Домой Газета Без самоваров, но с вопросами

Без самоваров, но с вопросами

Корреспондент «Нашего слова» приняла участие в пресс-конференции президента России на площадке в Туле

 Если честно, я до последнего думала, что 17 декабря 2020 года мне предстоит поездка в Москву. Потому что то мероприятие, на которое я заранее аккредитовалась как корреспондент газеты «Наше слово», в прежние годы проходило именно в столице. Но в этом году ежегодная пресс-конференция президента России была организована в режиме видеоконференции. «Мы поедем не в Москву, а в Тулу», — сообщили мне перед отъездом. Ну, в Тулу так в Тулу!

Ежегодная большая пресс-конференция стала для Владимира Путина 16-й по счету. В этом году ее формат изменили из-за пандемии. Президент отвечал на вопросы из своей резиденции в Ново-Огарево, а журналисты задавали вопросы по видеосвязи, причем представители федеральной и зарубежной прессы работали в Центре международной торговли на Красной Пресне, а региональные журналисты — на площадках, созданных в федеральных округах: в Туле, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Ставрополе, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке. Непосредственно в Ново-Огарево находились журналисты кремлевского пула, которые, как сообщается, предварительно прошли двухнедельный карантин.

Пять журналистов, 500 км

Поэтому для большинства региональных корреспондентов (всего на мероприятие было аккредитовано 774 журналиста) работа на пресс-конференции началась задолго до ее открытия. Сначала надо было преодолеть почти 500 км расстояния от Иванова до Тулы. А перед этим — сдать анализ на ковид. Тесты провели накануне пресс-конференции в течение нескольких часов, чтобы результаты были предельно актуальными.

Вечером 16 декабря ивановские журналисты отправились в Тулу. Всего от Ивановской области аккредитацию на пресс-конференцию прошли пять человек — представители «Ивановской газеты», портала «Известно.ру», «Рабочего края», «Шуйских известий» и «Нашего слова».

Дорога из Иванова до Тулы заняла около семи ночных часов. В пять утра мы оказались в городе самоваров, пряников и оружейных мастеров. Познакомиться с достопримечательностями в такой ранний час сложно, но подышать атмосферой города, в котором есть свой кремль и до сих пор ходят трамваи мы успели.

От Гагарина до Стинга

Площадку пресс-конференции в Туле организовали в помещении творческого индустриального кластера «Октава». Это креативное пространство по замыслу напоминает ивановский Nimloft — все та же фабричная архитектура, все тот же исторически-промышленный дух со вкусом современного искусства и ароматом кофе. В здании «Октавы» находится мультимедийный Музей станка. Интересно, что именно в микрофон «Октавы» Юрий Гагарин сказал свое знаменитое «Поехали!», а музыканты Radiohead, Стинг и U2 использовали продукцию завода для записи своих культовых альбомов.

Сейчас «Октава» — это пространство для развития интеллектуально-технологической сферы предпринимательства.  Стать резидентом творческого кластера могут малые производства, культурные пространства, образовательные учреждения. В «Октаве» работает техническая библиотека, профессиональная студия звукозаписи, лаборатория-мастерская и 1000-метровый многофункциональный зал, в котором выступали, например, телеведущая Тина Канделаки и писательница Татьяна Толстая, а также мировые знаменитости в сфере науки.

Библия и отвертка

Несмотря на то, что пресс-конференция проходила по видеосвязи, меры безопасности были приняты самые строгие — как будто президент действительно здесь.

— Какие документы у вас есть? — строго спрашивает девушка на входе.

— Паспорт, — прохожу через рамку, показываю содержимое сумки.

— Что еще?

Приходится достать служебное удостоверение. После этого меня пропускают, а вот моих коллег — останавливают. У одной из них в сумке — Библия, и ее, как говорят на посту досмотра, «нет в списке разрешенных книг». У другой девушки охрана интересуется содержимым файла для документов (а там всего лишь результат обязательного теста на ковид). Обе ситуации разрешаются в пользу журналистов, тем более, что в следующей сумке охрана находит… отвертку. Я в этот момент нахожусь у стойки выдачи бейджей и слышу, как вопрос решают на ходу:

— Разворачивай его. Нет, не изымать… Он просто не проходит и все. У него не будет пресс-конференции.

— Подождите, это журналист, так нельзя…

Те, кто благоразумно не взял с собой ни инструменты, ни колюще-режущие предметы, получает право позавтракать, зарядить в кафе телефон и набраться сил перед пресс-конференцией, потому что она обещает быть долгой. Например, в 2008 году президент отвечал на вопросы журналистов почти 5 часов. В 2019-м — 4 часа и 18 минут. В этом году нам предстояло работать на пресс-конференции 4.30.

В шахматном порядке

Примерно за час до начала мероприятия журналистов начинают потихоньку пускать в зал. Требуется время, чтобы рассадить всех в шахматном порядке, как того требуют антивирусные правила, а также объяснить правила телетрансляции. В частности, на протяжении всей трансляции надо быть в маске, причем каждые полтора-два часа маску меняют на новую. Если удастся получить слово, маску перед диалогом с Путиным нужно снять.

Трансляция стартует, и площадки начинают конкурировать между собой. Чтобы задать свой вопрос, журналисты традиционно действуют двумя способами: либо пытаются привлечь внимание президента нестандартным внешним видом, либо держат в руках таблички. Что касается первого, то в этом году журналистов в национальных костюмах было на площадках пресс-конференции намного меньше, чем прежде: в большинстве своем коллеги предпочли своими образами никого не эпатировать. Что касается второго, то старый добрый способ снова не подвел. Единственным журналистом, которому удалось задать свой вопрос (а точнее, даже два) на площадке ЦФО в Туле, стала женщина с табличкой «Я беременна».

По факту оказалось, что вопрос журналистки никак с ее беременностью не связан: Александра Безукладова попросила присвоить звание Героя России вице-губернатору Рязанской области Игорю Грекову, который, по ее словам, спас семь человек на пожаре (позже в СМИ появилась информация, что это не так). «Вы нас надули, получается? Ну ладно», — сказал Путин по поводу трюка с табличкой.

Больше открытый микрофон на площадку в Туле не вернулся ни разу. Вопросы «Известно.ру» (о мусорной реформе), «Рабочего края» (об экономике моногородов) и «Нашего слова» (о том, что в сельской местности остро стоит вопрос строительства школ, на которое трудно получить деньги по федеральным программам) в этот раз остались незаданными.

Участница пресс-конференции президента России Евгения КОЧЕТКОВА