Домой Газета Четырехкратный победитель «Струны»

Четырехкратный победитель «Струны»

По просьбам читателей, рассказываем о Сергее Аксенове в этом году в четвертый раз удостоенного гран-при бардовского фестиваля Ивановского района.

Конкурс «Высоковская струна» практически универсален в музыкальном плане — со сцены здесь звучит классическая авторская песня, рок и музыка других жанров. Так и музыку его победителя — Сергея Аксенова сложно отнести к одному жанру. Ивановский рок-бард соединил в своих композициях камерный гитарный звук, сложные мелодии и интересные тексты. Получившийся музыкальный коктейль можно назвать по-разному, но большинство слушателей, уверены, опишут аксеновский стиль словами: «просто душевные песни!»

Приходилось отапливать дом буржуйкой

Многие песни Сергея взяты им прямо из жизни. Например, «Мебельщик», где автор рассказывает новогоднюю историю о мужчине и женщине у которых расстроилась личная жизнь, но они принимают решение попробовать сложить ее снова. Кому не знаком подобный сюжет? Однако у Сергея получается изложить его так, что слушатель искренне сочувствует персонажам.

Возможно, дело в жизни самого исполнителя, которая не всегда складывалась гладко. Родился Сережа в 1963 году в городе Сарани Карагандинской области. После окончания школы поступил в Шахтинский технологический техникум, который успешно закончил в 1985-м. При Карагандинском заводе резинотехнических изделий в Сарани, имевшего статус предприятия регионального значения, был возведен современный поселок городского типа, включавший нескольких микрорайонов многоэтажек.

В многоэтажках постоянно проживало более двадцати тысяч человек. В поселке работали детские сады, школы, ПТУ, крупный больничный комплекс, кинотеатр, магазины, рестораны, городская библиотека и гостиница. Положение жителей стало почти катастрофичным, когда после банкротства предприятия в 1994-м в микрорайонах начались перебои с отоплением и водо- и электроснабжением.

Постепенно большая часть жителей вынужденно покинула свои дома. В результате жизнь населенного пункта была полностью нарушена. Вот так сам музыкант рассказывает о том времени:

— Населенный пункт, где мы жили — шахтерский, но в девяностых из тридцати шахт в нем уже осталась примерно половина. После банкротства завода остались четыре микрорайона, где жили рабочие. Городская инфраструктура постепенно приходили в упадок. Сначала перестали топить зимой, после чего все насели на обогреватели, поэтому в итоге и свет в домах отключили. Людям приходилось жечь костры и готовить на них еду. Удивительно вспоминать — на дворе был конец XX века, а многие горожане пользовались буржуйками и керосиновыми лампами! Года два так, наверное, жили. В моей квартире на третьем этаже тоже стояла буржуйка, где только мог искал уголь. Свет иногда давали, однако о тепле горожане просто забыли. Водоснабжение в домах было только холодное, да и то редко. За водой приходилось ходить с ведром, ведь вода в квартиры не поступала. А у меня жена забеременела, вторым ребенком. Надо было рожать. Вот что делать в таких условиях? В наша семья приняла решение перебраться из Республики Казахстан в Россию.

Купить жилье помог дефолт

Наша жизнь — стечение обстоятельств. Иногда на наши решения влияют совершенно неожиданные вещи. Например, на решение семьи Аксеновых перебраться в Иваново повлияла… чернобыльская трагедия.

— Нужно было уезжать. Поэтому начали по родственникам прикидывать варианты, чтобы на обжитое место. — продолжает рассказывать исполнитель. — Выбор стоял между Калужской и Ивановскими областями. В городе Людиново Калужской области у меня живет тетка. Хотели сначала поехать к ней, но, когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, город подвергся заражению радионуклидами. Там до сих пор местным жителям выплачивают «гробовые» — денежные компенсации. Неделю там гостили, и я радиацию прочувствовал на себе — хреноватенько мне было, ходишь словно полоуменький. И стоило только из Людинова выехать, за знак городской черты выбрались — пух! — в голове все как будто прояснилось. Может, просто было самовнушение, черт знает, но расхотелось в Людинове оставаться. Поэтому и решили перебраться в Иваново, где у нас тоже были родные.

