Домой Газета «Для нас это просто долг и работа»

«Для нас это просто долг и работа»

Когда вечером 24 ноября позвонили с поздравлениями, Сергей Кожевников не удивился, ведь это был его день рождения. Однако звонили не по этому поводу. В тот день президент России Владимир Путин подписал указ о награждении Сергея Альбертовича медалью «За спасение погибавших». Вот такое совпадение!

Среди тех, кто сейчас попадает в списки награжденных главой государства, — в основном медики, которые работают в красной зоне. Сергей Кожевников  тоже отмечен за службу в зоне риска. Только не в красной, а в огненной: 5 июня 2021 года пожарный спас двух человек во время ликвидации пожара в общежитии на Октябрьской улице в Кохме.

Из окна валил черный дым

Тот день изначально не предвещал беды. Никаких возгораний до самого вечера. Но в начале седьмого на пульт диспетчера поступил вызов: горит одна из квартир в общежитии на Октябрьской.

«Около шести часов вечера ко мне зашел мой приятель, — расскажет потом один из жителей общежития, Леонид. — Мы смотрели телевизор, когда я почувствовал запах гари. Решил выйти в коридор, но не смог: дверь соседней комнаты была вся в огне». Он крикнул в окно соседкам, которые гуляли с колясками: «Вызывайте пожарных».

Пожарные были на месте уже через несколько минут. Из окна третьего этажа валил густой черный дым: видео, снятое очевидцами, до сих пор можно посмотреть в интернете. Для огнеборцев это всегда плохой знак. Значит, горит открытым пламенем.

Из горящего здания эвакуировали около 50 жителей, в том числе 14 детей. Но самостоятельно выйти сумели не все. В окне рядом с тем, из которого шел столб дыма, был человек. Мужчина просил о помощи. «Люди были заблокированы огнем, — рассказывает Сергей Кожевников. — Механизированная лестница не успела бы подъехать…»

Отдал дыхательный аппарат

Пожарный надел дыхательный аппарат и по пожарной лестнице поднялся в квартиру. В квартире обнаружил двоих мужчин. Надышавшись дымом, один уже терял сознание, второй тоже был в полуобморочном состоянии. Кожевников надел запасную маску на одного из пострадавших, дал второму подышать из своей. «Кислорода у нас было мало, — объясняет пожарный. — Мы могли остаться там втроем…» Счет пошел на минуты, но возникла новая проблема: пострадавшие испугались спускаться вниз через окно.

«Третий этаж, высоко, — рассказывает Кожевников. — Человек буквально лег у кровати: я не пойду, и все…» Один из мужчин, как оказалось, служил в ВДВ и в свое время прыгал с парашютом. Но в стрессовой ситуации нервы сдали. Он был готов задохнуться и сгореть, лишь бы не выбираться из здания через окно. Не так пугал даже огонь, как высота.

«Идти через дверь было нельзя, — продолжает Сергей Кожевников. — Дверь металлическая, за ней огонь, полотно раскалено. Я оценил все варианты и понял: выход только один — уговорить людей вылезать через окно».

В такие моменты пожарному приходится быть отчасти психологом — находить такие слова, что способны заставить человека снова хотеть жить, бороться за свою жизнь, спасать ее. «Я просто не могу вернуться без вас…» — говорил Кожевников. И у него получилось.

Все трое благополучно выбрались из горящего здания. Кожевников покинул его последним. «В 18.50 горение ликвидировано. Погибших и пострадавших нет», — сообщили в тот день в МЧС.

Кто-то должен помочь

Родом Сергей Кожевников из Кохмы. «Где родился, там и пригодился», — улыбается  сотрудник кохомской пожарной части №35. На вопрос о том, почему стал огнеборцем, говорит, что так получилось: «Все мы хотели тогда делать что-то важное: стать космонавтом, полицейским, военным… А я стал пожарным».

В 2021 году исполнилась четверть века с тех пор, как Сергей Кожевников пришел на противопожарную службу. Причем на какое-то время он уходил «в погоны» — окончил пожарно-спасательную академию, занялся административной работой. Дослужился до майора. А потом вышел на пенсию и… вернулся в родную часть. Вот уже шесть лет он снова выезжает на тушение пожаров.

«Мне нравится моя работа, — говорит Сергей Кожевников. — И потом, она просто нужна людям. Бывает, человек физически не может выйти из горящей квартиры, для него это смертельный риск, и кто-то должен ему помочь».

Четверть жизни на работе

В свободное время Кожевников занимается починкой техники: может «вылечить» и пожарную машину, и легковую. А еще однажды Сергей Кожевников и его коллеги самостоятельно отремонтировали помещение пожарной части. «На работе мы проводим четвертую часть своей жизни, — объяснил Сергей Альбертович. — От того, какие у тебя там условия для несения службы, зависит общий настрой на работу. Мы работаем целые сутки. Нужно и умыться где-то, и пищу приготовить, и отдохнуть».

Здание, которому около полувека, находилось в очень запущенном состоянии: просто от времени и в силу той ситуации, что сложилась на «Строммашине». Ждать финансирования «свыше» пожарные не стали. Договорились между собой, принесли кто что может, отсыпали, подняли пол на первом этаже (раньше там стояла вода). В учебном классе, где полы были провалены и можно было получить травму, сделали новые лаги. Отремонтировали комнату отдыха. Сами красили, клеили, крутили, клали кафель. Добавили уюта с помощью мебели, которая уже не нужна была дома. Стройматериалами помогла материально-техническая служба управления, а работу всю делали сами. «Закоперщиком всех начинаний был Сергей Кожевников и все ребята, которые работают в четвертом карауле», — сказал начальник ПЧ-35 Вячеслав Зокин.

Так что фраза Кожевникова о любви к работе — это не просто слова.

Для одних героизм, для других обыденность

Пожар на Октябрьской был непростым, но не уникальным. То, что для одних героизм, для других обыденность, привычное дело, говорит Сергей Кожевников. Бывает даже, что один и тот же пожарный несколько раз спасает… одного и того же человека.

«Например, два или три раза выезжали в микрорайон «Просторный», — приводит пример Кожевников. — Человек курит в кровати, под ним сгорают все постельные принадлежности. Удивительно, но на нем самом — ни царапинки! Проходит пара месяцев, и история повторяется точь-в-точь и именно с ним же».

Пожарные привыкают и к таким историям, которые нам кажутся удивительными, и к тому, чтобы раз за разом рисковать собой. Для них это долг, работа, будни.

Никогда не привыкнут, наверное, только их близкие. «Они все понимают, — говорит Сергей Кожевников о жене и дочери. — Наверное, переживают, но никогда не говорили: бросай, уходи. Поддерживают».

Бросать свою работу, пусть она сложная, опасная и не всегда благодарная, Кожевников не собирается.

Евгения КОЧЕТКОВА