«Быль или небыль… Чернобыль»

«Быль или небыль… Чернобыль»

Эта цитата с таблички на камне-памятнике в кохомском Парке воинской славы — жителям Кохмы, пострадавшим от воздействия радиации — открытие которого состоялось 14 октября 2006 года — 10 лет назад.

Быль или небыль… Чернобыль. Семипалатинск.

«Маяк»… Атом — мирный друг или злой враг?

Боль… А дальше — никак…. Мрак.

Автор этого стихотворения журналист Александр Вшивцев.

31 кохомчанин участвовал в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. В 2006 году оставалось 26, сегодня ещё меньше. Но они остаются в памяти земляков.

Инициаторами создания памятника стали сами чернобыльцы — Виктор Китаев и Сергей Самойлов. Довели дело до конца. И камень нашли, установили, и о подготовке площадки позаботились, и спонсоров нашли. Спасибо, администрация Кохмы поддержала.

Конечно, все участники тех событий отмечены наградами: орденами Мужества, медалями, знаками Верность долгу»…. Но и плата дорога — здоровье, жизнь…

30 лет прошло со времени аварии на Чернобыльской АЭС, но вряд ли забудут о ней участники ликвидации последствий аварии. От  Ивановской области выехала 26-я бригада химической защиты (место постоянной дислокации — Кинешма). В её состав вошли и кохомчане — Николай Петрович Малахов, Сергей Борисович Самойлов и другие.

Был 1987 год, август. Уже прошёл год с момента аварии, проведены основные работы по изоляции реактора, но для ликвидации последствий катастрофы это лишь начало. Объяснять — куда и зачем  вызывают — особенно не спешили. Просто вызывали в военкомат на сборы. И редко кому удавалось привести веский довод, чтобы остаться дома. А всего от областного военкомата было отправлено три «Икаруса» — человек 120.  Ехали через Москву — Курск — Белую Церковь…

А всего в Чернобыле побывало 200 тыс. ликвидаторов.

Лагерь расположился в 30 км от опасной зоны. Режим работы напряженный — подъем в 5 утра. Дорога, развод, марш — работа. Работали в военной форме. Каждый день переодевались, оставляли после смены заражённую одежду, снова переодеваясь в свою. Когда проезжали пост (в 30 км от Чернобыля), проверяли у каждого уровень радиации, если превышал, снова возвращали, чтобы оставил ту одежду.

Чем занимались? Военные химики занимались дезактивацией помещений на третьем энергоблоке станции. Радиоактивную пыль смывали специальным раствором, который застывал, образуя плёнку. Её вывозили на могильник. Другие ликвидаторы очищали территорию — снимали слой земли, грузили на машины и вывозили его на захоронение. А на его место засыпали новую землю.

Ходить приходилось только по специальным полосам, очень строго. В качестве защиты от «невидимого врага» давали противогазы или «лепестки» на лицо — меняли 10-15 раз за смену. Были и «накопители» —  устройства  для фиксирования уровня радиации, но один на группу.

Были в Чернобыле и «гражданские». В основном, ядерщики. У них были специальные защитные костюмы, дозиметры, позволяющие увидеть уровень радиации. Они работали вахтовым методом — по 15 дней. Их и кормили лучше.

«Мы отработали два месяца, потом нам выдали справку в том, что получили дозу радиации в 10 рентген, и отвезли в Киев, где выдали документы для проезда домой», — рассказывал Сергей Самойлов. Но и он, и другие ликвидаторы знали, что получили более высокую дозу, просто указывали им минимальную.

Сегодня уже нескольких ликвидаторов нет в живых. Первым из кохомчан умер Александр Федотов, он раньше работал на «Строммашине». Его привезли из Киева якобы с инфарктом. А он получил дозу в 300 рентген. Не выдержал Николай Голубев — его мучили страшные головные боли.

10 лет назад, в 2006 году, к 20-летней годовщине аварии в Чернобыле, кохомские ликвидаторы установили памятный знак жителям, пострадавшим от радиации. Теперь ежегодно 26 апреля здесь проходят митинги.

В 2011 году в Музее истории городского округа Кохма был оформлен стенд «Чернобыль — быль и боль», в витрине представлены дозиметр и накопитель.

В 2013 году чернобыльцам удалось, после долгой подготовки, выехать в Чернобыль, проехаться и пройтись по знакомым местам.

На въезде в 30-километровую зону по-прежнему стояли полицейские посты. Так же ведётся дозиметрический контроль. И попасть на объект можно только организованно, по спискам.

Рядом с 4-м энергоблоком французские и голландские фирмы строили новый саркофаг. Когда сняли грунт — верхний слой, то наткнулись на подъёмный кран и экскаватор, засыпанные землёй и залитые бетоном, видимо, сильно «фонили». 5-й и 6-й блоки остались недостроенными, но рядом стояли подъёмные краны.

В городе установлено много памятников, их участники поездки запечатлели на память. Прошли по Аллее Славы, побывали в церкви Николая Чудотворца. Ивановская делегация побывала в двух музеях — и на самой станции, и в Чернобыле.  Даже нашли там на фотографиях  машины 26-й бригады химзащиты.

А в центре города стоит табло, на котором указывается уровень радиационного фона в различных точках города.

На обратном пути ивановцы заехали на место, где  когда-то стоял их лагерь, теперь там тоже всё заросло травой.

Сергей Борисович Самойлов помогает в сборе и реставрации музейных предметов, в экспозиционных работах Музею истории городского округа Кохма, а в этом году, в год 30-летней годовщины с момента аварии на ЧАЭС, совместно с сотрудником  нашего музея подготовил экспозицию и для музея кохомской школы №5.

Наталья ЦИКУЛИНА, директор МБУ «Музей истории городского округа Кохма»