В 1998-м семья приехала в город невест. Приобрести свое жилье молодым родителям помог случай.

— Как раз тогда продал машину и получил тысячу с небольшим долларов. Приехали сюда, думая: «куда их вложить?» Ведь на такую сумму никакого жилья не купишь. И тут — бац! — и дефолт. Наша семья сразу разбогатела в три или четыре раза. Банки тогда закрылись, никто не знал принимать или продавать доллары. Курс скакал-скакал и в итоге доскакался до того, что мы стали богаче примерно в три раза. На вырученные деньги купили небольшой приделок в Нежданове: комната, кухня, кусок земли… Год в нем промыкались, а потом приобрели полдома во Фрянькове. Примерно тогда же я устроился работать телемастером и проработал в этой должности около пятнадцати лет.

С бардами познакомился в Малинках

Примерно тогда же музыка стала одним из видов заработка музыканта. А влиться в музыкальную среду в незнакомом городе исполнителю удалось благодаря его таланту и желанию показать свое творчество еще большему количеству слушателей.

— Через неделю, как только сюда приехал, отправился на фестиваль авторской песни, который проходил в деревне Малинки и сразу перезнакомился со всеми бардами и рокерами. В Иванове музыканты, играющие в этих направления, нередко пересекаются.

Примерно в то же время наш герой за кулисами одного из рок-концертов познакомился с известным ивановским гитаристом — Антоном Огурцовым. Случайное знакомство во многом определило его дальнейшую музыкальную судьбу. Сначала участники дуэта играли в баре, а затем вместе принимали участие в «Рок-Феврале» и первой «Высоковской струне» в 2008-ом.

— Играли вместе с Антоном двенадцать лет: каждую среду, четверг и пятницу. Было у нас такое кабацкое содружество, хотя сейчас я совсем отошел от кабацкой жизни. Музыканту в ресторане часто приходится исполнять те песни, которые его самого раздражают или просто надоели. Там тебя никто спрашивать не будет. Заказали — надо петь. Чтобы внести разнообразие мы песни каждый раз исполняли по-другому: с новыми прибахами, импровизациями. С Антоном хорошо сотрудничать, он все подхватывает на лету. А то, что приходилось петь кабацкий репертуар — это даже неплохо, дает опыт, практику, технику, исчезает мандраж перед публикой. Однако, кабак и развращает. В первую очередь тем, что ты все равно играешь — «на шару», никаких репетиций. Мотивчик тебе показали, а ты бац-бац и отпел!

Сменили электрогитары на акустические

В 2002-ом группа Сергея Аксенова и Антона Огурцова заняла первое место в номинации «Рок в акустике» на фестивале «Рок-Февраль». Поэтому, когда шесть лет спустя раздумывали о том, каких музыкантов пригласить на первую «Высоковскую струну» про них вспомнили в первую очередь.

— Николай Владимирович Хомский, один из организаторов, позвонил мне и Антону: «Надо выступить на авторском фестивале». Мы очень удивились: «Так мы же рокеры!» А он говорит: «Ничего страшного, просто вместо электрических гитар возьмите акустические и пойте то же самое». И что характерно — все получилось!

С первого фестиваля минуло уже одиннадцать лет. За прошедшее время ивановский автор не раз становился призером конкурсов авторской песни даже международного уровня в России и странах СНГ. А в 2019-ом Сергей уже в четвертый раз взял высший приз «Высоковская струна». Однако он считает, что и это не предел и приглашает других авторов принять в нем участие, ведь так мероприятие будет еще интереснее.

— «Струна» интересна тем, что на ней нет никаких ежовых рукавиц, прокрустова ложа. — считает автор-исполнитель. — Поэтому она дает возможность любым музыкантам поэкспериментировать с акустическим звучанием композиций, открыть в своей музыке новые грани. Будем ждать на следующих фестивалях и новых интересных гостей из столицы, которые могли бы провести для ивановских авторов полезные тематические мастер-классы.

А нам лишь остается лишь пожелать ивановскому рок-барду новых успехов и достижений на будущих музыкальных фестивалях нашего района и других регионов!

Альберт БОЛДИН