Домой Газета Фронтовые дороги рядового Николая Спихина

Фронтовые дороги рядового Николая Спихина

В мае этого года мы рассказали о земляке-генерале Филиппе Яковлевиче Соловьеве («Кавалер орденов Суврова и Кутузова» в номере от 14 мая). После этой статьи в редакцию обратился житель областного центра Игорь Николаевич Спихин. Он рассказал о своем отце, который дружил с генералом Соловьевым с юности и до последних дней. Только судьба его сложилась по другому — фронтовыми дорогами в отличие от друга-генерала он прошел рядовым.

Родился Николай Михайлович Спихин в 1900 году в деревне Бабенки что рядом с деревней Дегтярево Ивановского района. С Филиппом Соловьевым, будущим генералом, он выросли вместе, дружили. Вместе в 1919 год ушли на гражданскую войну, участвовали в боях на юге страны. Пути друзей разошлись после ранения Николая. После выздоровления еще какое то время служил в отрядах ЧОН, боролся с бандитами. Учился в военной  школе ВЦИК, будучи курсантом стоял в почетном карауле у гроба М.В. Фрунзе в 1925 году. В 1926 году вступил в компартию.

Вернувшись после демобилизацию на родину, поступил работать на фабрику БИМ в Иваново. В 1930 году, как передовой рабочий, был направлен на работу в областной Совенархоз. Коллектив его избрал секретарем партийной организации. Только вот проработал пять лет.

— В сентябре 1935 года  отец был арестован, — рассказывает Игорь Николаевич. — Друг у него был, директором школы во Владимире работал. Болтал чего —  не знаю, приехали и взяли. А папу за одно прицепом. Пять лет провел в лагере в Воркуте.

За год до войны Николай Михайлович вернулся домой. Поступил работать на механический завод. С началом войны как специалист был на «брони». Но так сложилось, что все равно в декабре 1942 ушел на фронт.

— В декабре бронь с него сняли. Срок брони кончился, нужно было подтверждение, — рассказывает сын. — Но он не дождался директора, целый день на приеме сидел. И в этот же день ему дали повестку на фронт.

Мобилизован Николай Спихин был Ленинским военкоматом Иванова. Боевое крещение получил в боях за освобождение города Воронежа.

— В один из январьских дней ему довелось быть а засаде, — рассказывает сын Игорь Спихин. — Мимо проходила группа немцев, завязалась перестрелка. Наверное его хотели в плен взять. Он охотник хороший, стрелял хорошо, 6 или 7 немцев уложил  из винтовки. Он считал что 7, в него гранату бросили, а он вы это время выстрелил и оба одновременно упали. Его ранило осколками этой гранаты. Лежал в госпитале, представили к награде. Но не вручили, в связи с тем, что он был репрессирован и судимость не была снята, несмотря на хлопоты командования полка.

После госпиталя окончил курсы радистов и вернулся на форонт. К лету 1943 года красноармеец Спихин воевал связистом в стрелковом батальоне 100-й стрелковой дивизии. В составе этой дивизии прошел до конца войны. После сражения на Курской дуге с него была снята та самая судимость.

Осенью 1943 года дивизия с боями прошла до Днепра, форсировала водную преграду. За отличие в этом наступлении красноармеец Спихин получил сразу две боевые награды, два ордена.

Сначала командиром батальона был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Из наградного листа: «Работая связистом при штабе батальона он всегда обеспечивал бесперебойную связь с ротами и штабом полка. При обрывах, не смотря на обстрел противника сон быстро восстанавливал связь и не считаясь не с временем ни с личной опасностью всегда устранял все повреждения и неполадки в связи чем обеспечивал бесперебойное руководство боем командования батальона». Командиром дивизии статус награды был повышел и нашему земляку был вручен орден Отечественной войны 2-й степени.

А через несколько дней за бои на заднепровском плацдарме был вновь представлен к награде, вновь к ордену Красной Звезды. В представлении  к награде командир полка писал: «… в бою за высоту «Безымянная» своими отважными действиями увлек бойцов подразделения. Уничтожил одну пулеметную точку противника с его расчетом. Во время контратаки противника лично убил до 10 солдат. Контратаки все были отбиты, высота удержана». В этих боях получил еще одно ранение — осколками в спину.

В дальнейшем дивизия в которой воевал красноармеец Спихин участвовала в освобождении Украины и Польши: в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской наступательных операциях. Среди освобожденных частями дивизии городов был Львов и Краков, а в январе 1945 — концлагерь Освенцим.

— Там на фронте ему снова предлагали в партию вступить, — рассказывает Игорь Николаевич. — Он хотел восстановиться, с учетом стажа с  1926 года а ему предлагали отсчет со дня поступления. И отказался вступать.

В боях на завершающем этапе войны старший сержант Спихин уже командовал отделением роты связи. Отличился в боях во время Сандомирско-Силезской операции, составной части стратегической Висло-Одерской операции и был представлен к награждению высшим военным орденом — Боевого Красного Знамени.

Вот только несколько строк из наградного листа: «…В ночь на 30.01.45 года 2-й батальон пошел на обход противника с фланга под селом Валау. Для обеспечения его связью в полкм был направлен тов. Спихин, который на протяжении 8 километров через каждые 10-15 минут давал возможность переедая командиру батальона  со штабом полка. Боевая задача была выполнена. Во время боев 8.02.45 года огнем противника нарушило связь с батальонами. Он под сильным обстрелом связал 7 порывов аза 9 минут». В это раз командир дивизии был менее благосклонен и понизил статус награды до… медали и бойцу была вручена медаль «За отвагу».

Войну закончил в столице Чехословакии городе Прага. В августе 1945 года Николай Спихин вернулся домой в Иваново. Много лет работал на механическом заводе в должности сталевара. В 1957 году был реабилитирован, восстановлен в партии. Ушел из жизни в 1959 году.

Связь с другом-земляком генералом Соловьевым не прерывалась и после войны. К сожалению в семейном архиве не сохранилось общих фотографий, но есть письма.

Сергей Каргапольцев