Домой Газета Дети блокады Ленинграда — о том, что им довелось пережить, и о...

Дети блокады Ленинграда — о том, что им довелось пережить, и о том, как удалось выжить

76 лет прошло с того дня, как советские войска полностью освободили Ленинград от фашистской блокады. В тот день над городом, который не сдавался 872 дня, прогремел салют. С каждым днем все меньше людей, на долю которых выпала Великая Отечественная война. Но до сих пор есть те, кто может рассказать о войне не по фильмам и книгам —  они видели ее своими глазами. Есть среди нас и блокадники.

В преддверии Дня полного снятия блокады Ленинграда, который отмечается 27 января, глава Ивановского района Сергей Низов вручил юбилейные медали к 75-летию великой Победы трем жителям Богородского сельского поселения.

Соседи отдали в детдом

В Богородском доме-интернате для престарелых и инвалидов главу района встретили гостеприимно и по-домашнему: с самоваром и большим пирогом. С осени 2018 года здесь проживает Валентина Александровна Цыфарова. Сейчас ей 81, а в начале блокады было всего три года, поэтому воспоминаний о том периоде не осталось. Известно, что мама девочки работала  на цементном заводе им. Воровского, а жили они в коммунальной квартире.

В блокаду женщина сильно заболела, и соседи по коммуналке отдали маленькую Валю в детский дом. В 1942 году девочку вместе с другими воспитанниками эвакуировали в Ивановскую область,  в Южу. В южском детдоме Валю заметила Мария Федоровна Куликова — как говорит Валентина Александровна, она тогда работала проверяющей таких учреждений. Мария Федоровна забрала девочку и удочерила.

Родных не осталось

Поначалу жили в Юже, потом перебрались в Казань. Когда Вале исполнилось десять, семья снова вернулась в Ивановскую область — в город Приволжск. Там Валентина Александровна прожила большую часть жизни. Там окончила школу, там училась в ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества — в таких учреждениях готовили рабочих для предприятий).

Только в 18 лет Валентина Александровна встретила родную маму, которая ее разыскивала. Два года девушка прожила в Ленинграде, но вернулась к Марии Федоровне, которая ее вырастила.

Потом Валентина Александровна 20 лет проработала ткачихой на Василевской текстильной фабрике в Приволжске. С семьей у нее не сложилось: детей нет, с мужем развелись. Сейчас у женщины нет родных, только знакомые и друзья. У Валентины Александровны есть жилье в родном Приволжске, но из-за перелома шейки бедра она больше не может передвигаться самостоятельно (использует инвалидное кресло), поэтому живет в  интернате.

«Выражаю вам благодарность за вашу стойкость, отвагу, героизм и мужество, — сказал, поздравляя Валентину Александровну, Сергей Низов. — За то, что вы выстояли в войну и послевоенные годы, за то, что вы сделали все возможное, чтобы были счастливы наши дети».

Босиком, но с винтовками

С Юрием Федоровичем Федоровым и Виктором Ильичом Бодровым глава района встретился в администрации Богородского поселения. Несмотря на солидный возраст, оба мужчины еще достаточно бодры и деятельны. С Сергеем Низовым они  обсудили и благоустройство, и медицину на селе, и дороги.

Виктор Ильич более 30 лет проработал в Ивановском районе. Окончив Ивановский сельскохозяйственный институт, начал работать главным агрономом в ОПХ «Богородское». В 1983 года возглавил учхоз в Чернореченском. Всегда очень много внимания уделял внедрению в производство научных достижений. Под руководством Бодрова в учхозе построили молочный комплексна 600 голов, кормоцех КОРК, телятник с полной механизацией. На ферме стали работать молокопроводы, возвели ангар под мастерские, реконструировали многие помещения.

Но родом Виктор Ильич — кстати, почетный гражданин Ивановского района — совсем из других мест.  В страшном 1941 году он родился в д. Глотовка Угранского района Смоленской области. Маленьким мальчиком его угнали в Германию, в концлагерь для детей. «Прошел от Смоленщины до Ганновера пешком», — вспоминает Виктор Ильич. Несмотря на то, что в войну Бодров был совсем ребенком, в его памяти сохранилось много пронзительных деталей. Как ученики ходили в школу босиком, но с винтовками. Как мечтали об обычной картошке. Как домашний кот несколько военных лет ждал возвращения своих хозяев домой. «Хотите — верьте, хотите — нет, но он нас дождался», — говорит Виктор Ильич. И от этой трогательной детали война почему-то кажется еще страшнее…

Тушили зажигательные бомбы

Юрий Федорович Федоров немного старше — он родился в 1938-м, и блокаду он не забыл. «Помню, налетели самолеты, — рассказывает он. — Мать схватила меня и мою старшую сестру — и под машину. Мол, либо погибнем все вместе, либо выживем. Мы выжили…»

Бомбили город часто. А еще фашисты сбрасывали на город зажигательные бомбы, чтобы уничтожать Ленинград с помощью пламени. «Сестра была постарше, и она с другими подростками тушила огонь, — говорит Юрий Федорович. — А мы, самые младшие, подтаскивали им песок в своих маленьких ведерках…»

Мама очень ждала прорыва блокады, вспоминает Юрий Федорович. Как только открыли дорогу на Вологду, сказала: «Поехали!». Маленький мальчик запомнил, что родные отговаривали маму, но она была непреклонна. В дороге женщина умерла. «Ее сняли на станции Бабаево», — до сих пор помнит Юрий Федорович…

Разлучили с сестрой

Старшую сестру мальчика отправили в один детский дом, его самого — в другой. Повезло, что девочка запомнила его адрес и потом разыскала. «Отец не воевал, но служил в милиции и тоже был далеко, — объясняет Юрий Федорович. — Сестра сумела связаться с родителями отца, которые жили во Пскове».  Поэтому война, отнявшая у Юрия Федоровича маму, не забрала всю семью.

Сейчас блокадники живут тихой и достаточно уединенной жизнью. «Дочка у меня умерла два года назад, — говорит Юрий Федорович. — Остался внук, живет в городе. Живем вдвоем с женой. Держим огород, но уж теперь почти ничего не сажаем: она помидоры посадит, а я — редиску, лук…» «А у нас все свое, с огорода», — отвечает Виктор Ильич. Со стороны кажется, что за столом пьют чай два обычных пожилых человека. Но только до того момента, когда разговор вновь заходит о войне и блокаде. О тех временах, когда мерзлые картофельные очистки, вареный щавель и яичная скорлупа были деликатесом. О тех днях, когда каждое мгновение могло стать последним…

Евгения КОЧЕТКОВА