменилась работа больницы в связи с пандемией?

— В первую очередь изменилась работа у первичного звена: участковые педиатры и участковые терапевты. Из-за риска заражения COVID-19 мы намного реже приглашаем пациентов в поликлинику, соответственно, увеличилось количество вызовов на дом. Плюс работать приходится в индивидуальных средствах защиты и с особыми мерами предосторожности.

Работа узких специалистов изменилась не так сильно. Но мы увеличили промежуток времени между приемом пациентов, чтобы не создавались очереди. Естественно, пришлось прекратить прием пациентов в дневном стационаре: оказание плановой медицинской помощи приостановлено по приказу Министерства здравоохранения. Сейчас целесообразно исключить все риски заражения, которые мы способны исключить. Город у нас не самый молодой, пациентов старше 60 лет много, и не секрет, что многие из них проходили в дневном стационаре ежегодное лечение. Теперь они пройдут его после того, как отменят карантинные мероприятия. Просто сдвинутся сроки.

Вдвое больше вызовов

— Ксения Викторовна, насколько сильно выросло количество вызовов врача на дом?

— Во взрослой поликлинике самым тяжелым днем по вызовам всегда был понедельник — первый день после выходных. До введения режима самоизоляции количество вызовов по понедельникам не превышало 80. Сейчас это 100, 120, 140, 160. В течение недели эта цифра ниже 80 пока не опускается. Поэтому говорить о том, что эпидемия пошла на спад, пока не приходится.

— Наверняка много вызовов поступает от тех, кто просто перестраховывается?

— Из 80 вызовов в день 60-70 приходится на пациентов с температурой. Причем если раньше люди вызывали врача с температурой 38-39, то теперь примерно 45 вызовов в день — это температура 36,9-37,1.

С другой стороны, раньше было много вызовов, связанных с гипертоническими кризами у пожилых пациентов с хроническими заболеваниями. Сейчас таких вызовов меньше десяти в день: люди опасаются заразиться коронавирусом.

— А что делается для того, чтобы этого не случилось?

— В поликлинике мы разделили бригады: один врач выезжает к тем больным, которые могут быть подозрительными по коронавирусу, второй доктор занимается вызовами, при которых пациенты никак не обозначают то, что у них есть респираторные симптомы. Тем не менее, люди сейчас, особенно старшее поколение, боятся вызывать врача на дом по каким-то соматическим заболеваниям: например, живот заболел, давление поднялось, голова закружилась. Количество таких вызовов резко снизилось.

Психологическая поддержка

— Порядок действий врача на вызове изменился?

— Во-первых, все терапевты сейчас выезжают в средствах защиты. Во-вторых, особое внимание уделяется сбору анамнеза. Причем если раньше мы были ориентированы при сборе анамнеза на то, выезжал человек за последнее время за границу или нет, то теперь подход изменился, и мы уточняем многие мелочи: например, выезжал ли кто-то из родственников в Москву, в другой регион, ходил ли пациент в многолюдные места (скажем, на рынок), общался ли с соседями. Осмотр проходит, как и прежде, но после каждого пациента проводится дезинфекция: обрабатывается лицо, руки, открытые участки тела, если такие есть, меняются средства защиты.

Кроме того, если раньше доктор на первый прием выходил на дом, а на повторный осмотр человеку надо было прийти в поликлинику, то теперь мы приглашаем пациента в поликлинику максимум в день выписки, когда он уже точно здоров и ему нужно просто забрать больничный лист. Рецепты на лекарства тоже выдаются полностью дистанционно. Люди звонят в контактный центр, оставляют свои данные, сообщают, какие препараты им нужны. Медсестра находит амбулаторную карту этого пациента, проверяет, действительно ли ранее выписывались такие лекарства, проверяет дозировки (больше, меньше, так же). Если есть неточности, они уточняются, затем мы дистанционно выписываем рецепты и отвозим их в аптеку. Пациенту остается без посещения поликлиники прийти в аптеку и забрать свои препараты.

В каких случаях имеет смысл вызывать врача на дом, а в каких не надо паниковать?

— Паниковать в принципе не стоит. Докторам стало сложнее работать во многом даже не из-за того, что выросло количество вызовов, а в плане повышенной настороженности: «Вот доктор сейчас уйдет, а вдруг мне станет хуже?» Поэтому стало важно оказывать пациентам не только медицинскую помощь, но и психологическую поддержку. Она нужна практически каждому пациенту, а это и время, и силы.

Если есть температура, нужно вызвать врача. По крайней мере, доктор будет знать о вас, проконсультирует, все объяснит, и станет спокойнее.

Работа в две смены

— Вы сказали, что врачи работают в средствах защиты. Что входит в экипировку врачей?

— Халаты, маски, перчатки. Кроме того, у нас есть специализированная бригада, выезжающая к потенциально коронавирусным больным на забор мазков. Они уже полностью экипированы: защитный костюм, экран, маска, перчатки, двое бахил.

— Наверное, нелегко в такой амуниции работать?

— Да, в защитных костюмах низкая пропускная способность, и кожа в них практически не дышит, поэтому, конечно, провести целый день в таком костюме нелегко. Особенно в теплое время года.

— А рабочий день увеличился у врачей?

— Нет, но увеличилась сменность. Если раньше на мазки выезжали в одну смену, то теперь в две: один человек не может ездить на мазки с восьми до восьми.

— Нехватка медперсонала сейчас ощущается или нет?

В. М.: за счет того, что у нас сократилось количество плановой работы, нет. Профилактическая работа на основании приказа Министерства здравоохранения была прекращена, и все силы были брошены на усиление участкового звена. Нагрузка увеличилась, но мы пока справляемся.

Резких скачков нет

— Насколько много заболевших коронавирусом выявлено в Кохме?

— Сейчас по данным Роспотребнадзора выявлено 67 случаев (информация приводится по состоянию на 26 мая 2020 года — прим. Е. К.). 23 человека мы выписали, сегодня выпишем еще несколько человек. Заболеваемость колеблется, но резких скачков нет. Во многом рост числа заболевших связан с увеличением количества взятых мазков. Сначала мазки брали только у тех, кто прибыл из-за рубежа, а также у людей старше 65 лет. Затем мы начали брать мазки у всех пациентов с ОРВИ — из-за этого произошел определенный скачок в статистике. 67 заболевших для нашего города — это средний уровень. Мы держимся на пятом-шестом месте по заболеваемости среди муниципальных образований области. Стараемся контролировать ситуацию: отслеживаем весь круг контактов каждого заболевшего.

— Правильно ли я понимаю, что многие заболевшие проходят лечение дома?

— Люди с бессимптомным или с легким течением заболевания лечатся на дому. Дело в том, что легкие формы COVID-19 нецелесообразно лечить в больнице, потому что лечение от этого не изменится, а место в больнице может потребоваться кому-то с тяжелой формой. Показания к госпитализации — это температура выше 38,5, низкая сатурация, наличие тяжелых хронических заболеваний.

— Как много сейчас кохомчан, у которых COVID-19 протекает в тяжелой форме?

— В больнице находятся восемь человек. Из них никто не получает респираторной поддержки. ИВЛ пока никому не понадобилась, но пациенты, которым потребовалась кислородная поддержка, были.

Часть пациентов уже переболели и выписаны. Никаких последствий после перенесенной пневмонии у людей не осталось. Сейчас они уже закрыли больничные листы и приступили к работе.

Евгения КОЧЕТКОВА