Домой Литературная страница Смутное время русского языка

Смутное время русского языка

Проезжая по улицам Кохмы, нередко замечаю вывески с иностранными названиями: «Дикси», «Фикс-Прайс», «Бристоль»…Перечислять все не буду, их наберутся по городу десятки. Впрочем, «заморские» вывески заполонили не только Кохму, но и областной центр — он, как и вся Россия, пестрит подобными заимствованиями. Иноземными названиями нарекают магазины, банки, фирмы. За переменами в облике родных мне городов я слежу с растущей тревогой. Не новостройки, не эстетика возводимых зданий беспокоят, а то, что налепляют на них их хозяева.

 В последние годы русская лексика усиленно вытесняется с наших улиц наименованиями, понятными разве только самим сочинителям, — «Tehnopoint», «Меdiamarkt», «Ашан»…перечень можно продолжать и продолжать. Проходишь мимо торговых точек с такими вывесками и сразу охватывает ощущение нереальности бытия. Живешь, вроде бы в России, а названия сплошь иноземные. Возможно, отечественные бизнесмены, позаимствовав слова из-за бугра, заранее рассчитывают, что уже одно прикосновение к заграничному — это 100%-ая гарантия быстрого обогащения? Возможно, для кого-то из них даже ничем не приглядное слово «бутик» красивее, чем «магазин», придает ему налет таинственности? Но, вернусь к облику наших городов. На мой взгляд, при засилье иностранщины они просто теряют свой российских колорит.

Иногда применение иностранных слов выглядит очень нелепо. К примеру, крайне удивляет такая вывеска на некоторых торговых точках: «сервисное обслуживание». Ведь, слово «сервис» само по себе уже переводится как обслуживание. В итоге, получается «масло масляное». А название «Sale», заимствованное нашими магазинами у иностранных? В русском языке ему есть полноценная замена — «распродажа», «скидки». Так почему же ими мало, кто пользуется?  Иногда мне кажется, если в некоторых рекламных текстах зачеркнуть английские слова, будет черно перед глазами, а незачеркнутыми останутся, в основном, служебные русские слова. На мой взгляд, такое идолопоклонство перед иностранщиной — одно из свидетельств нашего духовного холуйства перед Западом. Кстати, если зайти в наш российский магазин, на дверях которого красуется «open» и заговорить с продавцом по-английски, разговора с ним скорее всего не получится.

Но бездумное заимствование иностранщины распространено не только в торговой сети, оно проникает и в другие сферы нашей жизни. К примеру, наши ЗАГСы регистрируют таких новорожденных, как Илона, Камилла, Гарри. При этом родители малышам  дают исконно русские фамилии, Блинова, Козлова, Галкин…(Да, не обидится моя однокурсница с университета).

Заимствованная лексика, которая противна уму и сердцу многих россиян, лезет сегодня изо всех щелей: с молодежных тусовок, Интернета, от чиновников, с телеэкрана. Ораторы на конференциях, увешивают свои речи модными английскими словечками, как новогоднюю елку игрушками. Число иностранных слов в нашем языке постоянно увеличивается. То и дело появляются какие-то слова-новинки, которые начинают гулять в выпусках новостей. И все мы вынуждены разгадывать и переводить очередное слово, пришедшее в голову какому-нибудь любителю чужих наречий. А современные дети уже начинают воспринимать импортное слово, словно волшебную музыку.

Для кого это говорят? На каком языке?

Мне не раз сетовали пожилые читатели, что они совершенно не понимают речь чиновников. Им сложно понять язык министров, телеведущих, ученых. Просмотр новостей у пожилой публики  вызывает недоумения: «Для кого все это говорят, на каком языке?». К примеру, «экономику мы диверсифицируем». Неужели экономику (рус. хозяйство) никак нельзя переустроить, разнообразить, ее можно только диверсифицировать? — удивляются пожилые читатели. А слово «праймериз», пришедшее к нам из-за бугра? Оно тоже долгое время оставалось непонятным простому населению. Помню, один пожилой человек позвонил к нам и спросил, что такое «инаугурация». Я объяснила. «Так почему же по-русски не говорят, — удивился он, — ведь половина не понимает о чем речь?». Возможно, в скором будущем и голосование заменят на «вотинг»? Ведь, есть же кастинг, шопинг…

Некоторые читатели, сейчас, возможно, удивятся: а причем тут бабушки? Они отстают от жизни.

