Фрида Бервальд: «Плачет дождь по солнечному лету»

Фрида Бервальд: «Плачет дождь по солнечному лету»

Фрида Бервальд родилась в Пермской области в 1956 году. Первые стихи написала в восемь лет. Окончила художественное училище в г. Джамбуле. Работала художником-оформителем на заводе и писала стихи. С началом перестройки переехала в Ивановскую область, работала учителем в г. Приволжске. Сейчас живет в Иванове, участник литобъединения «Снегири». Автор пяти сборников стихов и рассказов.

Плачет дождь по солнечному лету,
плачет дождь по песням соловья,
и душа, как сад полураздетый
отгорает в листьях сентября.

В желтых снах бескрайние равнины,
в желтых снах далекие года.
Отчего печалью негасимой
ты горишь полночная звезда.

Слез не лью о том, что не случилось,
слез не лью о том, что не сбылось,
мне надеждой сердце озарила
за окном рябиновая гроздь.

Неповторимая

Давно с тобой, непобедимая,
простилось сердце, лишь осколки
тревожат ночи в снах недолгих,
где ты, как прежде нерушимая
страна в «Гулаговской» наколке.

В небытие цивилизация.
Где герб ее истлел навеки,
там cорняков взошли побеги
на жерновах урбанизации
и разорвали наши реки.

Им чуждо солнца бескорыстие
и ветров знойных романтичность.
Кругом расчет и прагматичность
и «баксу» молятся как истине,
братков лукавство и циничность.

Давно с тобой, непобедимая,
простилось сердце, но березы
все также млеют в белых росах,
ветра с есенинской рябиною
встречают за деревней грозы…
А ты стоишь — неповторимая.

Моя деревня

Ты под горой в зеленых ветрах,
леса вдали черны, как тушь.
Моя деревня, лик твой светлый
благословеньем в эту глушь.

Душа к твоим прижалась окнам,
не отпускаешь ты меня.
Туда, где суета без толку,
где неба душная броня.

Вчера в блаженстве я бродила
в туманной дымке под луной,
в ромашках белых нежность стыла
и сонный августовский зной.

Немых дорог твоих скитанье,
все звало, звало за собой,
и было чудо пониманья
их бесконечности седой.

А небо, небо мне шептало:
— Ты променяла эту даль
на шум прокуренных кварталов,
на позолоченную сталь.

— О чем ты, небо? Я все та же.
В глазах от слез сухая соль,
иду под горку, вся поклажа —
душа строки да сердца боль.

***

Иду… Колдобины да кочки,
Поля пустые, травы в рост.
Как будто в синеньких платочках
Избушки вышли — на погост.

Стоят. Темны их окна-очи,
А в спину беспощадный взор.
Мне в крике слышится сорочьем
Заброшенности злой укор.

И небо колоколом синим
Гудит, как жертвенный псалом.
Иду. И так по всей России
Старушки-избы бьют челом…