Но дело, может быть, и не в бабушках, но они тоже русские люди, и граждане России, и имеют право на доступность в понимании получаемых сведений. И их любопытство вполне справедливо: почему, создавая что-то новое, к примеру, те же чиновники не хотят называть вещи русскими словами? Да, им просто это удобно, считает население. При помощи иноязычных слов им иногда ловко удается напускать туман и скрывать истинное положение вещей. Сказал непонятное слово, и сразу создается видимость, что ты занят решением наиважнейших вопросов.

Один произносит иностранные слова, чтобы выглядеть современным, второй — в подражание первому, третий — чтобы не отстать от первого и второго, а четвертый уже думает, что так и надо. И так начинается вся эта круговерть. А потом смотришь, и мы уже не помним, как по-русски сказать, так как иноязычные словосочетания становятся некими связками и печатями в нашем сознании.

Но неужели это та цель, в направлении к которой должно идти развитие нашего языка?

Огорчительно, но подобные подмены своих русских слов иностранными сегодня считаются признаком хорошего образования. Пользоваться заимствованными словами становится престижно,  своими — унизительно. Свой родной язык уже как будто вызывает брезгливость. Он постепенно начинает терять свое лицо и становится все непонятнее. Бывает, что слышишь целые предложения, в которых нет ни одного русского слова. А бывает, берется какое-нибудь русское слово и выдергивается как кирпичик, а на его место кладется заменитель. В результате из этой смеси Русский + English возникает нечто нелепое по имени Русlish. Но так, ведь, по кирпичику можно и дом разобрать. И в итоге, от русского языка останется лишь одна буковка и будет язык Ранглийский.

Под чью дудку пляшем?

В последнее время русский язык так «наобогащали» иностранными словами, что, похоже, скоро в нем не останется родным словам и места. Но как происходит заимствование в действительности? Сам по себе язык ничего не заимствует, все делают люди. К примеру, как к нам попало слово «администрация» (англ. Administration). Нельзя сказать, что до него у нас не было госучреждений. Да, и маловероятно, что чтобы это слово заимствовал народ в ходе общения с иностранцами. На самом деле все довольно просто. Один из чиновников, побывавший за границей, поклоняющийся Англии или Германии, привез его к нам в отечество и начали называть госучреждения по заграничному образцу — администрациями. Спустя какое-то время мы увидели слово «администрация» в словаре. И теперь у нас занимаются не управлением, а администрированием. Но, ведь, слово «администрация» прекрасно переводится на русский язык как «правительство» или «управление». Тоже самое касается появившихся впоследствии слов: мэр, муниципалитет, департамент. Им тоже есть аналоги в нашем родном языке. Так какая необходимость в заимствованных словах? Да, и почему заниматься «хозяйством» стало не модно, его заменили словом «экономика»?

Я не верю, что в русском языке не найдется аналогов словам «блогер», «баннер», «аутсорсинг», «утилит», «ревалентность» (смысловая нагрузка у них появляется только тогда, когда перевод иностранного слова мы находим в своем уме).

На самом деле все эти иноязычные слова, широко использующиеся сегодня для создания видимости образованности и придания словам важности и оттенка наукообразности, ничего особенного под собой не имеют. А употребление ненужных иностранных слов очень сильно сужает, обедняет словарный запас русских слов. Бывает, что одно иностранное слово вытесняет из языка десяток русских слов. Если к чужим языкам подходить без «священного трепета», то все сразу встает на свои места. Оказывается, что и родной язык не хуже, а в чем-то и получше, и побогаче, и перевести на него иностранное слово вполне возможно, было бы желание. Кстати, отечественные лингвисты отмечают: в 95% случаев заимствованные слова имеют равнозначные по смыслу слова в русском языке.

Возможно, кто-то из читателей, читая мою статью, подумает, что против развития и динамики родного языка. Отвечу: абсолютно нет. Все дело в количестве иноязычного влияния. Обращу внимание, что большинство иностранных слов у нас появилось не из-за какой-то необходимости в этих словах, а из-за повального увлечения европейскими порядками, подобострастия к ним.  Согласна, в Европе, есть чему поучиться, но при этом нам нет никакой необходимости заимствовать те слова, которыми есть аналоги в нашем богатом русском языке. Чем плох родной язык?

 Мы, как обезьяны, нам все хочется, как у них

Печально, но современные поколения скоро, вообще, могут забыть русские слова (ведь, многие из них смотрят в компьютер, а не в книги). И впоследствии в наших словарях некоторые слова со временем можно будет встретить с пометкой «устаревшее», «вышедшее из употребления». Обратимся к следующему примеру. Возьмем слово «реальный (англ. Real), которому в русском есть аналог «настоящий». Но сегодня молодежь все чаще произносит «реальные пацаны», а не настоящие. Политики все чаще говорят — реальные кандидаты. Слово «реальный» настолько прочно вошло в наш язык, что, полагаю, скоро и известную повесть Бориса Полевого надо будет переименовать в «Повесть о реальном человеке» (а не о настоящем).

Тяжело сегодня русскому уху принять и английские междометия, нередко используемые в молодежных кругах: Вместо «ах» — «вау» (Wow!). Вместо «ой» — «упс» (Oops!). Русские слова вытесняются из речи, на замену им приходит какой-то «трэш».

В чем смысл этих замен? Для чего они? Какая в них необходимость? И как же мы раньше обходились без таких слов, как реальность, мониторинг, брокеры, спонсоры? Задумайтесь, почему живя в России, на русской земле, мы должны искать перевод на русский язык, вместо того, чтобы просто говорить по-русски?

Кстати, многие русские писатели тоже знали иностранные языки, однако русский язык они называли великим языком. Да, и Проспер Мериме, давая оценку русскому языку, говорил, что «русский язык — самый богатый из всех языков Европы. Он создан для выражения наитончайших оттенков. Одаренный удивительной силой и сжатостью, которая соединяется с ясностью, он сочетает в одном слове несколько мыслей, которые в другом языке потребовали целой фразы».

На каждую привычку есть отвычка

Огорчительно, что в головах наших людей в последнее время произошел какой-то сдвиг. Русские слова попали в немилость. Их стали усердно выкорчевывать. Равнозначные по смыслу русские слова начали активно заменяться иностранными. Но в любом заимствовании должен соблюдаться разумный подход. Если какое-то иностранное слово несет смысл, для выражения которого русский язык еще не выработал своего слова (как, например, компьютер), то, наверное, действительно, такое заимствование можно рассмотреть и при необходимости принять. То есть одно дело, когда слова заимствуются и когда они восполняют пробелы в том или ином языке, когда придают ему дополнительную выразительность, а другое — когда заменяются родные слова на чужие.

Приведу еще один пример. Будучи за границей, я не раз замечала, что в Европе к своему гражданину относятся как к человеку первого сорта, к иностранцу — второго сорта. У нас же, к французу, немцу относятся с каким-то благоговением, с пиететом. Свой — считается вторым сортом. Таков, к сожалению, наш менталитет. И к иностранным словам нас, я считаю, тоже просто приучили, и они держатся на силе привычки. Но, по словам, В. Даля: «на каждую привычку есть отвычка». А, значит, пора менять наш менталитет. Пора прекратить раболепство перед всем иностранным. Пора начать относиться к своим гражданам с уважением, а свой родной язык беречь, как зеницу ока. Вопрос сохранения нашего языка сегодня особенно важен: в условиях роста политического веса России на мировой арене, роста национальной гордости. Это вопрос самоуважения, вопрос нашего национального достоинства. Помните, что наши предки издревле, веками занимался словотворчеством и выработкой новых понятий и выражений, черпая из родных корней, которые оставили нам наши предки. Мы должны беречь каждое русское слово, потому что это такое же наследие, как старинные храмы, картины, музыка.

Наш язык не должен становится заложником чьей-то прихоти. Мы не должны бояться заниматься словотворчеством и выносить на суд общества новые русские слова. Возможно, поначалу какие-то из них и окажутся не очень удачными, и их придется заменить, переделать. Но новые слова необходимы, они вернут нашим людям четкое и легкое понимание, ясность мышления, стряхнут нависшую на ушах «иноязычную лапшу». Если этого не делать, то уже через несколько лет в нем останутся только родные окончания, местоимения и наречия. И пройдет время, и нам скажут: «Какой это русский язык? Вы посмотрите, что в нем русского?».

Ольга БАЛЯНОВА